Вечером - не уложить, скачет до полуночи: «Мама, дай попить! Мама, дай горшок! Мама, почитай! Мама, не уходи завтра на работу!» Хорошо, хоть памперсы в прошлом - ползарплаты как с куста за них вынь да положь. Теперь, правда, новые запросы: «Купи машину, чтоб сама ездила, и еще мальчика маленького, чтоб хорошенький был такой!» Во как, мальчика нам уже подавай. А если ударится, простудится, заболеет... Хлопоты, переживания, детские болезни, прививки, головная боль...

И все-таки мамой быть весело!

Перво-наперво это маленькое, капризное, непутевое - мое. И такого второго ни у кого нет. Вдобавок никогда не угадаешь, что произойдет в следующую секунду, какой снаряд мимо пролетит. Драйва хоть отбавляй. Ну а в-третьих, когда это писклявое существо утихомирится и заснет на полуслове, сидишь и думаешь - и отчего, за что меня любит? Просто так, даром, видя от силы три часа в день после работы да еще на выходных, и то если не уеду никуда... Замотанную, ворчливую, неразбирающуюся в мультиках и напрочь отказывающуюся скупать весь магазин игрушек оптом - а все-таки любит. Безоглядно.

На последних месяцах беременности, когда ребенок уже изо всех сил толкается в тяжелом животе, что-то меняется в душе. Делается тревожно, спокойно и весело одновременно. Словно заглянула за завесу, которую приоткрывают не всем, а только нам, мамам. И после этого все проще и понятней, и терпения хватает на всех, даже на пап, которые тоже всего лишь мальчики, со своими дорогими конструкторами и детскими обидами. А что делать? Они же без нас пропадут. Если уж взялась, согревай крылом их всех, ни о чем не спрашивая. А они, большие и маленькие дети, взамен смогут дать тебе только слова. Но зато самые лучшие: «Люблю». И еще: «Мама».

Татьяна БРИЦКАЯ