Профессор Плейшнер выбросился из окна. Он понял, что это провал. Понял сразу же, как только увидел двух странных типов в штатском, переминающихся у подъезда.

И этот цветок! Цветок на подоконнике...

Берн, Цветочная улица...

А лучший детектив Старого Света мистер Шерлок Холмс нашел и эту улицу, и этот дом. Спросите как? Элементарно, Ватсон. Цветочная - она же берлинская Блюмен-штрассе - находится на лондонской Бейкер-стрит... В центре старой Риги.

Город с откручивающимися головами

Рига - русский Стокгольм. Или Копенгаген, или Осло. В общем - Европа. Каменные мостовые, шпили соборов. Домики разноцветные, словно игрушечные. Европейский уют. Неспешность. Оказываешься тут - и понимаешь, что время бежит не так уж и быстро.

И само собой шаг твой замедляется и ищешь взглядом какую-нибудь скамеечку, куда бы присесть, а присев, посмотреть вокруг. И пусть дождь накрапывает, в рюкзаке русского путешественника всегда найдется пара газет, целлофанка, картон, чтоб положить на скамейку и не промокнуть.

Камень, кирпич, разноцветное стекло. Типичная архитектура земель, располагавшихся на стыке империй. Русь и Неметчина - рядом, словно слились. Древность и современность. Ну и отпечаток СССР само собой на каждом шагу.

Рига - латвийская столица. Я не буду вдаваться в далекую историю. Да, город на перекрестке исторических путей. Шведы, немцы, русские - разве что монголы по этим землям не прошли.

На одной из центральных площадей Риги - собор святого Петра. Посередке - фигура воина из ордена меченосцев. Рядом - жуткое серое здание куб-квадратом типа какого-нибудь нашего советского райисполкома. Местные говорят - музей оккупации Латвии. Вот оно как!

Спросите, на каком языке я в Латвии вопросы задавал? На русском! И отвечают мне на всем том же, «великом и могучем». Моя замечательная случайная собеседница Эвелина, успевшая пожить при, как здесь говорят, «советской оккупации», узнав, что я аж из самого Мурманска приехал в Ригу, принялась рассказывать:

- Этот музей оккупации раньше был музеем красных латышских стрелков. Меня там в конце 70-х в пионеры принимали. А вот на этой площади - в октябрята! Раньше тут парк был, скамеечки, мы тут целовались с мальчишками в студенческие годы. А сейчас видите, как все украсили в духе новой истории - рыцаря поставили. Знаете, кто это?..

Рыцарь суровый. Меченосец, защитник независимой Латвии. Я-то думал, что он тут с незапамятных времен. А это новодел. Как и собор «XIV века» за его спиной.

- Помните, - продолжает Эвелина, - Михаил Задорнов - наш, рижанин, между прочим - говорил, что надо ставить памятники с откручивающимися головами, чтобы можно было головку заменить и все. Так и тут. Стоял Ленин, надоел - голову открутили, прикрутили новую - и получился рыцарь Роланд. Все просто. А храм этот, который вы средневековым назвали (улыбается), я сама строила. В 90-е годы всю Ригу согнали типа на субботник, и каждый по кирпичику принес - и построили собор. Теперь вот - Ратушная площадь, Роланд с мечом, туристов водят, старину показывают.

Советская заграница

Да уж, прибалтийская история - словно флюгер. От малейшего дуновения ветерка поворачивается. Но знаете, когда отправлялся в Ригу, отчего-то думал, что встретят меня недружелюбные латыши, встретят, как злобного русского оккупанта.

А мой дед, Николай Сергеевич Юдков, царствие ему небесное, как раз в этих краях пулю фашистскую получил. Еле выжил и потом всю жизнь от ранения мучился. Тогда освободителем был, с фашистами бился, а нынче, выходит, «оккупант».

Но, приехав в Ригу, я понял, что ошибся. Понял, что все-таки не стоит верить пропаганде из столичных «телевизоров», вещающих о том, как нас, русских, в Прибалтике не любят. Одно дело правители, другое - простые люди.

Вот милая женщина, ткачиха, вязальщица торгует шерстяными шапочками да варежками.

Латышка, но с нами, конечно, по-русски говорит, с местным, особенным, прибалтийским акцентом. Льет дождь в Риге, а она все равно не уходит со своего торгового места: народ в Латвии - что русские, что латыши - живет небогато.

Мимо проходят гости из соседней Эстонии. Приехали из Таллина посмотреть Ригу:

- Почему в Ригу из Таллина? - отвечают на мой вопрос. - Ну-у… Ведь Рига - это довольно интеллигентный город, а Таллин - это все-таки немного ...эээ деревня.

И маленькая девочка, державшая за руку маму, говорящую «ээээ, деревня…», добавляет:

- И еще Рига пахнет… сладкими булочками…

А над городом меж тем нависли тучи, льет холодный дождь. Хотелось бы, конечно, чтобы светило солнце, но кто знает, может быть, в этой мороси и есть вся прелесть латышской столицы.

И чем дальше в глубь старого города - тем больше ощущается аромат этого города. Русская Европа.

«Вот, уважаемые гости… - это мимо пробегает парнишка-гид, а за ним стайка туристов. Наши, русские. И он им, опять-таки чисто, но с акцентом, рассказывает, словно песню поет. - Вот на башнях петушки сидят, потому что это флюгер. Если ветер дует с моря - соль, селедка. Если дует из России - значит, нефть, газ, древесина, пушнина, деревянный рубль и олимпийские золотые медали к нам из Сочи придут. Да! Потому что мы уже победили в этих зимних Олимпийских играх. У нас маленькая страна, но имперские амбиции!

