По всем СМИ прокатилась новость, что скоро паспортов у нас не будет. Во всяком случае, минкомсвязь и Федеральная миграционная служба уже разрабатывают проект внедрения в РФ паспортов нового поколения - пластиковой карты с чипом, на котором будет записана вся информация о гражданине. Оно, может, и к лучшему, поскольку сегодня в паспорта все реже заглядывают даже те, кому это положено по долгу службы.

До чего же приятно в субботу выспаться и спуститься к почтовому ящику за свежей газетой. Однако на этот раз вместо газет меня ждал увесистый конверт со штампом одного из районных судов города Мурманска. Адрес точно мой, а фамилия чужая. Что-то перепутали, решила я, вскрывая конверт.

Из солидного пакета документов - аж 13 листов - я узнала, что некая гражданка Крошина*, 21 года от роду, стала виновницей ДТП. 1 июня, управляя своим «Ниссаном», любительница быстрой езды решила подрезать «Ауди» и, говоря протокольным языком, допустила столкновение. Чем нанесла ущерб владельцу, изрядно покорежив его машину. Вот и послали Крошиной исковое заявление о взыскании с нее более 70 тысяч рублей, справку о ДТП и целую кучу различных актов, экспертиз и тому подобное. Но почему на мой адрес? 15 лет назад я купила эту квартиру, живу одна и никогда никого даже временно в ней не регистрировала.

Преодолев жгучее желание тщательнее осмотреть кладовки, антресоли и места общего пользования на предмет обнаружения где-нибудь бедовой водительницы, я принялась изучать бумаги из суда дальше. И обнаружила в справке о ДТП, заполненной рукой сотрудника ДПС ГИБДД, данные на Крошину, где она числилась зарегистрированной и проживающей именно в моей квартире.

Прямо скажу, стало как-то неуютно. А я-то тогда где живу?!

В понедельник с утра я позвонила секретарю судьи, приславшей мне пакет чужих документов. Представилась, объяснила ситуацию, сказала, чтобы больше мне документов не посылали, что не живет тут гражданка Крошина. И очень удивилась, когда услышала в ответ:

- У нас ее адрес в справке о ДТП, и посылать нужные извещения мы будем именно по нему.

- Но такая тут не проживает, - повторила я.

- Таков порядок, - не порадовала меня секретарь судьи. - Пока у нас нет другого адреса, будем посылать на этот.

Как выяснилось, суд у нас слов на ветер не бросает. Уже на следующий день я получила с почты извещение о заказном письме для гражданки Крошиной.

Пришлось провести небольшое собственное расследование. По счастью, ответчиком кроме автомобилистки выступал еще и владелец машины (Крошина ездила по доверенности) - ее отец. Мурманск - город маленький, а в Интернете чего только не найдешь, так что телефон его фирмы я знала уже через несколько минут. Скажу честно, поначалу подумала, что девушка просто испугалась и в шоке от происшествия назвала чужой адрес. Но ее папа меня уверил, что дочурка не соврала, вот только квартиру инспектор ГИБДД в справке о ДТП записал неправильно - 158-я, а у них - 185-я. А живем мы в одном доме.

Я вздохнула с облегчением. И тут же получила очередной привет от суда в виде нового извещения на заказное письмо для Крошиной.

Нет, поработать раз-другой почтальоном и отнести бумагу в соседний подъезд мне не трудно. Так ведь не получит девушка своего письма, даже предъявив на почте паспорт. В извещении моя 158-я квартира, а у нее в паспорте - 185-я.

Через пару дней почтовый ящик очередным извещением на заказное письмо грозно напомнил, что суд по ДТП не за горами. Бедная моя головушка, пригорюнилась я. Ждать мне, значит, сначала повестку, затем исполнительный лист, а потом, возможно, и приставы нагрянут мебель описывать, сумма-то немаленькая.

Эти документы люди собирали, ксерокопии делали, акты составляли, экспертизы оплачивали, доверенность адвокатам выдавали, потом вручали все это почте, и почтальон бодро шагал к моему дому. Это сколько же усилий и денег впустую!

