Тот, кто сам прошел через серьезные испытания, лучше понимает страдания других, более обостренно чувствует чужую беду - это можно считать аксиомой. 10 октября исполнится 150 лет со дня рождения человека, которого в ХХ веке в очень многих семьях боготворили, как спасителя, давшего вторую жизнь. Он родился и жил в Норвегии, имел датские корни, стал выдающимся путешественником и ученым, но, по сути, может считаться первым, к кому вполне заслуженно можно применить звание «гражданин мира». Его имя - Фритьоф Нансен.

Говорят, талантливый человек талантлив во всем. Мальчик, родившийся 10 октября 1861 года в семье преуспевающего адвоката, владевшего усадьбой неподалеку от Кристиании (так назывался тогда Осло), рано проявил такие черты характера, как целеустремленность и упорство. Как любой норвежец, с детства Фритьоф увлекался лыжами и к юности имел за плечами несколько побед в чемпионатах Норвегии. Молодой человек был одарен и в живописи, достаточно сказать, что написанные впоследствии многочисленные книги он иллюстрировал сам. Но в конце концов победила страсть к науке, и по окончании гимназии Нансен поступил в университет на отделение зоологии.

Первая же биологическая практика привела двадцатилетнего студента в Арктику - край, ставший его судьбой, где вовеки будет сохранено его имя. На судне тюленепромышленной компании «Викинг» Нансен отправился во льды к берегам Гренландии на промысел морского зверя. Далее были пять лет научной работы в музее норвежского Бергена, а затем в Италии - в Пармском университете и первой в Европе биологической научной станции в Неаполе. Все эти годы в душе ученого зрела мечта о полярных путешествиях.

Нансен вынашивал планы лыжной экспедиции через ледниковый панцирь крупнейшего в мире острова Гренландия. Он отправился туда весной 1888 года с шестью товарищами. За четыре дня до отъезда молодой ученый защищал докторскую диссертацию. По легенде, на ученом совете даже не стали ее обсуждать. Дескать, бедняга все равно идет на верную погибель, пусть уж перед смертью утешится докторской степенью, решили профессора.

Около пяти месяцев понадобилось экспедиции Нансена, чтобы пересечь Гренландию с востока на запад. Как пояснял сам руководитель, успех кроется в предусмотрительности и тщательной подготовке, в стремлении предвидеть в пять раз больше опасностей, чем встретится на самом деле. Следующие за этим триумфом пять лет ушли не только на обобщение добытых научных материалов и написание книг об экспедиции. Фритьоф Нансен вынашивал еще более дерзновенный замысел, по тем временам выглядевший чистой фантастикой. Он намеревался построить судно, которое без опаски может быть вморожено в арктические льды, чтобы дрейфовать вместе с ними с востока на запад через Северный полюс. Некоторые данные показывали, что благодаря ветрам и течениям лед проделывает именно такой путь через Арктику.

Нансен сам спроектировал судно с яйцевидным корпусом, чтобы лед при сжатии не раздавил его, а выталкивал наверх. Жена ученого Ева предложила назвать его «Фрам» и стала крестной матерью нового корабля.

«Фрам» по-русски означает «Вперед». Экспедиция длилась в общей сложности более трех лет - с июня 1893-го. В сентябре судно вмерзло в лед, как и было задумано, у Новосибирских островов, и начался дрейф. Однако через полтора года стало ясно, что льды пронесут «Фрам» дальше от полюса, чем рассчитывал Нансен. И тогда он вдвоем с Ялмаром Йохансеном совершил беспримерный лыжный бросок к заветной цели. Достичь ее, правда, так и не удалось... Человек впервые ступил на Северный полюс через полтора десятилетия.

Честно говоря, когда мне довелось шагнуть на палубу легендарного корабля, ставшего музеем, оторопь взяла: как можно было годами жить в этом небольшом пространстве? Ведь размеры «Фрама» - всего 39 метров в длину и 11 в ширину. Людей, сознательно обрекших себя на такое заточение, иначе как героями не назовешь.

Радио родилось тогда, когда судно находилось во льдах, и все три года на Большой земле об экспедиции не было никаких сведений. Многие считали тринадцать отважных моряков погибшими. Тем с большим восторгом встречали героев в Норвегии в августе 96-го. Впрочем, они тут же стали героями всего человечества - примерно как спустя 65 лет Юрий Гагарин. Нансена приглашали в качестве почетного гостя посетить разные страны, академии мира наперебой записывали ученого в свои почетные члены.

Тогда же началась международная общественная деятельность, которую он вел параллельно с научными работами. В 1906-1908 годах Фритьоф Нансен даже был послом Норвегии в Великобритании. Но признание человечества принесла ему деятельность в качестве верховного комиссара по делам репатриации военнопленных из России, а потом по делам беженцев. В 1922 году он учредил бюро, которое выдало тысячи паспортов беженцам из России. Так называемый нансеновский паспорт для многих и многих наших соотечественников, в штормовую пору оказавшихся за бортом собственной Родины, стал спасательным кругом.

Неоценимы усилия Нансена по организации помощи голодающим в Поволжье. В 1922-м он был удостоен Нобелевской премии мира - «За многолетние усилия по оказанию помощи беззащитным». И денежную ее часть истратил на устройство двух сельскохозяйственных станций в СССР и на помощь греческим беженцам. С 1925 года по поручению Лиги наций занимался устройством армянских беженцев, для чего предпринял поездку в советскую Армению.

Это был не первый визит Нансена в нашу страну. Еще в 1913 году он через Карское море добрался до Енисея, переехал из Енисейска в Красноярск, затем поездом во Владивосток. Бывал он и в Санкт-Петербурге. Все это время Нансен не оставлял и научной деятельности, в частности, в 1900 году предпринял экспедицию на Шпицберген.

Земную жизнь великий ученый и гуманист завершил 13 мая 1930 года. Согласно последней воле он был кремирован, а прах развеян над Осло-фьордом.

...Фритьоф Нансен не добрался до Северного полюса. Но оставил глубочайший след на Полюсе человечности.

В Арктике его имя носят два острова - один в Карском море, другой в архипелаге Земля Франца-Иосифа. Легендарный корабль «Фрам» установлен в Осло на вечную стоянку и накрыт зданием-футляром. Памятник Нансену поставили возле форштевня изобретенного и спроектированного им корабля. Второй памятник своему великому сыну норвежцы воздвигли на горе Холменколлен, господствующей над Осло, рядом со знаменитым лыжным трамплином и Музеем лыж. С 2002 года памятник Нансену украшает и Москву.

Его именем названы улицы во многих городах мира, в частности, в Нью-Йорке, Манчестере, Белфасте, конечно же, в Ереване, даже в Софии. Многие российские города тоже гордятся улицами Нансена: Москва, Калининград, Ростов-на-Дону. Остается лишь мечтать, чтобы к этому списку присоединился и Мурманск.

Фото:
Фритьоф Нансен. Фото с сайта korabley.net
Фото: Катериничев Игорь
Нансен возле своего детища.
Игорь КАТЕРИНИЧЕВ