На этой неделе в прокат вышел фильм «Соловей-разбойник», жанр которого кинопрокатчики определили как микс боевика, приключений, комедии, а сами создатели картины назвали «беспощадной комедией» и «безбашенным экшеном». Сценарий написал Иван Охлобыстин из расчета на себя любимого в главной роли еще семь лет назад. Об этом проекте, и не только, нашему петербургскому корреспонденту рассказал сам автор.

- Кто натолкнул вас на мысль о таком сценарии и фильме?

- Сама жизнь подтолкнула. Давно хотелось написать что-то залихватское, эпическое, народное, безбашенное - на тему русского бунта, жестокого и беспощадного. Так появился образ Севастьяна Григорьевича Соловьева, потомственного разбойника. Не участника бандитской группировки, не криминального авторитета, а потомственного. Но, чтобы не сгущать краски, не утяжелять зрелище, я обратился к жанру комедии. Получилась весьма колоритная история, но рисковая. Поэтому за нее так долго не решались взяться продюсеры-мужчины. А русской женщине, той самой, что коня на скаку остановит, в горящую избу войдет, все нипочем. Появилась Люба Калинская и сказала: «Снимаем!», решила все финансовые проблемы, нашла молодого, дерзкого и в то же время профессионально подкованного режиссера Егора Баранова, лучшего ученика Сергея Соловьева. Он предложил снять картину в жесткой и плотной стилистике комиксов, что всем нам понравилось. И когда потом мы, актеры, пытались как-то выйти за рамки жанра, включить фантазию, то Егор внимательно слушал нас, не перебивал, а потом произносил одно только слово: «Нет!» Но говорил так, что с ним уже никто не решался спорить.

Я видел фильм до премьеры, наверное, раз двадцать - на предпоказах, просто друзьям показывал, жене, детям. До сих пор никаких отрицательных эмоций он у меня не вызвал. Меня спросили, какую бы оценку я поставил режиссеру и продюсеру по десятибалльной системе, я подумал и сказал: 9,5. Чего не сказал бы о своей игре…

- Иван Иванович, тем не менее для большинства ваших поклонников сегодня вы ассоциируетесь с доктором Быковым из «Интернов»… Правда, что вы из семьи медиков?

- Я родился 22 июля 1966 года в доме отдыха «Поленово» Тульской области, где мой отец служил главврачом. Кое-чему папа меня научил: могу рваные раны зашить, плечо вправить… Я, кстати, медбрат, у меня справка имеется. Но выбрал профессию режиссера еще в школе, до того как папа мне посоветовал стать хирургом. Если бы это произошло чуть раньше, то, конечно же, послушался бы папу, но в тот момент он жил уже не с нами, и мне вовремя не дали директиву. Папа был своеобразный человек, прошел несколько войн, воевал под командованием Тухачевского, Блюхера, сражался на испанской войне, он 1905 года рождения, и в свои шестьдесят с лишним сумел увлечь совсем юную, восемнадцатилетнюю девушку, мою маму…

- А действительно ли у вашего доктора Быкова из «Интернов» существовал реальный прототип?

- Прототипа не было, доктор Быков - комбинированный образ, созданный сценаристами с моим посильным участием. Если бы я имел такое право, то посвятил бы эту роль Юрию Михайловичу. Гениальный хирург, но, к сожалению, спился. В деревне, где я жил, он меня однажды спас от смерти: я задыхался, а он сделал паровую баню, мама была в тот момент одна, в панике не знала, что предпринять, а он меня выходил. Мне было года два-три. Его обожали все, хотя коллеги считали человеком конфликтным… Многие настоящие профессионалы конфликтны, потому что они четко знают, что им надо, не любят небрежности, халатности, когда все тяп-ляп. Хотя любой врач - это подвиг на самом деле, если врач по-настоящему, а не просто должность занимает.

- Вы сами относитесь к доктору Быкову с симпатией? Не «выдохся» ли его образ за 180 серий, что уже сняты?