Безрадостными перспективами поделилась с подругой. «Да бросай ты все эти бумажки в мусорное ведро, - посоветовала она, - чего заморачиваться?» Но как-то рука не поднималась: ведь эти документы люди собирали, ксерокопии делали, акты составляли, экспертизы оплачивали, доверенность адвокатам выдавали, потом вручали все это почте, и почтальон бодро шагал к моему дому. Это сколько же усилий и денег впустую! К тому же знаю не один случай, когда в такой же ситуации человека вызывали свидетелем в суд (письма приходили на его адрес с чужой фамилией). Он спокойно бросал их в мусорку, суды всё откладывались из-за неявки важного и нужного свидетеля. А ведь тот, кому доводилось участвовать в судебных заседаниях, прекрасно знает, как трудно в один рабочий день собрать всех участников процесса и как муторно из-за чьих-то неявок судиться годами.

Короче, вынув из ящика очередное послание из суда, я снова позвонила секретарю. «А вы их просто не получайте, - посоветовала она доброжелательно, - они на почте полежат и обратно к нам придут».

Когда через несколько дней отец виновницы ДТП принес в суд правильный адрес ответчицы, я готова была просто расцеловать этого совершенно незнакомого мне человека. Ура, от грядущего визита приставов я, кажется, избавилась. И у меня не заберут не очень новую, но чем-то ужасно дорогую мебель за разбитую кем-то иномарку. Тем более что у меня ни машины, ни прав отродясь не бывало.

Вот только интересно, почему мне пришлось проводить собственное расследование в поисках подлинного адреса настоящей ответчицы? Ведь кто-то должен заниматься этим профессионально? И для начала хотя бы просто заглянуть в паспорт виновницы ДТП.

Это - случай первый. Второй произошел буквально спустя несколько дней. Вместе с моим шестнадцатилетним внуком я отправилась в недавно открытое отделение банка по соседству с домом. Оплатила я в окошечке услуги ЖКХ, а в соседнем мой внук решил снять со своей книжки тысячу рублей на тетрадки и учебники. Смотрю, парень-операционист возвращает ему паспорт и сберкнижку, но без денег. И этот мой второкурсник колледжа, который в банке всего второй раз в жизни, послушно кивая, уходит от окошка без всяких купюр.

- А почему вы ему вклад не выдали? - поинтересовалась я у операциониста, представившись родственницей.

- Потому что ваш мальчик хотел получить тысячу, а на счете у него всего 16 рублей, - любезно улыбаясь, сообщил он.

- Не может быть!

Забрав у внука его документы, показываю цифры в сберкнижке - 2000 рублей. Операционист недоверчиво качает головой и подзывает коллегу из соседнего окошка. Та тоже смотрит на цифры и на монитор компьютера, где значатся злополучные 16 рублей и переводит на меня бдительный взгляд. Чувствую себя так, словно я сама эту сумму в книжке нарисовала, а сейчас меня разоблачат.

- Где эту запись в книжку внесли? - строго спросила девушка.

- В центральном отделении вашего банка.

- Ну не знаю, не знаю. Идите туда и разбирайтесь.

- Но у вас же одна компьютерная сеть. Зачем нам куда-то идти?

Пошли нудные пререкания. На лицах операционистов было написано одно, но очень сильное желание - избавиться от нас любым путем. Наконец девушка распечатала счет.

- А чей это счет? - спросила я, вчитавшись в документ.

- Вашего внука! Чей же еще?!

- Но тут какой-то Максим К. значится. А моего зовут Евгений и адрес у него совсем другой.

Тут у меня буквально выхватили распечатку из рук и наконец-то раскрыли паспорт моего ребенка. Операционисты переглянулись, молниеносно порвали бумагу в мелкие клочки и выбросили. Потом наконец-то набрали правильный номер счета и выдали требуемую сумму. Извиняться, правда, не стали, но сотрудник признался, что нечаянно нажал не ту клавишу и вывел счет мужчины, которого обслуживал перед нами. «Ничего, - по доброму подбодрила его девушка-коллега, - ты ведь пока только стажер. Со временем научишься…»

А я поняла одно - если бы меня не было в банке, пацан мой ушел бы в полной уверенности, что у него на счете 16 рублей. И уж конечно, никуда бы не пошел «качать права» и что-то выяснять. В конце концов он всего лишь клиент, да к тому же еще и начинающий. А перед ним - профессионалы. Раз говорят, денег на счете нет, значит, так оно и есть…

С некоторых пор с нас в банках при операциях с вкладами стали требовать кроме книжки еще и паспорта. А вот зачем, если в них не заглядывают и даже титульную страницу сберкнижки не смотрят, там где фамилия клиента написана, - непонятно. Может, и вправду от паспортов пора отказываться, если бдительно их изучают только вредные кондукторши при предъявлении социального проездного?

*Имя изменено.

Нина АНТОНЯН