Как помочь семье даже с самым неуправляемым ребенком? Об этом шла речь на прошедшей в Мурманске международной конференции «Семейные групповые конференции: опыт применения и перспективы развития».

И меньше слез

- Знаете, какие самые страшные слова могут услышать родители от социального работника? - спросил делегатов Роб ван Паге, директор общественной организации «Эйген Крахт Конференс» из Амстердама. - Это слова: «Здравствуйте, я из правительственной службы защиты ребенка, и я здесь, чтобы помочь вам!» Потому что система охраны детства считает, что государство и соцслужбы лучше мамы с папой представляют, как этой семье жить дальше. Я сам был экспертом и тогда считал, что планы, которые составлял, обязательны для семьи. И если семья их не выполняла, я обращался в суд и добивался того, чтобы родителей обязали исполнить мои предписания.

Сейчас Роб ван Паге в корне пересмотрел свои взгляды на взаимоотношения социальных служб и семей, о чем и сообщил участникам конференции. А помогли ему это сделать СГК. Эта новая для нас аббревиатура расшифровывается как «семейные групповые конференции». Что они дают?

- Существует мир системы и мир жизни, - подчеркнул Роб ван Паге. - Мир системы, то бишь мир госучреждения, включает в себя структурность, бюрократию, формальности, процедуры и тому подобное. Мир жизни, то есть семья, это уникальность, динамичность и свобода, неформальность, безусловная любовь. Эти две ипостаси на первый взгляд невозможно сблизить, но семейные групповые конференции помогают выстроить мост между ними.

Какие изменения от применения СГК выявили зарубежные эксперты? Их немало. Семья получает больше поддержки от своих родственников, наступает быстрое улучшение ситуации. Ребенок свободно заявляет о своих проблемах и может быть уверен, что его голос услышат. Он принимает решения вместе с остальными участниками.

А главное, как отметили эксперты, - в семье становится меньше слез.

Бунт бабушек

Система СГК возникла в Новой Зеландии в конце 80-х годов, берет свое начало из традиций коренного населения - маори, которые западную систему правосудия считали варварской и нацеленной только на наказание, а не на решение проблемы. Таким образом, в 1989 году правительством страны был принят закон «О детях, молодежи и их семьях», в результате чего преступления, совершенные несовершеннолетними, передавались полицией не в суд, а для решения на семейной конференции.

Система СГК сначала перекочевала из Новой Зеландии в Австралию, потом в США, а затем на европейский континент. Прибывшие в Мурманск делегаты из Нидерландов, Швеции, Норвегии рассказали, как работают такие конференции у них в странах.

В мире к такому опыту относятся по-разному. Скажем, в Швеции, как рассказала коллегам магистр в области социальной работы из муниципалитета Хоор Ева Наслунг, нет национальной поддержки семейных групповых конференций. Только местная власть решает, использовать их или нет. А вот сами соцработники изменились.

- Не сразу мы поняли, что ребенка лучше не забирать из семьи, - сказала Ева Наслунг. - Нам долгое время казалось, что лучше отдать малыша в чужую семью, чем в кровную, например, бабушке, которая будет баловать. У нас даже по всей стране прокатилось движение «Бабушка взбунтовалась» - оно возникло из-за протеста бабушек против того, что им не давали участвовать в воспитании внуков. Даже в парламенте шли дебаты, мол, бабушки портят детей своей добротой. Но теперь, участвуя в семейных конференциях, мы считаем, что ребенка нельзя отрывать от своих корней. И лучше отдать бабуле, чем в чужие руки.

А вот в России именно на плечи бабушек ложатся обязанности по воспитанию ребятишек своих непутевых детей. Если папа садится в тюрьму, а мама топит горе в вине, именно бабушки, как правило, берут опеку над детьми. И второй раз в жизни несут нелегкий родительский крест.

Но говорят же психологи: крест отказа от детей тяжелее, чем крест воспитания...

Что касается наших северных соседей, то, как поведала Вик Сванхильд - национальный координатор СГК директората по делам молодежи и семьи Норвегии, программа семейных конференций там работает на правительственном уровне. В Норвегии роль государства и муниципалитетов в деле внедрения СГК прописана предельно четко, и правила соблюдаются скрупулезно. К примеру, любая СГК должна состоять из трех частей: обмена мнениями, личного времени семьи (когда все официальные лица уходят, дав близким людям пообщаться и наметить свои действия) и наконец - представления и принятия плана.

- Так вот, если в каком-то муниципалитете мне говорят: «Мы используем СГК без «личного времени семьи», я сразу отвечаю: «Пардон, у вас не будет нашего координатора. Поскольку вы собираетесь провести просто официальную встречу, а не СГК», - подчеркнула Вик. - И еще. Мы обучаем навыкам подобных конференций три дня. Если нас просят уложиться в один - значит, обучение не состоится. Потому что мы хорошо усвоили урок: многие люди овладевают техникой проведения конференции, но потом не применяют ее. А так нельзя. Если есть такой прогрессивный метод оздоровления климата в семье, его надо обязательно использовать.