Ух! Надо же, какой уверенный и дерзкий. Что ж, будем завидовать имперским амбициям маленькой, но гордой страны.

Но вернемся в наше общее советское прошлое.

Латвия за то время, что была в составе СССР, стала этакой советской заграницей. Куда можно без визы, коль деньги есть, со своим серпасто-молоткастым приехать. Но там все: и архитектура, и товары в магазинах, и настроения людей - все отличалось. А старый город в Риге вообще был просто-таки идеальной площадкой для съемок заграничных и исторических фильмов.

Ну и, конечно же, оказавшись здесь, я поставил себе задачу отыскать, во-первых, дом, из окна которого выбросился знаменитый профессор Плейшнер из «Семнадцати мгновений весны». И улицу, где жил Шерлок Холмс. Эти два великолепных фильма, ставшие классикой советского кино, снимались в Риге, на этих узких улочках.

Ну, на первый взгляд - все просто. Где снималось старое кино? В старой Риге! Туда и пойду. Спрашиваю у прохожих. «Штирлиц? Нет, не знаем. Шерлок Холмс - а кто это?»

Один флегматичный латыш завел разговор:

- У нас в Риге есть много более интересных мест. Там вот можно встать на латунный квадратик - и вы попадаете в энергетический столб, заряжаетесь энергией, у нас много таких мест, у нас есть фонарь счастья, есть брусчаточка, где есть циферка 2. Если встанете со своим женихом или возлюбленной, то никогда не расстанетесь - лимит счастья вам обеспечен!

Нет, ну они просто издеваются! Какой столб, какой квадратик, какой лимит счастья - и какая возлюбленная - я ведь ищу дом самого Шерлока Холмса! Бейкер-стрит.

Сохраним все - до миллиметра!

По дороге наткнулся на одну из самых знаменитых рижских достопримечательностей.

Дом с котами! С ним связана довольно-таки забавная история. Владел домом известный латвийский купец, которого никак не принимали в местную купеческую гильдию. А управление гильдией как раз располагалось напротив его многоэтажных хором.

В знак протеста купец установил у себя на крыше фигуры котов - с поднятыми хвостами. И повернул их неприличным местом прямо-таки в сторону кабинетов, где заседали его недруги…

Уж давно нет этих спорящих купцов, а коты стоят, хвосты подняв.

Пусть стоят на радость туристам. А я пойду дальше. Адрес знаю: Бейкер-стрит в «Шерлоке», она же Цветочная в «Семнадцати мгновениях». В голове всплывают фразы, которые помню с детских лет: «Цветочная улица... он остановился... в этот раз он сразу нашел… теперь дальше... вон к тому дому номер 9...»

Моя новая знакомая сказала, что зовут ее Мария и еще что она любит Ригу и английский язык. И больше ни слова о себе:

- Я прекрасно помню, как снимался Шерлок Холмс, - сказала она. - И, конечно, историю о том, как профессор Плейшнер выбросился из окна.

Я верю в своего журналистского бога, который помогает тем, кто не ленится и ищет. Но для этого нужно самому что-то сделать, а не тупо ходить по улицам. Надо спрашивать местных жителей, интересоваться. И вот уже случайная прохожая, услышав, что какой-то русский интересуется в Риге Холмсом и Штирлицем, сворачивает свой зонтик и говорит:

- Идите за мной, осторожно, каменная мостовая…

И минуту спустя:

- Вот, видите, тут Штирлиц входит вот в этот магазин, он вспоминает… А профессор … до этого... вот, смотрите, видите? Видите эту каменную югенстилевскую девушку? Правое окно? И цветок там был на подоконнике. Из него Плейшнер и выбросился на эту каменную улицу. С третьего этажа...

Да, я все вижу. И мостовую каменную. И каменную девушку на фасаде дома, и окошко. И потом, вернувшись домой, обязательно еще раз посмотрю кино и про Холмса, и про Штирлица.

Но сейчас понимаю: да, это было давно и неправда. Потому что это не Германия и не Блюмен-штрассе. И не Англия, не Лондон с его Бейкер-стрит. Это - Латвия. Рига - город, который не всегда, но все же помнит историю.

- О, Сергей, мы это все сохраним! - на прощанье говорит мне Мария. - Это же классическая архитектура, югенстиль, он охраняется законом. Каждый миллиметр! Это достояние Латвии.

...Говорят, что Рига пахнет сладкими сдобными булочками. Ох, как-то не уловил я этого запаха. Правда, был в Риге всего-то шесть часов, видно, не успел почувствовать. Но понял главное. Политика - чушь. Главное - люди. Я встречал много людей - и ни один не проявил ко мне неучтивости.

Рига - русская Европа. Город с вековыми традициями как раньше, так и сейчас стоит на границе Запада и Востока. Цокают копыта по местной Бейкер-стрит, падают горшки на Цветочной улице, коты стоят нерушимо, подняв хвосты в нужную сторону.

И люди в этой «курице-не-птице», нынешней загранице, говорят по-русски. По-нашему.

Фото:
Фото Сергея Юдкова.
Фото:
Фото Сергея Юдкова.
Фото:
Сергей ЮДКОВ