Вот уж вправду неисповедимы пути Господни. Владимир Кузнецов меряет шагами ловозерскую землю уже несколько десятков лет. Почитай, исходил тундру вдоль и поперек. А кабы не случай, быть ему городским жителем. Еще он видит окружающий мир иначе, чем остальные. Взгляд художника тоже проявился по воле обстоятельств. Кузнецов не устает дивиться поворотам своей судьбы.

- Хотя корни у меня поморские - мама из Варзуги, я родился в Мурманске. Где и проживал бы, наверное, занимаясь чем-то другим, - рассказывает Владимир Михайлович. По всему видно, что вспоминать эту историю ему очень нравится. Ведь от нескольких приятных совпадений берут свое начало закономерности всей его жизни.

В далекие семидесятые годы в краснощельском клубе в первый же вечер видный приезжий парень познакомился с девушкой, станцевал пару танцев. Уж больно барышня понравилась молодому Кузнецову. А когда услышал от малознакомого человека странные слова: «Береги ее», был поражен. Эту фразу можно было воспринять как шутку, если бы произнесший ее человек трагически не погиб в ту же ночь.

Время спустя Валя стала женой Владимира. Это по ее настоятельной просьбе выпускник культпросветучилища впервые взял фотоаппарат - очень нужны были снимки для клубного мероприятия. Чтобы их сделать, Кузнецов за ночь, как студент перед сессией, изучил сложную инструкцию, а в дальнейшем освоил проявку пленки и научился печатать фотографии. Техника тогда была сложной в использовании, не то что нынешняя аппаратура для «чайников». В 90-х совершил бартерную сделку - обменял автомобиль на фотокамеру. Денег на покупку не было, а фотографировать очень хотелось.

Браво, Валентина, девушка из сельского клуба! Теперь Владимир Кузнецов член фотоклуба «Мурманск» и Союза фотохудожников России.

Он вездесущ со своим «третьим глазом» - фотоаппаратом или видеокамерой - на всех значимых культурных мероприятиях в ставшем родным Ловозере, в тундре на базе у оленеводов, в Скандинавии, на Соловках... Так, с большим интересом профессионалы-документалисты, а тем более общественность восприняли видеофильм «Ты помнишь, отец?». Публицистическая картина посвящена переплетениям судьбы людей народа коми, переселившихся в XIX веке на Кольский полуостров, испытавших холод и голод, сталинские репрессии.

Во время творческой встречи в Оленегорском городском музее Кузнецов показал две свои работы, рассказал, как они создавались. «Весну в тундре» автор снимал за шестьдесят километров от Ловозера. Дорога на отельный участок, куда пригоняют оленеводы стада, где в конце мая-июне появляется на свет оленье потомство.

- Дед, бабушка, родители - все в тундре работали. Теперь я, - рассказывает один из героев картины Владимир Филиппов. - Раньше все делалось без применения техники, на промежуточных базах пастухи жили в чумах. Нынче же - в домах, с баней.

На экране кораль на реке Ульме, обжитая стоянка оленеводов. И вдруг незапланированный сценарием трюк природы - июньский снегопад. Весенняя тундра стремительно «переодевается» в зимний наряд. Таковы повороты северной кинопублицистики. Труд оленеводов непрерывен: во время отела требуется особое внимание важенкам. Хищники-то тут как тут. А новорожденные оленята совсем беспомощны, да и оленихи не способны противостоять волкам или росомахе.

Неспешный рассказ об оленеводческом труде - с подробностями, размышлениями и надеждами - правдиво отражает самую суть древнейшего для Заполярья саамского промысла.

Неожиданное ответвление от традиционной для северного фотохудожника темы - фильм, как снималась любимая многими россиянами картина «Кукушка». История о том, как судьба свела русского и финского солдат с саамской женщиной, одиноко живущей далеко в тундре, была снята режиссером Александром Рогожкиным десять лет назад. Владимира Кузнецова пригласили тогда в качестве фотографа, оператора, консультанта. Согласился. Вместе с сыном они прошли, кадр за кадром, вслед за героями по путям-дорогам сценария. Из рабочего материала, из моментов, замеченных зорким объективом ловозерца, позже получилось чудное свидетельство того, как рождалась эта лента.

С юмором и интересными подробностями Владимир Михайлович рассказал о съемках, которые проходили под Кандалакшей, по направлению к Умбе. Бюджет картины не позволял разделять обязанности: практически вся съемочная группа была задействована в подготовке той или иной сцены.

- После нищенских 90-х кино переживало не лучшие времена. Сложность заключалась в том, что профессионалы уходили из этой сферы в поисках заработков. Александр Рогожкин понимал: на съемочной площадке (речь не об актерах) далеко не самые квалифицированные специалисты. К тому же многие из них были подвержены широко распространенному российскому пороку, - вспоминает Кузнецов. - А потому был объявлен строжайший сухой закон. Александр Владимирович лично контролировал его соблюдение. Но за все время он не позволил себе грубого слова по отношению к людям.

Съемки тормозились, долго не могли ввезти оружие, ждали также пару самолетов военного времени, заимствованных из частных коллекций. Кстати, они прилетели из Питера. Среди кинокамер, которыми снимали «Кукушку», были и старые советские.

- Съемочная группа насчитывала около пятидесяти человек, в массовке - ребята из местной войсковой части. Ручной работы было очень много. Вот мы готовим камень, к которому будет прикован финский пацифист в исполнении Вилле Хаапасало, - поясняет в ходе просмотра фильма автор. - А вот Анни зарывает водителя - почему-то в каждом дубле она принималась кидать пригоршни сырого песка, начиная с головы страдальца. И так четыре часа. Во время работы нам очень мешали журналисты, которым не составляло большого труда подкрасться совсем близко: щелчок фотоаппарата и из-за вспышки кадр испорчен. Все начиналось сначала. Съемки велись под открытым небом, тут же гримировали актеров. Все, кто не был занят в кадре, вручную и саперными лопатами кидали песок на перевернутый автомобиль, имитируя последствия взрыва. Вставали в три-четыре утра, чтобы «укараулить» свет. Я впервые понял, насколько это тяжкий труд - снимать картину, а актерам - играть роли.

Исполнительницу главной, Анни-Кристину Юусо, саамскую финку и тезку своей героини, нашли на радиостанции в Хельсинки, где она работала диктором. Кстати, как рассказал ловозерец, за время съемки Анни сумела выучить русский язык и с удовольствием болтала в свободные минуты. Очень милая и доброжелательная финка стала всеобщей любимицей. А каково было хрупкой девушке выполнить режиссерскую задумку - волоком тащить «раненого солдата» - весьма упитанного Виктора Бычкова. Как ни бились, не получалось, силенок не хватало. Тогда пошли на хитрость, приспособив под шинель-волокушу тележку на маленьких колесиках.

Фильм Владимира Кузнецова чрезвычайно интересен: он дополняет «Кукушку», где узнаваемые пейзажи тундры и саамский быт. Все это так близко северной душе.

Фото: Кузнецов Владимир
Татьяна ПОПОВИЧ, Оленегорск