Каким, казалось бы, боком может прислониться к мировой проблеме «музыкального пиратства», к примеру, скромный мурманский троллейбус?

- При роковом стечении обстоятельств любой общественный транспорт может стать участником музыкального ДТП! - не без юмора делает страшное лицо Михаил Кадашников, официальный представитель-инспектор по Мурманской области Северо-Западного филиала «Российского авторского общества».

«Час пик» для Рахманинова

Итак, о троллейбусе. Недавно к Кадашникову за консультацией обратилось управление самого северного в мире электротранспорта. Наши троллейбусники и так и этак обдумывают идею крутить в салонах негромкую классическую музыку, благоприятно действующую на самочувствие пассажиров. Своего рода музыкальная психотерапия, особенно в час пик, когда нервы клиента оголены, как провода высокого напряжения.

Но, как организация законопослушная, мурманский «Электротранспорт» озаботился в том числе и соблюдением авторских прав композиторов, чьи произведения предполагается транслировать в салонах. Ведь по закону за подобные публичные трансляции следует переводить пусть небольшие, но все-таки денежные отчисления на счета Российского авторского общества (РАО), которое в свою очередь перераспределяет их между авторами. Или их наследниками.

- Но в то же время есть немало примеров, когда музыкальное наследие того или иного композитора уже перешло в разряд так называемого общественного достояния. И публично исполнять такую музыку можно совершенно даром. Как раз с этой точки зрения мы рассмотрели предоставленный список произведений. Баха, Шопена, Чайковского можно крутить в троллейбусах бесплатно. А вот за Рахманинова, Прокофьева, Хачатуряна придется делать отчисления, потому что еще не минуло 70 лет со дня их кончины, - поясняет заполярный эксперт по авторскому праву.

Ага! Значит, не через 30, не через 50, а именно через 70 лет наступает «час пик» для музыки. Играй, пой, публично крути записи тогда совершенно без оплаты! Автоматически примеряю эту цифру на любимого Джона Леннона, который на сегодняшний день удерживает мировой рекорд в светло-грустной номинации «самый большой доход среди усопших композиторов» - в прошлом году гениальный рок-покойник заработал по всему миру 43 миллиона долларов. Выходит, что только после 8 декабря 2050 года его песни зазвучат (а уж они-то, даю голову на отсечение, и тогда будут звучать!) в любом исполнении бесплатно.

Но Кадашников - знаток музыки хоть и тонкий, а специфический.

- Я тут особую пометку сделал по поводу Сергея Рахманинова. Менее двух недель остается до его «часа пик». Замечательный русский композитор, которого многие в Мурманске любят, насколько я знаю, за фортепьянные пьесы, умер 28 марта 1943 года. Так что с 29 марта 2013 года его произведения становятся юридически общественным достоянием. Крути тогда в троллейбусах рахманиновскую «Сирень» сколько душе угодно.

Право не «лево»

Но, к сожалению, далеко не классическая музыка в основном под надзором мурманского инспектора РАО. Конечно, работать с филармониями - одно удовольствие, но приходится нести свой крест, слоняясь по ресторанам, кафе и барам, где звучит не умирающая даже от дихлофоса попса. Хотя, как человек интеллигентный, термина «попса» Кадашников избегает. Авторское право - оно и в Африке не «лево».

Итак, основа деятельности Кадашникова - бумажная. Заключает договоры с точками общепита, где звучит популярная музыка (а таких в области более двух сотен), и отслеживает точность их исполнения. Вы не поверите, но именно в ту минуту, когда я попросил Михаила Ивановича показать мне для примера какой-нибудь договор, в дверь его рабочего кабинета на улице Софьи Перовской, 17, постучали. Пришла бухгалтер одного из мурманских баров и принесла музыкальный отчет за минувший февраль.

- Ну-ка, ну-ка! Кто музыку заказывает?

Бар из небольших, но в нем постоянно звучат в записях через музыкальный центр исключительно русскоязычные песни (в приложенном к договору списке их 54). Ежемесячно за использование произведений администрация заведения перечисляет на счет РАО 3 870 рублей. За разумным вычетом на содержание аппарата РАО эти деньги ложатся на именные счета авторов музыки и авторов стихов.

По арифметике в школе у меня была твердая четверка. Вот в списке, к примеру, томный хит со стажем «Ах, какая женщина». Прикинем в уме: от этого маленького бара на краю земли композитор Добрынин и поэт Меерович получат за февраль примерно по 25 рублей. Гроши? Но ведь таких баров в России тысячи, десятки тысяч!

Вчитываюсь в список песен. А вот и высококультурная неожиданность! Оказывается, у песенки «Дым сигарет с ментолом», которую я с детства помню как народно-дворовую, есть официально зарегистрированный в РАО автор. Свой полтинник с этого бара получит некий А. Бондаренко - автор музыки и почти пушкинского текста.

