- Высадили нас из поезда: метель такая, что с ног сбивает, сугробы выше меня. И говорят: на оленях повезем вас. Я на картинке-то оленя видела, знаю, что рога у него большие, а подводят овечку какую-то. Я ее толкнула - она и упала. Вот тебе и олень! В общем на тракторах нас с железной дороги до Умбы повезли. В феврале выехали, а приехали только 8 марта, - так Александра Сурикова вспоминает первую встречу с Севером.

Ее, выросшую в вологодской деревеньке, Мурман тогда испугал неласковостью да бескрайностью. Зато теперь, прожив в наших краях ровно шестьдесят лет, Александра Павловна считает Умбу родной. Здесь ее едва ли не каждый знает и уважает - недаром Сурикова стала первым почетным гражданином Терского района. В прошлую пятницу в Умбе чествовали обладательницу этого необычного почетного звания.

Румяная, общительная, - глядя, как Александра Павловна бодро поднимается по лестнице местного дома культуры, и не подумаешь, что ей 86. Семеро детей, девятнадцать внуков, а правнуков...

- Тринадцать. Или четырнадцать? Со счета сбилась, - смеется старушка. - Правнук уже три года как из армии пришел - жду, может, скоро праправнуки появятся.

Приросшая душой к старой Умбе, Сурикова вспоминает, что попала сюда случайно. Под Вологдой они с сестрой работали в леспромхозе, потом завербовались в Череповец на завод, в городе зять встретил армейского друга, выпил с ним хорошенько - и перевербовал все семейство на Север.

- Мы думали, в Мурманск попадем, - смеется моя собеседница. - И тут на тебе, на Питкуле нас высаживают, оказывается, едем в инделевский леспромхоз. Мы с сестрой заупрямились, не поедем, мол. Нам в Мурманск надо - там бани трехэтажные, женщины делают обручи для бочек, а все мужчины на заводах работают, - такие небылицы нам порассказывали.

В общем, вместо города «с трехэтажными банями» попала Александра в село, где не было ни одного кирпичного дома. А затем комсомольцев и вовсе отправили под Кандалакшу, в глухие места, где пришлось валить лес. Работала лесорубом, сплавщиком леса, разгружала пароходы - чего только не делала, откуда только силы и здоровье брались. Из леспромхоза обратно в Умбу переехала ради детей, чтоб не отправлять подросших малышей в интернат - школы-то под боком не было. Сама с двух лет росшая без матери, не хотела им такой судьбы.

Вспоминая военное детство, Александра Павловна, не выдерживает:

- Пережду немного, - и, умолкнув, смущенно вытирает слезы. - Нас в школе готовили на войну как сандружинниц: лыжи, плавание, стрельба, перевязки.

- Стреляете-то хорошо? - спрашиваю.

- Могу немножко! - вновь взбодрившись, лукаво улыбается бабушка. - Если надо, отчего ж нет?

Стрелять Суриковой не пришлось - война кончилась в год окончания школы. Успела только с другими комсомольцами поучаствовать в задержании дезертиров, на которых устраивали целые облавы. Подчас пойманные мужики убегали, сообразив, что сторожат их одни подростки да женщины - вся районная милиция состояла из женского пола - мужчины были на фронте.

Вернулся с войны отец, но прожил недолго. В округе гуляли сыпной тиф да дизентерия. Саша служила вакцинатором, моталась по сельсоветам, вскочив верхом на единственную оставшуюся лошадь - остальных забрали в свое время на нужды фронта. Пахала на бычках, отвозила на тех же бычках на станцию за 8 километров от деревни зерно. В общем после такой закалки и лес валить не страшно было, и со скотиной управляться - эту работу Сурикова получила на умбской ферме.

- Сначала я в подсобном хозяйстве телятницей была, как-то прихожу за молоком для теленка, а меня доить садят. Оказывается, в доярки перевели, - рассказывает она. - Народу не хватало, люди по три месяца без выходных сидели. Прежняя доярка как глянула, что у меня вроде получается, сразу заявила: в ближайшие полгода не вернется, пока все отпуска не отгуляет. Потом на легкий труд перевели из-за беременности. Птичницей. К нам тогда шесть тысяч кур завезли, работать приходилось сутками - такой вот «легкий труд».

Ферма, совхоз, даже в аэропорту Александра Павловна поработать успела. Выйдя на пенсию, не унялась - набрала бригаду, получила кусок земли и стала выращивать картошку, которую раздавали потом инвалидам. А вот медали, которых у нее вдосталь, никогда все не надевает - говорит, «слишком много их».

Татьяна БРИЦКАЯ, Умба - Мурманск