В прошлом и нынешнем году народный артист России Андрис Лиепа, отмечая свой 50-летний юбилей, дает серию гала-концертов звезд балета. Многие его друзья и коллеги в этом возрасте продолжают успешно танцевать, но Андрис уже лет пятнадцать, как «сошел на берег» после ряда травм. Другой бы убивался, но сам артист даже рад такому повороту судьбы, так как занялся другой своей любимой профессией - режиссурой, причем не только балетных постановок, но и эстрадных шоу. Вот что рассказал Андрис Лиепа нашему питерскому корреспонденту.

- В начале января мне исполнился 51 год, но я продолжаю отмечать на сцене свой полувековой юбилей. В конце 2012-го в Кремлевском дворце прошел мой юбилейный творческий вечер, куда я пригласил своих друзей-коллег из разных стран. И сам тряхнул стариной, вышел на сцену после продолжительной паузы и даже станцевал. Как я шучу, оторвал у зрителей десять минут от концерта. Мама плакала и говорила: «Что же, Андрис, ты так рано покинул сцену, мне всегда так нравилось, как ты танцевал!» Я, как мог, ее утешал, говорил, что не жалею ни о чем, так как уже многие годы плодотворно работаю как режиссер и продюсер, а уйди я со сцены в пятьдесят лет, мне было бы очень трудно сразу включиться в новую жизнь.

- Вас постоянно сравнивают с вашим отцом, великим танцовщиком, народным артистом СССР Марисом Лиепой… Он ведь ушел из жизни так рано, в 52 года.

- Я учился у отца буквально всему - в жизни и на сцене. Учился трудолюбию, желанию постоянно идти вперед, шагая в неизведанное и не боясь ломать стереотипы. Помнится, когда мой отец принял участие в телебенефисе Людмилы Гурченко, где неожиданно проявил себя в эстрадном жанре, многие недоумевали: зачем классическому танцовщику такие рискованные эксперименты. Но широкая телевизионная аудитория приняла такой шаг отца очень хорошо, и для него это стало самой высокой оценкой.

Отец очень рано ушел из жизни, и сегодня, когда я достиг его возраста, понимаю, как много он успел бы еще сделать, продолжай жить и творить. Но кое-что из нереализованных планов отца удалось сделать нам с Илзе, и мы с гордостью несем его знаменитую фамилию. И когда меня по ошибке люди называют не Андрисом, а Марисом, я не обижаюсь, а вижу в этом его продолжение.

Я действительно восхищался и продолжаю восхищаться тем, что делал мой отец. Говорят, яблочко от яблони не далеко падает, и мы с Илзе, моей сестрой, народной артисткой России, продолжаем его дело. К сожалению, отец ушел очень рано. Мне всегда казалось, что 52 года - это достаточно серьезный возраст, но когда сам перешел рубеж 50 лет, то понял: чудовищная несправедливость, что нет отца, нет Володи Высоцкого, нет Василия Шукшина. И чем больше время удаляется, тем больше нам их не хватает. В прошлом году ему могло бы исполниться только 75 лет.

Я много работаю с Майей Михайловной Плисецкой, делал ее вечера в Париже и Москве и, глядя на нее, часто думаю: как было бы хорошо, если мы отец был жив, какие потрясающие творческие работы нам подарил, каких артистов вырастил. Семья наша чтит его память, мне всегда хотелось, чтобы все это было закольцовано.

- Как вам пришла идея создания благотворительного Фонда имени Мариса Лиепы?

- А разве она могла не придти? Я считаю этот фонд главным делом своей жизни. Конечно, мы что-то зарабатываем на своих проектах, особенно когда делаем новогодние елки и другие коммерческие затеи. Но у нас форма такая, что деньги не можем забирать себе, а обязаны пускать в дальнейшее производство декораций, костюмов, всего, что нужно для новых проектов.

Есть у нас и свои благотворительные программы, например, для ветеранов Великой Отечественной войны - несколько лет подряд я делаю большой бал победителей на Поклонной горе в Москве. Делаю это абсолютно по велению души. Проводя наши многочисленные детские проекты, приглашаем не сто-двести, а три тысячи детей из неблагополучных семей. Это наша помощь социально необеспеченным семьям, что не могут себе позволить впятером придти на елку.

При участии Фонда имени Мариса Лиепы мы проводим проект «Русские сезоны XXI века» в Париже, Лондоне и других странах. Сейчас я ставлю «Золотого петушка» в театре Натальи Ильиничны Сац. Декорации Гончаровой, музыка Римского-Корсакова. Премьера в апреле.

- А в шоу-бизнесе будут ваши новые постановки?