Как сейчас помню: в 1970 году, когда я в 10-м классе увлекся поэзией Серебряного века, меня сразила наповал гениальная рифма из этой песни:

На меня смотреть ты не хочешь,

Так гуляй, с кем захочешь…

Живее всех живых

- Сумма в договоре зависит от числа посадочных мест в баре, кафе или ресторане, а не от репертуара. Вот посмотри договор с одним из баров Североморска, сопоставимым по площади, - просвещает меня Кадашников.

В баре из флотской столицы с 21 вечера до 6 утра транслируют по телевизору музыкальный канал МТV. И за это тоже полагается сбор 4 015 рублей 50 копеек в месяц. А на центральной усадьбе РАО в Москве есть договор с МТV с распечаткой транслируемых музыкальных номеров. Ни один из авторов не останется без своей копеечки из далекого Североморска.

Мурманский ресторан покрупнее платит ежемесячно аж 7 596 рублей. Здесь крутят в основном зарубеж. С чувством глубокого удовлетворения нахожу в списке авторов, например, многоуважаемого Пола Саймона. За свой чудесный «Мост над бурной водой», украсивший мою юность, старина Саймон получит приблизительно три доллара в переводе с рублей. И это только за февраль, и только с одного ресторана на краю Европы.

А вот и Леннон «живее всех живых». За соавторство песен «Мишель» и «Гёрл» ему отстегнут заслуженный трудовой цент. Так и складываются его рекордные посмертные миллионы.

А как же заезжие в Мурманск звезды? Кадашников демонстрирует свой бюрократический свежачок с недавних концертов в Мурманске Валерия Леонтьева и Кристины Орбакайте. И любопытно, что договоры он заключает вовсе не с самими исполнителями, а с фирмами, организовавшими гастроли. Те платят 5 процентов от сбора, предоставив как список исполненных произведений, так и полную раскладку мест в зале Ледового дворца с указанием стоимости проданных билетов.

- Я посещаю все подобные концерты, чтобы своими глазами убедиться в соответствии данных по бумагам и на натуре. Ну и заодно использую свое служебное положение в личных целях! - шутит с огнем Кадашников, показывая на стену своего рабочего кабинета, увешанную десятками фотографий знаменитостей с их автографами.

За трудовую копейку!

И ведь фотографии тоже авторские! Михаил Кадашников известен в Мурманске своими фотовыставками. Да и по первому образованию - профессиональный кинооператор. И впервые столкнулся с беспардонным нарушением авторских прав много лет назад именно в сфере фотографии.

А дело было так. Уроженец Сибири Кадашников закончил кинотехникум в Алма-Ате и институт культуры в Кемерове по вкусной специальности «кинофотомастерство». Работать попал на БАМ кинохроникером при мощном тресте «БАМстройпуть».

- Мои киносюжеты проходили и по региональным, и по центральным телеканалам. БАМ в Советском Союзе был романтичной Меккой для молодежи! - роняет ветеран объектива.

И вот однажды в 1985 году по устной просьбе одного московского журнала провинциальный фотограф Кадашников сделал ряд снимков, причем его попросили выслать не только отпечатки, но и негативы. Дескать, мы в Москве отпечатаем качественнее. Каково же было удивление автора, когда он увидел свои работы в журнале, но под чужой фамилией. А на протест ему ответили юридически грамотно:

- Чей, батенька, негатив, тот и автор фотографии…

На Кольский полуостров Кадашников перебрался в 1987 году по семейным обстоятельствам. На БАМе, в поселке Чара, он с женой Галиной ютился в бараке, но родилась первая дочь. А тут фотоспециалисту посулили место в оленегорской газете «Заполярная руда» с предоставлением благоустроенной «двушки».

На рубеже тысячелетий журналист Кадашников окончил заочно юридический факультет Петрозаводского госуниверситета, и ему предложили место официального представителя в только что созданном мурманском филиале РАО.

Права авторов Кадашников отстаивает не только в музыке, но и в театрах, и в текущей литературе.

- Ты представляешь, на днях ко мне пришел наш замечательный поэт Виктор Тимофеев. Песни на его стихи исполняют далеко за пределами Мурманской области, а авторских отчислений что-то не платят. Виктор Леонтьевич, говорю, вопрос решаемый, пишите заявление о приеме в РАО, внесем ваше имя в реестр, и мои коллеги во всех регионах России будут аккуратно отслеживать вашу трудовую копейку! - оживляется защитник отечества поэтов, композиторов, драматургов, художников, фотографов и прочих строителей вечной интеллектуальной недвижимости.

…Великий остроумец и поэт Михаил Светлов когда-то на вопрос, в каком жанре он больше всего любит писать, ответил бессмертным афоризмом: «Сумма прописью…».

Кадашников помогает Светловым, и в этом сермяжная бюрократическая правда.

Павел ВИШНЕВСКИЙ