Политика страны в этом направлении дает ощутимые результаты. Сейчас в Норвегии, где, по статистике, около 50 тысяч детей нуждаются в социальной защите, каждый год проводится более 650 новых семейных конференций (а всего их около 1500 ежегодно). Из 430 норвежских муниципалитетов 380 имеют обученных практике СГК специалистов. Студенты социальных факультетов норвежских вузов обязательно изучают организацию СГК во время учебы. А плоды, которые приносит такая политика государства, ощутимы: в прошлом году всего 22 процента проблемных детей помещены в приемные семьи. В предыдущем году их было 38 процентов. И что немаловажно - исчез провал, который существовал раньше между семьей и госучреждениями.

Семейный совет

- Я хочу выступить не с приветственным словом, а с конкретными предложениями, - подчеркнул уполномоченный по правам ребенка в Мурманской области Борис Коган. - Отрадно, что в последнее время у нас в обществе стало больше внимания уделяться соблюдению прав ребенка и защите его интересов. В региональной социальной политике для этого делается немало нужного и конкретного. Вместе с тем в ряде семей северян еще сохраняется социальное неблагополучие ребенка. Но и в самой с виду беспроблемной семье порой возникают ситуации, когда взаимоотношения детей и родителей приобретают тревожный характер, и явно нарушаются права несовершеннолетнего. Еще во многих семьях практикуются категоричность и абсолютизм в суждениях взрослых в отношении ребенка. Порой это может привести к трагическим последствиям, даже к детским суицидам. И если можно поправить эту ситуацию, в том числе и с помощью новых методик, таких как СГК, это можно только приветствовать. А еще хорошо, что в подобных конференциях семья непосредственно участвует в решении проблемы, а не ждет, что за нее кто-то разрулит сложную ситуацию.

В норвежском мультике, продемонстрированном в начале мурманской конференции, девочка с проблемами (мама с папой развелись, у мамы - болезни, у дочки - сложности в учебе) пригласила к себе на СГК не только маму, папу с его новой женой, но и бабушку со стороны мамы, дядю и его дочку, своего учителя и подружку. А также свою собачку (как вариант - кошку, рыбок в аквариуме и т. д.) Потом пришел независимый ведущий, все собрались за круглым столом, разрезали пиццу и приступили к семейному совету.

- А без пиццы никак нельзя? - спросила одна из участниц мурманского форума. - Просто прийти и дать алгоритм действий?

Все-таки мы до сих пор смотрим на подобные встречи потребительски: вот пусть социальный работник придет и рассудит. Безо всяких там собачек и пиццы. Пусть, опираясь на законы и параграфы, даст рецепт счастливой жизни. Но те из наших земляков, кто уже участвовал в СГК, признали их ощутимую пользу.

- Несколько лет назад наш старший сын - любимый, добрый мальчик, для которого все делалось, переменился на глазах, - рассказала одна из заполярных мам. - Семья у нас вполне благополучная, а потому его безобразное поведение просто шокировало. Мальчик стал агрессивным, неуправляемым, ничего ему нельзя было сказать, ни о чем попросить. Было очень тяжело. Обращение к психологам, в школу мало помогло. Отношения в семье стали ужасными. И тогда школьный психолог предложила нам обратиться к специалисту по проведению СГК. Это было три года назад. Мы собрались, все обсудили, порешали. И знаете, не на другой же день, но очень скоро все начало налаживаться. Не сразу, но сын стал относиться ко мне с нежностью и бережностью. Стал налегать на учебу, многое понял. Его изменила не одна конференция, встреч было несколько. Но те старые проблемы, о которых страшно вспомнить, ушли. И если какая-то сложность у нас сейчас случается, я знаю, куда обратиться. Не только к соцпедагогам, но и к бабушкам, к дедушкам - к своей семье. Все решаемо.

Вывести СГК на государственный уровень у нас в ближайшее время пока вряд ли получится. Но в России они набирают силу, о чем рассказали делегаты форума из Республики Коми, Архангельска, Вологды, Петрозаводска и городов Мурманской области. В нашем регионе успешно применяют новый метод сотрудники НОУ «Центр развития семейных форм устройства детей» и программы «Детская деревня - SOS». А о том, насколько важны новые методы сохранения благополучия ребенка в семье, сказала заместитель губернатора Мурманской области Татьяна Поронова:

- Самое главное, на мой взгляд, в этой конференции, что вы не просто собрались поговорить. В рамках конференции прозвучал бесценный опыт, наработаны направления, которым стоит поучиться. А еще - возможные перспективы развития новой методики. По профессиональному опыту все мы знаем, куда определить ребенка, если он попал в трудную жизненную ситуацию. Но сегодня мы уже осознали, что это определение лишает его основного - семьи и ее атмосферы. Наконец-то мы на уровне взрослых и на уровне детей начали откровенно говорить о том, что любые конфликты, которые возникают в семье, - это в первую очередь отсутствие налаженных коммуникаций. Надеюсь, что обмен опытом на столь представительной конференции даст возможность на ранней стадии предупредить конфликт в семье, не доводить его до необратимой ситуации.

Нина АНТОНЯН.