Выпускникам детских домов необходимо помогать адаптироваться к реальной жизни. Эту сложную задачу в Мурманской области призваны решать три постинтернатных молодежных центра, открытых в 2004-2007 годах.

Мама-оторва или детдом?

Говорят, даже самая плохая мать лучше, чем самый хороший детский дом. Не согласна. В реальной жизни мать-пьянчуга, бросающая малых ребятишек, обрекая их на голодную смерть, заперев их без еды и воды на неделю-две в пустой квартире или обварившая опять же по пьянке грудного малыша кипятком, гораздо хуже, чем пусть не особенно ласковая, но добросовестная воспитательница в казенном доме. Согласна с другим: детдомовские ребята выходят во взрослую жизнь практически лишенными навыков обычной жизни в обществе.

Они не умеют готовить, убирать, мыть за собой посуду и стирать - не приходилось это делать самим. Не знают, как правильно распределять и тратить деньги так, чтобы месячный запас не улетучился за сутки. Не привыкли беречь одежду, потому что в детдоме взамен порванной футболки или джинсов тут же выдавали новые. И даже просто ориентироваться в социуме не могут: нет навыков платить за квартиру, устраиваться на работу, уживаться в рабочем коллективе и так далее. Да и откуда взяться этим навыкам, если, по исследованиям психологов, обычный воспитанник интернатного учреждения отстает в развитии от выросшего в семье сверстника в среднем на три года. Посчитаем: мало кто из социальных сирот отправляется в 10-11 класс и живет в детдоме до восемнадцати лет, обычно после девятого такие мальчики и девочки идут в профессиональные училища и переходят жить в общежитие. Это в возрасте 15-16 лет. Отнимем три года, останется 12-13. Много ли вы знаете детей, способных в этом возрасте начать самостоятельную жизнь? Но даже если ребенок прожил в интернатном учреждении до 18-ти, значит, по сути, он вышел во взрослую жизнь 15-летним. Ну и какой самостоятельности от него ждать?

Первый молодежный центр был открыт в Мончегорске, он был рассчитан на 15 мест, проживать там могли молодые люди от 18 до 23 лет. Второй появился в поселке Зашеек Полярнозоринского района, а третий - в Ковдоре. Создать все эти центры помогли норвежские соседи из представительства гуманитарной организации «СОС - Детские деревни Норвегии в РФ».

Посетить региональные постинтернатные учреждения нам довелось вместе с координатором проекта «Молодежные центры» НОУ «Центр развития семейных форм устройства детей» Ларисой Бобровой. По дороге в Мончегорск она рассказала мне о том, как все начиналось.

- Еще в 2000 году наши норвежские коллеги прибыли в Мурманск, чтобы помочь в работе с детьми-сиротами. Изучив ситуацию, они тогда начали реализовывать несколько проектов, в том числе, «Приемные семьи» и «Молодежные центры». Впоследствии, в 2006 году, представительство передало проект «Молодежные центры» региональному министерству труда и соцразвития. И вот сейчас три наших центра активно помогают сиротам адаптироваться в реальной жизни.

Первый ребенок - последняя кукла

Девятнадцатилетняя Рита (имя изменено) пришла в Мончегорский молодежный центр, когда ее молодая жизнь зашла в тупик. Выйдя из детдома, квартиру от государства она получила, но уже в течение первого же года накопила такие огромные долги за жилищно-коммунальные услуги, что ей отключили свет.

К тому же наперекосяк пошла личная жизнь. Парень, от которого решила родить ребенка, ушел в армию. И, будучи уже на восьмом месяце беременности, она вдруг почувствовала, что избранник ей резко разонравился. «По молодости все вышло, - простосердечно объяснила психологу центра Ирине Ивановой. - Так что я ждать его не буду, он мне не нужен». УЗИ показало, что родится мальчик, и Рита ждет его с радостью.

- А родители у отца будущего ребенка имеются? - спрашиваю у психолога.

- Да, конечно. Вполне благополучная семья.

- Они знают, что у их сына будет скоро свой сыночек?

- Наверно, знают, город-то небольшой. Но знакомиться с Ритой не торопятся.

А та смотрит на ситуацию оптимистично: «Сама воспитаю!» При этом, получив немаленькое пособие, еще не позаботилась купить коляску, кроватку, памперсы - обо всем этом ей настойчиво напоминают сотрудники центра. Они же предпринимают усилия, чтобы как-то разрулить ситуацию с долгом за коммунальные услуги - взрослые женщины отчетливо представляют, каково будет ей жить без электричества с новорожденным - ни выкупать, ни кашу сварить. Они же проводят с Ритой необходимые занятия - трудотерапию, кинотерапию (есть и такой способ воспитания - с помощью полезных фильмов), оказывают психологическую поддержку.

