«Чистильщики»

То уголовное дело, рассмотренное в Ленинском суде несколько лет назад, запомнилось надолго. Тогда на скамье подсудимых оказались трое подростков, которые буквально забили в подъезде двоих бездомных - бедолаги жили в подвале их дома. Эти шестнадцатилетние мальчишки из благополучных, кстати, семей вообразили себя какими-то «чистильщиками общества», решили избавить свой дом и улицы от опустившихся, потерявших себя людей. Аргументы у них были детские - «эти бомжи грязные, от них плохо пахнет, они только болезни разносят» и так далее. Одного несчастного они забили насмерть, другой выжил и был свидетелем на суде. Следствие шло достаточно долго, а суд состоялся, когда прошло больше года после преступления.

Все это время подростки были под подпиской о невыезде. Жили дома, хорошо учились в школе, качались в престижных тренажерных залах. И были потрясены, когда после вынесения приговора их прямо в зале суда взяли под стражу. Судя по всему, надеялись подспудно, что все обойдется. Ну подумаешь, убили и покалечили «никому не нужных», на их незамутненный взгляд, людей. И жалели они и их родители, заливаясь слезами, не пострадавших, а себя. Это же надо: окончили школу, а вместо института - зона.

Признаемся честно: что мы сделаем, увидев в лютый мороз в своем подъезде у теплой батареи грязного, опустившегося, дурно пахнущего бродягу? Понятно, что бить не будем, побрезгуем, но милицию вызовем. Что сделает милиция? В лучшем случае - отвезет бедолагу к отцу Геронтию на подворье Трифонова Печенгского монастыря, в худшем - просто отправит на улицу замерзать. А как прикажете стражам порядка поступить? В нашем городе нет ни одной ночлежки, ни одного приюта для бездомных. Некуда их везти - этих обездоленных, опустившихся на самое дно, но все же - людей. А потому не редкость, когда бездомных избивают, убивают, сжигают живьем. И гонят, гонят, гонят - отовсюду.

Протянуть руку тем, кто на дне

Но вот заниматься их проблемами в Мурманске, по счастью, есть кому. Семь лет назад неравнодушный мурманчанин, учитель истории по профессии, Валерий Бабурин организовал региональную благотворительную общественную организацию «Улица» и с тех пор вместе с ее участниками тянет это неподъемное дело - помогает людям, выпавшим из социума, вернуться в нормальную жизнь.

И не просто обеспечивает их питанием, одеждой, лекарствами, но помогает выправить документы, получить регистрацию, найти работу и крышу над головой (правда, последнее осуществить сложнее всего). А сейчас активисты «Улицы» взялись и за то, чтобы наладить взаимоотношения бездомных с законом. Об итогах работы своего проекта «Улучшение правоприменительной практики в Мурманской области в отношении лиц, попавших в трудную жизненную ситуацию» Валерий Бабурин рассказал на недавней пресс-конференции.

- Задач у нашего проекта было несколько. Выявление нарушений прав людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, и помощь им. Также выявление каких-то законодательных, дискриминационных механизмов в отношении бездомных, освободившихся из мест лишения свободы, - подчеркнул Валерий Бабурин. - Эти сведения мы фиксируем, затем сообщаем в контролирующие органы о выявленных нарушениях и разрабатываем рекомендации для представителей органов власти.

За сухими словами отчета - драматичные судьбы людей. Жильцы дома № 27 на улице Лобова обратились в «Улицу» два года назад, когда потеряли надежду найти понимание во властных и соцзащитных структурах. Вот уже несколько последних лет в подвале их дома проживает «ничья» старушка. Жильцы ее подкармливают, помогают чем могут, но, понимая, что ситуация ненормальная, бьют во все колокола. Да и страшно, а вдруг бабуля вздумает погреться у костерка да и разведет его тут, же в подвале? Беда в том, что при виде официальных проверяющих бабушка либо убегает, либо отказывается от любой помощи наотрез. Она не хочет уходить из подвала, где имеет ночлег, помойку по соседству, кусок хлеба или тарелку супа, которую выносят ей сердобольные соседи. Ей 77 лет, и она боится потерять все, что у нее в жизни осталось. Видимо, к этой ситуации должны подключаться врачи, но пока даже вмешательство «Улицы» не помогает выйти из тупика.

Люди, которые приходят за поддержкой к Валерию Бабурину и его сотрудникам, очень сложные. Все проблемы у них труднорешаемые. За минувший год 14 из 22 обращений - это жилищный вопрос. Люди теряют квартиры в связи с недобросовестной сделкой, когда их обманывают родственники или риелторы, что бывает достаточно часто. Либо пытаются восстановить право на утраченное жилье после отбывания наказания в местах лишения свободы - зачастую родственники не горят желанием видеть рядом с собой жильца-уголовника.

- Сегодня в местах лишения свободы, по данным УФСИН, находится 401 человек из числа лиц без определенного места жительства, - напомнил Валерий Бабурин. - Из них в 2012 году освободится 71 человек, а в 2013 - 105 человек. Надо срочно принимать какие-то меры, иначе, выйдя на свободу, они либо пополнят ряды бездомных, либо пойдут на новое преступление и опять окажутся за решеткой.

