Одна из самых красивых киноактрис Ольга Остроумова родилась и выросла в городе Бугуруслане Оренбургской области, в простой семье, где было четверо детей. Родители воспитали ее так, что не нужно никому жаловаться на судьбу, не нужно никому показывать, что у тебя есть трудности и проблемы. И тогда ты будешь счастлива!

- Многие считают, что у Остроумовой очень гладкая и красивая карьера, актерская судьба. Так и есть на самом деле?

- Вроде грех жаловаться. Но ловлю себя на мысли, что редко доводилось сниматься у тех режиссеров, с кем бы я мечтала поработать. Вероятно, меня считали такой «очень советской актрисой». Снялась в фильмах у Евгения Матвеева, и все решили: «Она такая счастливая советская женщина!»

Много лет спустя, когда режиссер Генриетта Яновская выбирала актрису на роль Анфисы в спектакле «Вдовий пароход», то ей говорили: «Зачем вам Остроумова? Она же такая благополучная, у нее двое детей, она лауреат Государственной премии, всегда улыбается, у нее все хорошо!» А надо вам сказать, что я действительно всегда улыбаюсь. В меня это внедрили родители: ты ни в коем случае не должна показывать, что у тебя неприятности - это никому неинтересно. В общем, не хотели брать Остроумову на трагическую роль Анфисы. И тогда Яновская сразила всех таким аргументом: «Да, но у нее муж еврей!» (смеется). Представляете, и это помогло - меня утвердили! И я сыграла одну из своих лучших ролей в театре.

- Что ж, тогда поговорим о муже. Вместе с Валентином Гафтом вы составляете одну из самых красивых актерских супружеских пар. Но счастье ваше было непростым, вы ведь решили связать свою судьбу в достаточно солидном возрасте...

- Мы уже долго вместе - 18 лет, что невероятно. Лев Дуров, поздравляя меня с юбилеем, пошутил: «Это подвиг - жить с Гафтом!» Но вы знаете, я ведь не разрушила свою прежнюю семью, чтобы соединиться с Гафтом. Семья уже разрушилась, я уходила в никуда, отдавая себе отчет, что могу остаться одна, с двумя детьми. При этом у меня и мысли не было, на кого бы обратить внимание...

- А как вы встретились, познакомились с Валентином Иосифовичем?

- После развода я года два прожила одна и внутренне была готова к тому, что так будет и дальше, никого не искала. Когда мы встретились с Валей, толком даже не были знакомы, хотя когда-то вместе сыграли в фильме «Гараж». Но на съемках я лишний раз обратиться к нему не решалась, там вообще собрался звездный состав: Саввина, Гафт, Невинный, Мягков… Много лет спустя меня пригласили выступить, как бы сейчас сказали, на корпоративном празднике, в кафе по случаю 8 Марта. Я не большая любительница подобных экспериментов, поэтому спросила: «А кто еще из актеров там будет?» - «Гафт». Я подумала: раз Гафт согласился, значит, все нормально. А Гафту позвонили и сказали, что будет Остроумова... И он почему-то согласился. Оказалось, что нас позвали в кафе «Фиалка» в Сокольниках, где прошли детство и юность Гафта. Была весна, и Валентин Иосифович предложил: «А может, мы с вами как-нибудь погуляем? Тут так хорошо. Я вам все покажу». Начались встречи, все так хорошо, даже романтично, но вдруг он пропал на четыре месяца. Я тоже не звонила из гордости. Но подсознательно у меня было такое чувство, что это не конец. Сыгран первый акт, и наступил антракт. И вот раздался звонок: «В общем, я не могу без вас». Мне как-то сразу легко стало: «Давайте, - говорю, - начнем второй акт. Интересно, сколько он продлится и каким будет третий?»

- У вас двое взрослых детей от первого брака. Чем они сейчас занимаются?

- Дочка моя, тоже Ольга Михайловна - актриса. Окончила курс у Петра Фоменко, он ее взял к себе в театр, одну из немногих учениц. Проработала два года и ушла к отцу, Михаилу Левитину, в его театр «Эрмитаж». Сын окончил историко-филологический факультет Российского гуманитарного университета, поработал немножко на «Эхо Москвы», а потом поступил на высшие режиссерские курсы к Владимиру Хотиненко. Сын у меня очень талантливый, но режиссер должен быть еще и очень пробивным, а мой сын от природы другой... Я часто твержу, что все кругом эгоисты, что надо избавляться от этого, а сыну сказала: «Миша, надо быть немножко эгоистом в своей профессии. Надо уметь отказывать, а ты, как Красный Крест, всем помогаешь».

- Правда, что ваша дочь как-то по-особенному участвовала в воспитании младшего брата?

- Чтобы дочка старшая не ревновала (она старше на семь лет), я обошла этот момент, объяснив ей: «Ты же будешь ухаживать за братиком, купать его, кормить, заботиться!» И действительно, я приходила после спектакля, а сын был накормлен, ухожен. Сейчас Ольга считает, что это она его воспитала, и самое главное, что и он так считает. Они просто не разлей вода!