Но, похоже, будущая мама и так смотрит в будущее без особой тревоги. Судя по всему, еще не родившийся малыш представляется ей некоей куклой, которую главное - одеть понаряднее да на диванчик посадить, она и будет сидеть. О предстоящих бессонных ночах, возможном безденежье, детских болезнях и прочих проблемах она не задумывается. Просто понятия обо всем этом не имеет, поскольку росла в детдоме.

- Проблемы выпускников интернатных учреждений во многом схожи, - констатирует Лариса Боброва. - К сожалению, у многих из них, по наблюдению психологов, завышена самооценка. Выходя из детдома, ребята считают, что им все должны - государство, чиновники... Там их приучили к повседневной заботе, а почему во взрослой жизни должно быть по-другому? Поэтому цели работы сотрудников наших постинтернатных учреждений непросты. Во-первых - воспитать у своих подопечных позитивное отношение к людям. Во-вторых, научить делать выбор, принимать решения и нести за них взрослую ответственность. В-третьих, ребята обязаны приобрести потребность в труде как образе жизни. И наконец, самое главное - должны научиться жить в обществе и осознавать, что у них есть не только права, но и обязанности.

Остров надежды

Будущую маму мы в день посещения Мончегорского молодежного центра не увидели: приехали рано, она еще не встала.

Заведующая отделением адаптации и помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, Лариса Писаревская провела нас по уютным помещениям. Все вокруг проникнуто теплотой и заботой. Много зелени, картины, рисунки. Есть своя библиотека. На стене - дипломы и вымпелы подопечных центра, отличившихся в городских конкурсах и спортивных соревнованиях. В кухне - холодильник, плита, необходимая утварь, средства для ее мытья и напоминание на плакатике: «Не забывайте мыть за собой посуду!» (Дома, что ли, такой же повесить?..) Тут кормят бесплатно только ужином, завтраком и обедом ребята обеспечивают себя сами. У многих есть пособия, стипендии либо заработок. Ну а готовить нехитрые блюда их учит инструктор по труду, это умение очень пригодится в жизни. Есть здесь и стиральная машина, и место, где можно отутюжить свои вещи.

Но главное - это даже не умение себя обиходить, которое у воспитанников интернатных учреждений почти отсутствует. Гораздо важнее для них вписаться в реальную действительность, уверенно идти по жизни. Кому-то надо помочь найти работу, кому-то выправить отсутствующие или утерянные документы, кого-то оградить от доброхотов-мошенников, готовых выманить у сироты квартиру, выделенную государством.

В коридорах центра мы видели ребят, что живут здесь по несколько месяцев. У каждого свои обстоятельства, но потерявших надежду, отчаявшихся мы тут не встретили. Ощущение было - как будто попали на остров помощи и надежды.

Сегодня в постинтернатном центре три отделения. Консультативное, куда можно обратиться с любым вопросом (и не только тем, кто здесь живет). Стационарное - в нем выпускник интерната имеет возможность пожить (но не более года), если нет подходящих условий в своей квартире. А еще отделение социальной и психологической помощи (патронатное), где молодой человек получает поддержку, проживая в собственной квартире или общежитии. В общем, сделано все для того, чтобы парень или девушка, выйдя из теплых детдомовских стен, не оказались один на один с жизненными трудностями, которые порой и более взрослых людей ломают.

Когда материал готовился к печати, я позвонила в Мончегорский молодежный центр.

- А у нас пополнение! - радостно сообщила дежурный психолог. - Рита родила сына, мы все очень рады за нее.

- А как ей живется? - спросила я, внутренне опасаясь услышать, что малыш - кандидат на проживание в Доме ребенка.

- Хорошо. Мы все помогаем. Она поступила в профучилище, будет получать профессию. Стипендии и пособия на жизнь хватает, к тому же как сирота Рита в ПУ - на полном гособеспечении: ее кормят, одевают, снабжают всем необходимым. А памперсы, пеленки и все, что нужно для малыша, мы ей купить помогли.

Все хорошо, что хорошо кончается, Хотя... У молодой мамы и ее ребенка все только начинается. И здорово, что есть кому им помочь, причем на государственном уровне.

Нина АНТОНЯН