Индия становится ближе
Здесь жизнь, о существовании которой они даже не догадывались. Большие сугробы, заснеженные крыши маленьких домов, оленья карусель в корале на окраине Ловозера. Если повезет, можно увидеть северное сияние или солнечное гало. И еще много всего, совсем не экзотического по нашим меркам, что удивляет и восхищает этих смуглых пришельцев.
Из автобуса один за другим вышли полтора десятка индийцев и по команде гида принялись укладывать свои баулы в саамские сани. А сами дрожат от холода, бьет их русский морозец почем зря. Темнокожие, волосы, что вороново крыло, зубы, как сахар. Одеты дорого, но не по нашей зиме - в легкие курточки, а как в гостевом домике стали их снимать, так хоть плачь - редко у кого свитерок, в основном - футболки.
Улыбчивые, приветливые, говорят в основном на родном хинди. Но хотят общаться. Можно, конечно, по-английски с «What is your name?» начать, однако оказалось, один из членов группы неплохо говорит по-русски. Благодаря этому мы и узнали, как туристы из Индии попали на Север, в гости к Михаилу Бараковскому.
Как водится, помог случай. Учились в институте индиец Манприт Сингх и туляк Владимир Монжаро. Подружились, потом расстались, через какое-то время встретились, когда Монжаро путешествовал по Индии.
- У нас считалось весьма престижным учиться в России, - рассказал Манприт Сингх. - В городе, где я родился, русские строили металлургический комбинат, мои земляки их очень уважали, вообще у нас всегда хорошо относились к СССР, а потом и к России.
- Манприт попросил показать своим землякам настоящую Россию, без глянца, с русской зимой, - пояснил Владимир. - Я стал изучать карту, узнал о Ловозере, заинтересовался.
Друзья, а теперь и деловые партнеры, смеются, вспоминая, как в первый раз привезли туристов из жаркой страны в нашу тмутаракань. Экзотики для старта оказалось через край.
- Тогда Михаил Бараковский только принимался за дело - еще не было гостевого дома, да много чего не было. Некоторые из путешественников буквально взмолились, дескать, за любые деньги увезите нас отсюда, - улыбнулись рассказчики. - Как видите, теперь совсем иное дело и у нас много желающих побывать на суровом Русском Севере. Это уже третий заезд.


Народ, что нынче прибыл на Кольский полуостров, - бизнесмены. Люди состоявшиеся и состоятельные. Правда, только мужчины. Поясняют, что путешествие по России - это экстрим для сильных и выносливых парней, женщинам тут не место. Большинство гостей из Дели, но есть и из других мест. Так, Маяр - коммерсант из Ранчи, «областного центра» штата Джаркханд. Занимается сотовой связью. У его земляка по имени Дипак улыбка не сходит с лица, с удовольствием показывает мне фотки в своем телефоне - красавица-жена и парочка детей. Говорит, его бизнес - мебель, которую поставляет в том числе и в нашу страну.
Кстати, стоит сказать об очень распространенном заблуждении - мы любим называть жителей Индии «индусами». Хотя слово «индус» указывает прежде всего на религиозную принадлежность, это последователь индуизма. (В Индии проживают еще миллионы мусульман, сикхов, христиан, буддистов и приверженцев других религий.) Правильно называть жителей этого государства словом «индиец». А женщин - «индианка» (но не «индуска» и не «индийка»). Раз уж поехали к нам туристы, надо учитывать эту особенность.
Бенгальский тигр в детских книжках, индийский слон на пачке чая, зажигательные фильмы про любовь, преодолевающую все преграды, самые высокие в мире Гималаи и хатха-йога - такова она, Индия, для простого россиянина. А еще в этот перечень можно добавить необыкновенную любознательность ее жителей. Индийцам интересно все, они умеют радоваться, как дети. Узнали, что я русская журналистка, и давай просить сфоткаться на память. Чудные...
Северный экстрим начался для гостей с обеда. Вегетарианцам предложили особое меню. Остальные угощались вкуснейшими блюдами из оленины, картошки и квашеной капусты. Зря я переживала, что смуглые парни замерзнут: после обеда их экипировали по погоде - в теплые комбинезоны, подшлемники и т. д.
А потом посланцы Индии оседлали снегоходы и под руководством гида умчались к седым снегам, берегам озера Ловозера. На турбазу «Русский Север». Там их ждали рыбалка, баня с вениками, купание в снегу для самых отчаянных и местное гостеприимство.

В корнях наша сила
Для Михаила Бараковского туризм давно стал образом жизни. Сначала он сопровождал рыбаков, переправлял по озеру «диких» путешественников. Не все знают, что Ловозеро - водоем с хитринкой, на его дыхание влияет горный массив: волну гонит хаотично, этот алгоритм пришлому человеку с ходу не понять. Такая болтанка может серьезно навредить новичку.
Михаил начал заниматься организацией туризма, работая в мест-
ной администрации, затем в национальном культурном центре. Лет десять назад стал серьезно задумываться, как грамотно организовать туристическую деятельность на родной земле.
- Не жалеет себя, все время в дороге, прикипел к этому делу, - посетовал его отец Юрий Михайлович, работник сельскохозяйственного кооператива. - Такой характер у парня, мы стараемся помочь, чем можем. Мать готовит отменную квашеную капусту, которую гости обожают.
Сам Михаил убежден: главное - опора на традиции, самобытность коренного народа и природные особенности Ловозерья. Туристы-то едут к нам именно за этим. Но нужно понимать, что если одних устраивает рыбалка на сига-хариуса с ночевкой в чуме (куваксе) или оленеводческом стойбище, то другим, например, не привыкшим к холодам тайцам, вьетнамцам, нужны горячая вода и комфорт, отдых со всеми удобствами.
- Должна развиваться соответствующая инфраструктура, - пояснил Михаил. - Но одному все это не поднять, поэтому везде, на всех маршрутах должны быть люди, которые принимают туристов. Мы сотрудничаем с земляками - владельцами гостевых домиков, оленеводами на базах в тундре. Например, в Краснощелье, Каневке и Сосновке, практически оторванных от цивилизации селах, живут самобытные и самодостаточные люди. В наше безумное время это похоже на чудо. Мы даем путешественникам возможность увидеть и почувствовать эту жизнь, прикоснуться к ней и зарядиться энергией.
- Туристы едут на снегоходах по зимнику в Краснощелье - 140 километров по тундре, около пяти часов в пути, - рассказал Алексей Терентьев. Его семья сотрудничает с Бараковским. - В программе пребывания - экскурсия по нашему селу, посещение музея, коми-избы, школы, общение с местными жителями. Шашлык из оленины, рыба на углях, катание на оленьей упряжке, концерт фольклорного коми-ансамбля «Рытья Кыа» («Вечерняя заря»). Селяне предлагают гостям копченую рыбу, грибы-ягоды, сувениры. А потом баня с березовыми вениками и брусничным морсом, ужин из рыбы, выловленной в реке Поной.
Как рассказал Михаил Юрьевич, его фирма использует несколько разных маршрутов. Туристы называют красоту Русской Лапландии фантастической: таинственное Сейдозеро, холод тундры и жар бани, местная кухня и радушие ловозерцев все больше и больше привлекают путешественников из экзотических для нас стран. Честное слово, глядя на их реакцию, невольно начинаешь ценить то, что тебя окружает. Они тратят немалые деньги, чтобы увидеть сугробы и деревья в инее. А у нас этого добра девять месяцев в году!..