«Завтра над территорией нашей колонии небо ожидается... в клеточку». Возможно, именно в такой незатейливой и шутливой форме мог бы начаться прогноз погоды в местах не столь отдаленных. И действительно, куда уж ближе! Исправительная колония №18 (ИК-18) находится в поселке Мурмаши. От бараков, где живут заключенные, до жилых домов рукой подать. То ли одним - в назидание вид на стены колонии, то ли другим - в кару столь близкое присутствие свободы. Совсем рядом, буквально за колючей проволокой.

Однако и на огороженной заборами и смотровыми вышками территории жизнь кипит. В чем-то похожая на нашу, но другая - со своеобразным колоритом, пусть и весьма однообразным.

Одной из достопримечательностей, если можно так сказать, ИК-18 является телестудия. Направление деятельности - съемка короткометражных фильмов о жизни за решеткой и информирование «местного населения».

Зона-ТВ

- Здесь мы записываем обращения руководства колонии, и я как ведущий рассказываю главные новости, - проводит небольшую экскурсию редактор телеканала, осужденный к 14 годам заключения Денис Федотов. - Очень хочется немного переделать студию, завесить стену зеленым экраном, чтобы потом подкладывать интересный фон, но пока это только в планах.

Небольшая камера, пишущая на DVD-диск, смонтирована прямо напротив стола, за которым, собственно, и сидят ведущий или «гости» студии. Привычных видеосюжетов нет. Конечно, информация сопровождается неким видеорядом, однако он весьма ограничен. И причина вовсе не в том, что за пределы колонии нельзя выйти поснимать. Даже внутри колонии некоторые территории ограничены для доступа. В основном заключенные видят на своих экранах плац и все те же решетки да «колючку».

- Главные новости для всех - это информация о приезде комиссии по условно-досрочному освобождению и о распорядке дня. Иногда ставим фильмы из нашей коллекции, проводим телевикторины.

О развлекательной части зоновского телевидения стоит сказать особо. Так как зрительская аудитория весьма специфичная (в этой колонии действует строгий режим), запрещено показывать фильмы с насилием, организованными бандами, наркотиками. Тематические же телевикторины направлены в основном на знание истории.

Однако блокбастеры все же находят своего зрителя даже в колонии. Местное телевидение круглосуточного вещания не имеет, а только внедряется время от времени в кабельные телеканалы. А потому любой боевичок или криминальный детектив можно спокойно смотреть по федеральным каналам.

Создано профессионалом

Идея создания собственного телевидения на территории мурмашинской колонии не нова, тем более такие студии встречаются по всей России. Считается, что помимо информированности заключенных о важных для них событиях ТВ поможет им подготовиться к возвращению в нормальную, законопослушную жизнь.

ИК-18, можно сказать, повезло. Созданием телевидения здесь занялся один из заключенных, отбывавший наказание с 2008-го по 2011 год. Известный журналист Олег Лурье, автор скандальных материалов и специалист по журналистским расследованиям, в прошлом главный редактор «ВТВ» (Ваше Телевидение). Его обвинили в вымогательстве и мошенничестве. По версии обвинения Лурье предлагал за вознаграждение снять с ряда сайтов компрометирующие материалы. Однако профессии Олег Анатольевич не изменил и продолжил работу даже в колонии. Телестудию (если так можно назвать две комнаты, в одной из которых проходит монтаж) открыли в 2008 году. Подключились к линии кабельного ТВ, что протянута на территории ИК-18, стали потихоньку делать новости.

- До заключения я подрабатывал на североморском телевидении, поэтому сразу заинтересовался проектом Лурье, - рассказывает Денис Федотов. - Начал учиться у него, и в итоге какое-то время мы вместе каналом занимались. Когда Олег освободился, попросил знакомых помочь. Теперь нас здесь трое, это, так сказать, наш костяк.

Идеи нужно воплощать

Среди колоний, обладающих своими каналами вещания, регулярно проводятся конкурсы. Темы в большинстве случаев стандартные: как заключение позволило переосмыслить взгляды на жизнь (только в положительном ключе), социальная адаптация, борьба с курением и алкоголем и так далее.

В одном из таких конкурсов участвовал и Денис Федотов. Номинация - «Быть добру!». По словам собеседника, эту тему раскрывают по-разному. Каждый находящийся за «колючкой» добро трактует по-своему. Что и понятно, все-таки «строгий режим» не за украденную булочку дают. Кто-то обращается к вере и рассказывает, как религия делает его добрее, другие рассуждают, как их изменила зона. У Федотова родилось свое, иное видение добра.

- Для меня было удивительно, что кому-то на самом деле интересны зеки и что есть люди, которые хотят нами заниматься, - рассказывает Денис. - В первую очередь, это даже не общественные организации, а педагоги, которые помогают. Для меня это и есть то самое добро, которое тяжело отыскать на свободе. Учителю неважно, кто перед ним находится - убийца или вор. Учителя ко всем хорошо относятся и работают с самоотдачей.

На кадрах фильма, который снял Денис, виден обычный, на первый взгляд, класс. Взрослые школьники так же сидят за партами, так же дурачатся и так же опускают глаза, когда учитель делает замечание. А совсем недавно один из заключенных получил диплом - дали разрешение съездить в вуз на защиту. Всего в колонии заочно учатся в вузах около 20 человек.

- К сожалению, о такой жизни на зоне мало кто знает, поскольку об этом не говорят, это никому не показывают. Как правило, те, кто сидит, рассказывают зрителю о том, что вокруг «колючки», и только здесь они находят Бога и обретают веру. Кто-то кается за то, что оставил мать, а сам попал за решетку. Другие размышляют о суициде... Все почему-то считают, что если снял фильм про себя, то сделал доброе дело, стал хорошим человеком. Все сюжеты крутятся только вокруг себя, любимого. Когда я готовился к конкурсу, то подумал - что доброго может быть в колонии в принципе? Мне показалось, что это именно образование. Захотелось рассказать об учителях, которые борются за то, чтобы местный контингент хотя бы нормально, по-человечески, разговаривал. Чтобы не называл тарелку «шлемкой» или чашку «зечкой». И ведь они этим занимаются, и делают это не за большие деньги. Для меня понятие добра в колонии заключается именно в этом.

Алексей ОСЕТРОВ