- Ольга Михайловна, вы относитесь к числу тех женщин, кому не стоит скрывать свой возраст уже хотя бы потому, что выглядите наполовину моложе! Глядя на вас, и другие женщины вашего возраста подтягиваются, понимая, что им тоже можно и выглядеть прекрасно, и любить, и продолжать жить интересно, содержательно… Как вам удается сохранить красоту и здоровье?

- Очень с большим трудом! Сижу на жесткой диете (смеется). Нет, никаких особых секретов, главное - стараюсь не есть после шести вечера. Только так, и никак больше. Я одно время располнела и очень страдала, мне даже неловко было играть 23-летнюю Елену Тальберг в спектакле по Булгакову. Но потом взяла себя в руки.

- Писали, что вы увлеклись йогой?

- Нет-нет. Вот невестка моя действительно увлечена йогой. Она еще и вегетарианка. Меня зовет в свои ряды, но я пока никак не соберусь. Я живу на Арбате, а там по воскресеньям ходят кришнаиты, да так громко, шумно распевают свои песни. Пугают они меня! Но я от многих хороших людей слышу, что йога - это замечательно.

- А муж ваш такой накачанный... Правда, что Гафт до сих пор фитнесом занимается?

- Я ему купила «Кетлер», у нас на балконе стоит. Но сейчас он не столь регулярно занимается. А когда у него спектакль, то выйдет на балкон и качается усиленно. Ну, я и смеюсь: «Неужели ты за один раз накачаешься?!» Я главный его оппонент в жизни (улыбается). Слава богу, Валентин Иосифович не только сам любит шутить, но и юмор других хорошо воспринимает.

- В одном из интервью вы признались, что по утрам к вам лучше не подходить. Даже юмор не поможет?

- Точно так и есть. К сожалению, Валентин Иосифович это совершенно игнорирует. Я действительно утром люблю побыть одна, мне нужно время, чтобы толком проснуться. Хотя я вроде проснулась, умылась… А нетерпеливый Гафт открывает дверь и говорит: «Я тут кое-что сочинил, хочешь - прочитаю!» Я с ужасом сдерживаю себя: «Ну, давай, читай!» А у самой внутри все кипит… У каждого человека есть свои слабости. Мы все разные, слава богу.

- Как вы успокаиваетесь?

- Иногда мне нужно побыть одной, в «берлогу залезть». Даже могу уехать на дачу одна, что-то там сажаю, выращиваю. Побуду там день-другой, когда на меня совсем все навалилось. Если я физически устаю, то считаю, что это нормально.

- Гафт разделяет ваше желание «залезть в берлогу»?

- Ему приходится разделять. Я ведь никого не спрашиваю, все, говорю, меня нет! Я же русская баба, я терпеливая. Но терплю, терплю, потом р-раз! - и как вулкан.

- С Валентином Иосифовичем вы играете вместе на сцене, в кино?

- Совместной работы у нас мало, хотя часто предлагают подобные проекты. Я, честно говоря, не очень хочу. У нас есть совместная концертная программа. В одном отделении я читаю Цветаеву, очерк «Мой Пушкин», какие-то стихи… Но я не читаю как актриса, как чтец. У меня со стихами Цветаевой, Ахматовой много личного связано. А потом Валя выходит со своими эпиграммами, и все смеются. Сначала все плачут, потом смеются. Получается такой объемный концерт.

- Многие серьезные актеры отказываются сниматься в сериалах, а вы вот соглашаетесь?

- Недавно опять снималась. Устроители проекта хотели повторить успех сериала «Бедная Настя», но не получилось. И прикрыли проект. И слава богу, зачем мучиться, если не получается… А «Бедная Настя» хоть и была сериалом, но первым, костюмным, искренним. Кроме того, я там получила удовольствие от совместной работы с Сашей Филиппенко. Это, конечно, артист очень большой. Я боюсь слов «великий», «гениальный», но Саша точно артист очень большой, мирового уровня. И мы с ним такой контакт замечательный наладили, отталкиваясь от написанных текстов и диалогов, импровизировали, куражились. И этот кураж выплеснулся! А здесь не получилось… Хотя денег я заработала. Но не для себя - детям, а теперь уже внукам.

- Правда, что три поколения в вашем роду были священниками?

- Дедушка был святой человек, справедливый, честный, истинно верующий. Старался всем сделать добро, утешить. Представляете, когда дедушку репрессировали, в лагере на лесоповале заключенные выполняли за него норму, так как у него было слабое здоровье, ему это было не по силам. Папа такой же был. Тихим голосом всегда говорил. На свою скромную зарплату (преподавал физику в вечерней школе) собрал уникальную по тем временам библиотеку. Мама его ругала: «Денег нет, а ты все книжки покупаешь». В юности мама пела в церковном хоре, где папа был регентом, там они и познакомились. Папа играл на скрипке. Ради того, чтобы купить мне пианино, мама продала свою единственную драгоценность - котиковую шубу. Такие были люди. Жили в далекой провинции, а какие высокие духовные ориентиры имели в жизни…

Михаил АНТОНОВ