- Поставлю новое песенное эстрадное шоу Жасмин, с которой мы уже работали несколько лет назад. В январе в Москве и Петербурге я стал режиссером-постановщиком семейного шоу «Новогодние приключения Шуши и «Смешариков», и это тоже очень интересная, увлекательная задача - поставить классное шоу для самых маленьких зрителей, для всей семьи.

- А как поживает ваша семья? Год назад вы неожиданно дали пищу для слухов и статей в бульварной прессе, когда развелись с женой, хотя многие считали вас идеальной парой…

- К сожалению, эта история попала в СМИ и обросла массой слухов и фантазий. Нет смысла ворошить прошлое, что сделано, то сделано. Собаки лают, а караван идет. С бывшей супругой мы сейчас не общаемся, а с дочкой Ксенией у меня прекрасные отношения. Многие спрашивают, будет ли она профессиональной балериной? Нет, хотя танцами занималась в маминой школе (у мамы Ксюши есть проект «Школа танца Екатерины Лиепа», сочетающий несколько танцевальных направлений - классическая хореография, бальные танцы, джаз-модерн и т. д. - Прим. авт.). В прошлом году Ксюша уехала учиться в Швейцарию, так решила ее мама.

С дочкой у меня по-прежнему отношения очень доверительные, общаемся по мэйлу и телефону. Она довольна учебой, новой страной, новым коллективом. Но при каждом удобном случае прилетает в Москву, и мы проводим вместе много времени. Я с удовольствием отмечаю, что у дочки хорошо развито режиссерское мышление. Дочка часто бывает в Цирке на Цветном бульваре, сидит со мной на репетиции, задает вопросы, показывает какие-то вещи, сама предлагает нестандартные решения. У нее голова всегда полна идей, я на ней проверяю разные варианты. Обожаю мультики, знаю их все.

Кстати, я и «Смешариками» занялся под ее влиянием. Любовь к мультикам привила мне дочка. У нас с ней огромная фильмотека, я стал настоящим экспертом в области мультфильмов, дружу с ребятами из знаменитой американской студии «Пиксар»… Когда-то Ксюша влюбилась в «Смешариков», благодаря ей я понял, что это те персонажи, которым нужно отдать свое сердце. Сейчас дочке 14, но до сих пор мы с ней любим вместе, усевшись поудобней у телевизора или придя в кинотеатр, посмотреть новый мультик. Герои многих мультфильмов - просто члены нашей семьи.

Мои фотографии, сделанные во время первой поездки в Диснейленд, до сих пор находятся у меня дома на почетном месте. А я ведь был уже взрослым человеком, когда в 23 года впервые оказался в США и смог пойти раз в Диснейленд. Это был такой момент, как будто бы на меня вылили ушат холодной воды. Я спрашивал себя: «Почему же у нас этого нет? Почему наши дети не могут получить такого же удовольствия?»

- В России всегда было особое, трепетное отношение к балету… И вот теперь современный балет для миллионов обычных россиян ассоциируется с фамилией Анастасии Волочковой, скорей, звездой шоу-бизнеса!

- С Настей у меня очень хорошие отношения. Когда она в свои 18 только появилась в Мариинке, я много с ней репетировал, много работал. Помню, она танцевала в «Жар-птице» и «Шехерезаде», хотя эти партии ей танцевать было даже рано по возрасту. Мы ездили на гастроли в Америку, Италию. Какая-то часть моей жизни отдана этому человеку... И мне очень жаль, что судьба ее сложилась так сложно. Она не нашла свой коллектив, в котором могла бы полноценно работать.

Она была очень талантливая молодая балерина, но у нее отняли сначала один театр, потом второй театр начал выстраивать с ней какие-то неправильные отношения. Все это творческому росту не способствовало. Помню, я сказал ей: «Настя, на тебя нужно поставить «Полет Валькирий», давай сделаем это!» Я был уверен, что на нее нужно ставить не эстрадные номера, а настоящие спектакли, где бы она могла показать себя. Но как-то не срослось тогда…

И все-таки я против того, чтобы втискивать талантливого человека в какие-то рамки. Когда Настя танцует свои программы на эстрадную музыку, в этом жанре с ней сравниться никто не сможет. В балетном мире ее всегда принижали, говорили, что Ульяна Лопаткина и Диана Вишнева гораздо более продуктивно работают в классическом балете. Что ж, она нашла свою историю, точно так же, как Коля Басков, что в опере был бы одним из многих, кто поет Ленского, а сейчас пробует себя в разных стилях и жанрах, делая то, к чему его душа тянется.

Михаил АНТОНОВ