В хоре Мурманского подворья Трифонова Печенгского монастыря всего три человека. При этом мурманчане уверяют: поют в подворье лучше, чем в любом другом из городских храмов. По-особому. Прихожане считают, что это заслуга молодого регента Никиты Суханова, недавнего выпускника Гнесинского училища.

Почему, получив столичное престижное образование, молодой человек предпочел руководить крошечным монастырским хором в провинции? Он объясняет просто:

- Есть такая фраза «Где родился, там и пригодился». Гнесинка - это всего лишь место, где я получал светское образование. Там мне и петь в церковном хоре приходилось, и много гастролировать. Когда поступал в училище, признаться, не планировал становиться регентом, но жизнь так сложилась, и я не жалею. Почему именно здесь? Да место особенное: самый северный монастырь в России; но и непростое: службы длинные и спрос с нас большой.

Регентом Никита стал года три назад. До этого в храме пели обычные бабушки.

- Отцу Геронтию было не до этого: сами видите, какое здесь грандиозное строительство происходит, - поясняет Никита. И то правда - за несколько лет на сопочке выстроились три храма, приют временного пребывания, гостиница для паломников... Издали подворье с его деревянными оградами, лесенками и мостками напоминает крошечную крепость, недаром мурманчане иногда называют его «маленький кремль» - сама слышала! А еще любят ходить сюда на богослужения - кто просто помолиться, а кто специально послушать хор.

Чтобы стать певчим, не нужно проходить прослушивание, как в светском музыкальном коллективе. Достаточно просто посещать службы и иметь желание. Впрочем, церковное пение, тем более в обители, труд не самый легкий, не каждый выдержит длинные ежедневные богослужения по монастырскому уставу. Однако, чтобы петь на клиросе, вовсе не обязательно принимать монашество или идти на послушание. Вот Никита - светский человек.

- А как близкие относятся к вашему жизненному выбору?

- Сначала родственники удивлялись, но в целом относятся положительно. Я-то верующий, в церкви я с девяти лет. Это было лично мое желание, родители не давили. Мои родные люди верующие, но в храм привести их пока не удается. Надеюсь, это вопрос времени. Нельзя навязывать такие вещи: каждый должен сам понять, нужно ли ему это, прийти к этому сам - и неважно, в детстве, в тридцать лет или даже на смертном одре. Мои друзья ничего против моего образа жизни не имеют. Бывали, конечно, случаи, когда кто-то неодобрительно высказывался, но я давно вышел из того возраста, когда комплексуешь из-за чьих-то слов. Просто делаю свое дело. А в детстве - да, сверстники «подкалывали». Наверное, не так, как это было бы в советские времена, но все-таки. Но я все равно не перестал заниматься тем, что мне нравится.

Никита рассказал, что в Мурманске достаточно много выпускников духовных семинарий. И почти все, что называется, работают по специальности. В Заполярье нет подобных учебных заведений, так что желающим приходится ехать в другие города, чаще всего в Москву. И кстати, не каждый в провинцию потом возвращается.

- Столица, как известно, затягивает. Многих ребят привлекает другой образ жизни, зарплата повыше. Получается, они забыли, зачем приехали, - констатирует Никита.

Какое пение больше подходит для богослужений: партесное (многоголосное) или в унисон? Никита решает этот вопрос по-своему. Считает, многоголосная, полифоническая музыка самодостаточна, она, можно сказать, самоцель.

А вот древние распевы, в частности, знаменные - средство, смиренный язык молитвы.

- Нужно не просто петь по нотам, а молиться вместе с прихожанами. Молитва должна происходить одновременно с пением. Только тогда есть результат, - уверен он. - Так что пение нельзя ставить выше главного.

Как правило, хор репетирует дважды в неделю, но получается не всегда. Сейчас все подворье готовится к празднику. Пасхальное пение от обычного с мелодической стороны отличается не так сильно, разница скорее смысловая. То есть сами распевы остаются прежними, а вот их содержание раскрывает суть Пасхи. Впрочем, это касается и всех остальных религиозных праздников. В репертуаре хора не только знаменное пение, но и валаамские и греческие распевы.

- Интересно, а возможно такое, чтобы кто-то из певчих предложил собственный, авторский распев?

- Распевы одни и те же уже много лет. Но если человек пишет хорошую музыку, то почему бы ее не послушать? Только за стенами храма, - смеется Никита. - Я на самом деле больше всего люблю классическую и джазовую музыку. Печально, что многие церковные хоры из клироса делают концертную площадку. Я категорически против этого.

- Где хор лучше звучит - в деревянном храме или под каменными сводами?

- А это неважно. Почти неважно. Акустика зависит от архитектуры. Нужен купол как колокол. Нужен объем. Я видел много больших храмов, где есть вроде бы все, но вот акустика - никакая. А вот отец Геронтий отлично постарался: в наших храмах акустика прекрасная. Но главное - не это. Главное - чтобы во время пения рождалась молитва.

Фото: Ещенко С. П.
Фото: Ещенко С. П.
Фото: Ещенко С. П.
Ксения ЗИНОВА