Весна и осень - горячая пора для многих юношей и, конечно, военкомов. Об итогах нынешней призывной кампании судить еще рано. Хотя уже известно, что на Северный флот направят примерно 50 мурманчан. Почти 20 из них будут служить в подшефной городу 61-й бригаде морских пехотинцев, остальных распределят на корабли и в береговые части флота. Кстати, на тяжелом авианесущем крейсере "Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов" уже ждут новобранцев.

В канун встречи с матросами, которые проходят срочную службу на единственном в стране авианосце - "Адмирале Кузнецове", я решила спросить подростков: как они представляют себе службу на этом крейсере? Большинство затруднилось ответить. На корабле ребята не бывали, видели его только по телевизору, и потому не знают, что происходит "за кадром". "Может, палубу драют? Только непонятно как они между самолетами ходят, и почему самолеты в море не смывает?" - в свою очередь стали интересоваться подростки.

Да, мне приходилось бывать на "Кузе", как ласково называют моряки свой корабль. Спускалась и в отсеки. Но что может рассказать о жизни на крейсере гражданский человек? Потому беседу с морякам начала с того, как им служится на авианосце?

- Служба у нас одна: вахта и отдых - с нарочитой важностью ответил Александр Козлов. За плечами этого астраханского парня уже 10 месяцев срочной службы, потому он считает себя настоящим морским волком.

- Мы и шторма проходили, - продолжил Александр. - И в Атлантику ходили. Страха перед морем нет. Наоборот, даже тянет немного. Вам сухопутным не понять...

Как через восьмибальные волны Атлантики пробивается девятиэтажный дом, надводная часть "Кузнецова" примерно равна ему по высоте, представить, действительно, сложно. Но "Кузя" рассчитан и не такую качку.

Авианосец создали на основе проекта 1143. Его водоизмещение - 55 тысяч тонн, длина - 305 метров и главное - он имеет сквозную полетную палубу с трамплином, позволяющую поднимать в воздух практически любые самолеты взлетным весом до 35-40 тонн.

При закладке корабль получил название "Рига". Затем стал именоваться "Тбилиси". А после ввода в строй в 1990 году ему присвоили уже третье имя, в честь главкома ВМФ адмирала флота Советского Союза Николая Кузнецова. Из-за этого на Западе авианосец прозвали "кораблем с тысячью имен".

Хотя, если посчитать всех, кто служил за минувшие 18 лет и сейчас служит, то... Тут уж не об одном десятке тысяч имен пойдет речь. А в мае придет новое пополнение - матросы-срочники, призванные из разных уголков нашей страны.

- Вы сами захотели служить на флоте или так распределили в военкомате? - поинтересовалась у ребят.

- У меня сомнений не было, - не задумываясь, ответил Александр Козлов. - Попросился на флот. У нас же, в Астрахани, рядом Каспийское море. Думал, будет как дома. Но разницу между Каспием и Баренцевым морем понял, когда приехал на Север.

- Я тоже хотел служить на флоте и именно на авианосце, - вступил в разговор Алексей Самарин (матрос уже отслужил 16 месяцев). - Пошел по стопам отца. Мой папа, Сергей Леонидович, служил на авианосце "Новороссийск" на Тихоокеанском флоте. Когда меня призвали, он советов давать не стал, сказал, что сам все увижу и узнаю. Наверное, правильно сделал. Ведь его рассказы о службе не совпали с тем, как служится мне. Разница между воспоминаниями и действительностью большая.

- И в чем же?

- В первую очередь в том, что отец служил три года, а мне предстоит два. Правда, немного обидно. Другие ребята, вот и Александр из их числа, призваны на полтора года. Так что на дембель пойдем вместе.

- Наверное, уже готовитесь?

- Ну, не без этого, - за всех решил ответить Андрей Возняк. Матрос не считает время, проведенное на "Кузнецове", зря потраченным. Наоборот, флот помог ему определиться с выбором профессии.

- Хочу получить высшее образование, - объяснил Андрей. - Затем устроиться аналитиком или программистом. Моя служба на "Кузнецове" связана с работой на компьютере.

- Что запомнилось из похода в Атлантику?

- Море! - не смог удержаться Александр Козлов. - В Средиземном море идеально чистая, кристальная вода. А еще мы видели дельфинов, морских черепах и удивительно красивых медуз, - с мальчишеским восхищением поведал матрос.

- Да, и покачало нас тогда... - заметил Данир Ахметзин. Его призвали из Уфы. И первое море, которое парень увидел, - Баренцево.

- Я на флот идти не хотел, - признался Данир. - Но забрали. Теперь привык, и к качке тоже.

- В Атлантике шторм сильный был. Восемь баллов, - добавил Александр Козлов. - Корабль качало сильно. Турбина - махина такая - ходуном ходила. Отсек сотрясался. Трубы гудели. Крен. Немного страшно было. Думал: вот еще чуть-чуть - и корабль перевернется.

- Мне больше запомнилось, когда самолеты и вертолеты летали, - рассказал Андрей Возняк. - Наш дивизион глубоко в "Кузнецове" расположен, а все же удалось посмотреть и на посадки, и на взлеты. Красиво, но очень шумно.

- А вспомни, когда стрельбы были! - парировал Козлов. - Такой грохот стоял! Я в отсеке сидел, думал, что дно провалится. Трясло - нереально сильно. Ракета уходила за ракетой.

Вот такие воспоминания о боевом походе и о самом корабле остались у ребят. Жалели матросы об одном, что побывать на Мальте не удалось.

- Мы постоянно в море были, - объяснили ребята. - А с другой стороны, мы ж не туристы - у нас задачи боевые!

Фото: Абрамова Татьяна
Данир Ахметзин, Александр Козлов, Андрей Возняк.
Татьяна Абрамова