Для собак приют, для людей - улица

Отдельная тема - получение жилья теми, кто, будучи бездомным, прошел длительное лечение от туберкулеза и, выйдя из диспансера, оказался вновь на улице. Врачи предупреждают: если их недавний пациент не получит нормальное жилье и хорошее питание, то болезнь к нему может вернуться в еще более агрессивной форме. А жизнь в ответ демонстрирует мрачную реальность.

Пришел как-то в «Улицу» бывший моряк. Ходил в море, был прописан по флоту, но уволился, потерял регистрацию, стал бездомным. Заболел туберкулезом, долго лечился. А когда после лечения начал искать пути оформления инвалидности и получения жилья, наткнулся на отказы из всех официальных инстанций. Суть их была в том, что человек, грубо говоря, не настолько заразен, чтобы претендовать на изолированную квартиру. Сотрудники городского комитета по жилищной политике Мурманска, с которыми «Улица» вела по этому поводу активную переписку, ответили, что «...в данном случае «необходимая» форма болезни, которая могла бы дать право заявителю решить свою жилищную проблему, - это активная форма туберкулеза, с выделением микробактерий туберкулеза».

Бывшего моряка сотрудники «Улицы» устроили опять же в подворье Трифонова Печенгского монастыря, чтобы не бродяжничал. Но условия там аскетичные, о хорошем сбалансированном питании говорить не приходится, и не вернется ли тяжелая болезнь с дорогостоящим и длительным лечением - неясно. Не зря врачи противотуберкулезного диспансера признаются, что многие бездомные даже после лечения не желают покидать стены стационара. Порой возвращаются через окна обратно. И это понятно: в больничных стенах им лучше, чем в подвале или на улице возле помойки в промозглый зимний день.

При попытках трудоустройства все проблемы вообще затягиваются в гордиев узел. У бездомного нет жилья, нет регистрации, а значит, и нет работы. И это, несмотря на то, что Трудовой кодекс РФ однозначно запрещает такую дискриминацию положениями 64-й статьи.

- Критикуя органы власти, надо быть честными, - напоминает Валерий Бабурин. - К сожалению, частенько сами бездомные виноваты, обращаются к нам тогда, когда уже ничего сделать невозможно. Например, стандартная для них ситуация - пропуск сроков исковой давности. Наш юрист готов представлять их интересы в суде, но выясняется, что уже просто поздно. Например, в результате риелторских махинаций человек потерял квартиру. Но обращаться в суд не стал, а просто запил, загулял и пропал из виду. И лишь спустя 13 лет он «проснулся» и пришел нас просить помочь. При этом - никаких уважительных причин. Конечно, никакой суд не будет рассматривать такое заявление.

Или еще одна частая проблема. Человек, к примеру, уже обращался в суд, а его попросили исправить что-то либо донести недостающую справку. И есть все шансы для благополучного исхода иска. Но он исчезает. Бродяжничает, «залегает на дно». И опять пропущен срок исковой давности. Инертность людей, потеря воли, лень, безразличие к собственной судьбе, ощущение, что ты «никто и звать никак», - все это свойственно бездомным.

- Для собак в нашем городе есть приют, а для людей - только улица, - с горечью сказал когда-то Валерий Бабурин. И как альтернативу организовал свою «Улицу» - для того чтобы бездомные не погибали, а выживали и жили.

Нужны центры реабилитации, адаптации, приюты, у нас ничего этого в области нет. Раньше в городе существовал приемник-распределитель, сейчас и он не функционирует. Пока выход один - подворье Трифонова Печенгского монастыря, хотя и оно не резиновое.

«А вот в Петербурге, - рассказывает Валерий Бабурин, - в каждом из районов города есть свой Дом ночного пребывания. Там бездомный может встать на учет, получить регистрацию и даже заиметь жилье по договору социального найма. Правда, это только для бывших питерцев. И все эти изменения произошли благодаря региональной общественной организации «Ночлежка». Которая, так же как «Улица», лоббировала, мониторила, стучалась во все двери и добивалась своего. Вот только повезло ей больше, чем «Улице», может, от того, что строят в городе на Неве несоизмеримо больше, чем в Мурманске, где в последние годы строительство жилья почти что на нуле.

Недавно Бабурин побывал в Копенгагене в служебной командировке. Там приезжие из стран Африки, к примеру, имеют возможность вместе со своими традиционно большими семьями обратиться в муниципалитет и получить жилье соцнайма без проволочек. Датчанин-коллега, который рассказывал и показывал Валерию, как живут мигранты, честно сказал: «Нам легче дать людям жилье и пособие, чем расхлебывать потом те проблемы, которые они в случае бездомности и неприкаянности создадут. Преступность, наркотики, маргинализация населения - нам этого не надо».

Так ведь и нам не надо...

Фото: Федосеев Л. Г.
Нина АНТОНЯН