Ну вот и начала свой путь к читателю книга Анастасии Мозолевской и Екатерины Мечкиной «Саамские узоры». Шестого февраля, в Международный день саамов, книга была представлена жителям села Ловозеро. В конце февраля, как пообещали в Мурманском центре коренных малочисленных народов Севера, состоится ее презентация в Мурманске.

Анастасия Мозолевская родилась в саамской семье оленеводов-рыбаков в поселке Семиостровье, который в ту пору относился к Саамскому району Мурманской области. Окончила Ленинградский педагогический институт имени Герцена, по специальности она - учитель химии и биологии. Преподавала химию в школах Умбы, Кировска, Оленегорска.

Однако тяга к творчеству, впитанное с молоком матери умение украшать одежду, утварь - все, с чем соприкасается жизнь саама, привели к тому, что с 1990 по 2007 годы преподавала саамское рукоделие в профессиональном училище № 26 села Ловозеро. За 17 лет подготовила не одно поколение талантливых мастеров. С 1993 по 1998 годы была руководителем организации «Чепесь самь», объединяющей саамских художников. Вместе с Екатериной Мечкиной в 2003 году выпустила методическое пособие «Саамское рукоделие». А в соавторстве с Галиной Кулинченко написала книгу «Саамский костюм», которая увидела свет в 2009 году.

Прекрасный знаток саамского языка, кировчанка Екатерина Мечкина перевела «Саамские узоры» на язык коренного народа. Книга так и вышла с параллельным текстом: страничка на русском, страничка на саамском.

О чем же рассказывает новое издание? Конечно, о жизни саама начиная с колыбели, которая обязательно должна быть разукрашена. Чтобы ребенок видел красивые вещи с момента рождения, как объясняют авторы. Первая глава книги и посвящена колыбели - люльке.

«Отец долбил корытце из пахучей сосны, обтягивал его красно-коричневой кожей. Мать расшивала люльку узорами из белой кожи…» - так описывается в книге процесс изготовления колыбельки. И это еще не все, в ход шли бисер, разноцветные шерстяные нитки, бусы, колечки. «Рос ребенок - менялись вокруг него изделия, неизменным оставалось их изящество», - не могу удержаться от еще одной цитаты из новой книги.

Изяществом была пронизана вся жизнь саамов. Это и разукрашенные головные уборы, бурки, пояса, сумки, даже игольницы, ошейники из оленьей упряжки... Это и сплетенные из корней сосны или березы коробочки, лукошки, шкатулки... Это и предметы быта, также не лишенные изящества: прялка, лодка, кережа, ездовые сани...

Об авторских работах - игольницах, шамшурах (женский головной убор), поясках, туесках и так далее и идет речь в книге. Представлены не только фото предметов с описанием, но имеются и сведения об авторе, о том, где предмет находится. Кстати, в книге для полноты картины представлены и музейные артефакты. Каждая глава издания посвящена отдельному погосту, существовавшему на Кольской земле.

Здесь же, предваряя рассказ о мастерах погоста и их изделиях, рассказывается история этой географической точки, зачастую заканчивающаяся тем, что людей с родных мест по тем или иным причинам - скажем, из-за затопления при создании водохранилища, централизации саамских поселений - снимали, переселяли в другие поселки. Все вроде бы делалось для улучшения - экономики края, жизни вообще. Но до сих пор старшее поколение ездит к родным могилам на опустевшие места прежних становищ, к коренным местам обитания своего народа.

Есть в книге и рассказ о том, с чего же началась эта тяга к украшению своего быта, кто научил использовать бисер, жемчуг, кусочки кожи для составления узора. Точнее не рассказ - предание из саамского эпоса.

Агканиййт из легенды о Найнасе. Ее мать Луна, сестра Солнца, отцом же ее был человек. «Жизнь людей очень украсилась с тех пор, как среди них появилась и обжилась Агканиййт... Девушки и молодушки перенимали эти забавы, они даже начали баловать этим своих мужчин. Мужики уже требовали: «Шейте нам рубахи, штаны, яры, какие Агканиййт готовит отцу», - говорится в книге. Здесь же даны элементы узоров, комбинируя которые, украшают мастерицы свои изделия.

Рассказывая о мастерах Йоканьгского погоста, авторы опубликовали клейма саамов, проживавших на этом погосте в 1925 году. Такими метили предметы домашней утвари, хозяйственный инвентарь, неграмотным клейма заменяли подпись. У каждого хозяина было свое клеймо. В основу клейм положены схемы древних по происхождению орнаментальных мотивов - крестов, треугольников. Кресты, треугольники, другие геометрические фигуры используются и в элементах узоров.

Есть здесь даже свастика (крест с загнутыми концами) - один из самых древних и широко распространенных графических символов. В ХХ веке свастика стала олицетворять нацизм и гитлеровскую Германию, в восприятии большинства людей этот символ приобрел зловещее, отрицательное значение. Хотя изначально он означал приветствие, пожелание удачи, благоденствие.

Свастика использовалась саамами как в узорах, так и в клеймах. Туго же пришлось хозяевам таких клейм в 41-м и последующих годах, если, конечно, к тому времени они еще были в ходу. Видно, пришлось менять свои метки в срочном порядке. Пожалуй, можно было всей семьей загреметь на Колыму, если, скажем, во время войны разъезжать на санях, украшенных таким «фашистским» клеймом.

«Саамские узоры» прекрасно, с большим вкусом оформлены - книгу издало ООО «Рекорд», директор Никита Духно. Ее приятно даже просто взять в руки. Она полностью соответствует тому, о чем пишут авторы. А пишут они о природной склонности саамов к изящному. Изящным вышло и само издание.

«Это сделала я! Я есть!» - радовалась Агканиййт, показывая молодушкам сотворенные ею узоры. Человек существует, если он что-то делает, создает, созидает, - такова философия народного эпоса. «Это сделал я! Я есть!» - распевает саами, скользя по снежному насту тундры на санях, изготовленных собственноручно, одетый в одежду, расшитую и украшенную его матерью и женой, этим подтверждая их существование. «Это сделали мы! Мы есть!» - с полным правом могут заявить авторы книги, а также все, кто причастен к ее появлению на свет.

Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото:
Галина ДВОРЕЦКАЯ