- Как человек он мне нравится. Конечно, образ доктора Быкова строится не по моему хотению, но по ходу съемок я, например, посоветовал создателям сериала сделать его более сентиментальным. И это хорошо, что характер моего героя развивается, что, несмотря на фантастические объемы (180 серий!), авторы сценария продолжают фонтанировать, у них всегда впереди еще много событий. Мне кажется, это самый добрый сериал на нашем телевидении. Хотя зритель к нам привыкает, и в какой-то момент мы неизбежно станем ему неинтересны. Думаю, «Интернов» можно будет заканчивать, когда у всех героев сериала наладится жизнь.

Что касается сравнений с доктором Хаусом, то, думаю, нам не нужно соревноваться, ведь Хаус - диагност, а мой Быков - педагог. Я бы сделал с Хью Лори серию про всемирную медицинскую мафию. Это было бы супер! Уверен, что все поклонники «Интернов» хохотали бы!

- Что подвигло вас, православного священника, сыграть в комедийном сериале развлекательного телеканала?

- Я отец шестерых детей - это хозяйство, тут уж ничего не поделаешь... По деньгам предложение ТНТ меня устроило, сценарий первых четырех серий «Интернов» мне понравился. Я ведь сам сценарист, и сразу понял: это грамотно сделанный телевизионный продукт. Да и сама индустрия меня заинтриговала. Было забавно, когда на улицах и в метро вывесили мое лицо на билбордах огромных размеров и меня стали узнавать бабушки и торговцы в ларьках. Но не так давно о встрече со мной попросила тяжело больная девочка, которая готовилась к сложнейшей операции, и на вопрос докторов, какое желание она бы захотела исполнить, ответила, что хотела бы сходить в дельфинарий и встретиться с доктором Быковым. После этого я понял, что любая критика нашего сериала мне уже не страшна…

- Съемки идут в плотном графике?

- Не то слово! В 7 утра я поднимаюсь, а возвращаюсь домой из пробок в 11 вечера. Как в такой ситуации нормально высыпаться? Может, поэтому голова постоянно болит.

- Значит, не лукавят звезды сериалов, рассказывая, что у них обмороки случаются на съемочной площадке - от напряжения, переутомления?

- Это не редкость. Вот в «Универе» снимался питерский актер Алексей Климушкин - хороший дядька, мы с ним часто пересекались, так ему скорую вызывали прямо на съемочную площадку. Он играл, рискуя жизнью, а у подъезда дежурила машина реанимация.

- Наверное, большие деньги платят за такой труд...

- Не большие, не маленькие, но актеры убиваются не из-за денег. Так работают, когда тебе самому по-настоящему интересно.

- Отец Иоанн, чем матушка ваша, жена Оксана, занимается кроме воспитания детей?

- Она писала иконы, но девки наши подросли, уже алгебра, математика, проблемы с иностранными языками, да и русский хромает, в итоге моя Оксанка погрузилась в педагогику. Периодически она ездит по своим подругам-матушкам, у нее такие светские подруги. У нас каждый вечер практически кто-то из ее девчат в гостях сидит, и они там курлычат, разговаривают. Очень любят о богословии поговорить, это у них отдельная тема - спорят, меня осуждают, ругают.

- Оксана (в девичестве Арбузова) была актрисой?

- В душе она осталась творческим человеком, но сама возвращаться не хочет, да и девчонкам, я думаю, не даст. Там тяжелый мир, почти ни одной семьи не сохранилось, постоянные разлуки, интриги...

- Вам 46, а вы не спешите становиться солидным дяденькой, народным артистом…

- Я смешливо отношусь к своему возрасту. Хотим мы этого или нет - все равно умрем. Но у меня такая семья, такая компания останется в этом мире, так что не стоит волноваться. В силу своей смешливости я отрицаю всяческие молодильные кремы, клизмы и тому подобные глупости. Мне не нравится отмечать дни рождения, поскольку это всегда очень беспокойно: ты зовешь друзей, а поговорить с ними толком не успеваешь. Я на себя обычно беру функции официанта, потому что мне больше нравится за людьми ухаживать, нежели сидеть за столом и произносить длинные тосты, которые терпеть не могу. Я - за короткую речь! Все мудреные тосты про птичек, которые падают в пропасть, для меня - чушь.

Михаил АНТОНОВ