Абсолютная и безусловная - так говорят о любви ребенка к матери. Она именно такая - не имеющая границ и не ставящая ультиматумов. Люблю просто потому, что ты моя мама. Почему же порой жизнь двух, казалось бы, самых близких друг другу людей сначала превращается в холодную войну, а затем - в трагедию? В этой истории точка была по-ставлена 34 ударами ножа.

Людмила Ширшова жила на улице Гвардейской в Мурманске вместе со своим сыном Женей. Так вышло, что без папы. Потом женщина встретила Константина, который вошел в их семью. Он ходил в море, зарабатывал деньги, как мог, воспитывал мальчика со школьных лет. Позже Евгений выучился на повара, но работать не хотел - то и дело увольнялся, искал новое место. Точнее, особо и не искал. Зачем? Ведь можно было жить на деньги отчима, мамы, которая подрабатывала в ларьках, пока Константин был в рейсах, и пенсию тогда еще жившей с ними бабушки.

Из показаний свидетелей: «Рос он избалованный вниманием, опекой мамы. В целом Ширшов всегда был ленивым, не желающим работать, находился на иждивении родителей».

Правда, некоторое время парню все же пришлось потрудиться - в армии. Вот только прослужил он в Москве всего несколько месяцев.

- Его комиссовали. Якобы у него начала развиваться безумная тоска по дому и матери. Посчитали, что Евгений может совершить суицид, - поясняет Анна Надточей, помощник прокурора Октябрьского округа Мурманска. - Дома он играл в компьютерные игры за закрытой дверью, ни с кем не общался.

Из показаний свидетелей: «Как только отчим возвращался из рейса, то он начинал подлизываться к нему. Сам из себя представлял личность не очень приятную - постоянно просил денег, не работал, был нелюдим».

Только вот к маме постоянно придирался: то еда невкусная, то еще что-то. Когда же к Людмиле приходили подруги, 23-летний парень бурчал под нос «Здрасьте» и, попивая пиво, быстренько ретировался в свою комнату. А мама… Мама любила его такого, какой есть. Правда, и ее спокойствие иногда заканчивалось. Тогда женщина начинала обвинять сына, что тот не приносит деньги в дом. Порой доходило до скандалов.

Из материалов дела: «Из индивидуально-психологических особенностей подэкспертного следует отметить… эмоциональную нестабильность, неуравновешенность, вспыльчивость… болезненное реагирование на критику…»

Особенно Евгений начинал злиться, когда мама заводила разговор о размене их «двушки» на две однокомнатные квартиры. Одна - для Людмилы и Константина, другая - для Жени. Парня этот вариант категорически не устраивал. Видимо, боялся самостоятельной жизни. Он даже однажды сказал, что не даст разменять квартиру. Хотя позже на допросах говорил, что просто не хотел оставаться один, без мамы. В этот новый, 2012 год он даже не разрешил ей пойти на праздник в гости. Сказал, чтобы она осталась дома с ним. Людмила так и сделала, чтобы не оставлять сына. Единственного.

В ночь с 3 на 4 февраля, когда Константин был в море, в гости к Людмиле Ширшовой зашла подруга. Они посидели, выпили вина. Потом распрощались. Подвыпившая женщина вновь решила поговорить с сыном о работе. Парень ушел на кухню. Но мама не отставала: «Почему ты не работаешь? Почему не приносишь деньги в дом?» Евгений оттолкнул женщину, а та схватила металлический электрочайник и ударила сына по голове.

Из материалов дела: «Хотя удар и не был сильным.., но его раздосадовал и довел до крайней точки возмущения».

В темноте кухни Женя возле раковины нащупал большой кухонный нож и стал бить им мать. Говорил потом, что в тот момент у него «снесло крышу», что толком ничего не помнит. Кроме одного - он очень хотел заставить женщину замолчать, чтобы больше не слышать упреков.

Сначала он несколько раз всадил нож Людмиле в бедро. Она стала кричать, упала на спину. Он стал бить ее в живот, грудь, шею… Потом, когда мать перевернулась, пытаясь защититься, изверг начал резать ей спину. Лишь услышав хрип своей жертвы, парень включил свет и увидел, что изо рта женщины идет кровь. Он остановился. Покурил. Закрыл дверь на кухню. Постирал джинсы, выбросил окровавленные носки в мусоропровод и пошел спать.

Отдохнув, Женя отправился на прогулку. Денег не было. Стал ходить по соседям, занимать. Вновь возвращался домой, спал, ел, пил и опять уходил гулять. Знакомым врал, что мама ушла к подруге. Кому-то говорил, что переехала к мужику в другую квартиру или просто не знает, где она. Так продолжалось восемь дней. Потом на допросах парень будет говорить, что его совершенно не напрягало есть и спать рядом с трупом. Он просто не заходил на кухню и старался вообще не думать о произошедшем. Как ни странно, этот человек, который так спокойно расправился с матерью, судим не был и на учете у психиатра не состоял.

Неизвестно, сколько бы труп убитой пролежал на кухне, если бы 11 февраля домой из рейса не вернулся Константин. Он еще раньше пытался дозвониться до Людмилы, но не получалось. Мужчина открыл дверь в квартиру своими ключами, вошел в кухню. И… впал в шок от увиденного.

Из материалов дела: «Он очень растерялся, дотронулся до ее спины, до лица, до ног, но те были холодные и твердые».

Потом позвонил в полицию. В это время домой вернулся Женя, он как ни в чем ни бывало ходил в ларек за сигаретами. Первое, что парень сказал: «Ну что, будем звонить в полицию?» Но сотрудники правоохранительных органов уже поднимались по лестнице.

Евгений сразу признался в убийстве, оформили явку с повинной. Экспертиза определила, что в момент преступления в состоянии аффекта он не находился и является вполне нормальным, с точки зрения психиатрии, человеком. По решению суда он на 8 лет отправится в колонию строгого режима. Именно столько просила сторона обвинения.

- У него был ноль эмоций и переживаний, - говорит Анна Надточей, выступавшая гособвинителем по этому делу. - Вел себя абсолютно спокойно. Только однажды у него потекли слезы, когда озвучивали приговор. Надеялся, что дадут меньше. Я после процесса разговаривала с адвокатом. Та очень переживала, потому что у нее приблизительно такого же возраста сын. Невольно проецируешь ситуацию на свою семью. Она просила дать Ширшову наименьший срок, мол, это же такой крест на всю оставшуюся жизнь. А потом после процесса она подошла ко мне и говорит, что у Евгения единственный вопрос был: кому сейчас достанется квартира?

Екатерина БЕЛОВА.