- Когда в море бушует шторм, и палуба уходит из-под ног, а надо нести вахту, пахать, когда, кажется, не остается уж сил, я вспоминаю отца. Вспоминаю его рассказы, как он сражался с немцами, как управлялся со своим орудием. Как выстоял тогда, в 44-м, один против двух танков. Этот бой похлеще будет, чем какой-то шторм в море-океане, думаю я. И стихия уже не так страшна, и силы откуда-то берутся, - говорит сын артиллериста мурманчанин Анатолий Заика.

Собственно, артиллеристом Иван Заика стал не сразу. В далеком 41-м под Псковом его оружием была винтовка-трехлинейка. А то и врукопашную драться приходилось. Рукопашный бой - схватка отчаяния, последний аргумент. И судя по тому, что за всю войну солдата ранило лишь однажды, его аргументы были убедительнее вражеских.

А уж когда стал артиллеристом, командовал орудийным расчетом, они стали еще более весомыми. Тогда, в боях под Ленинградом, и случилась встреча с двумя танками. Встреча, в которой выжить помогли самообладание, выучка и безотказное орудие. Заметку о том бое, пожелтевшую вырезку из армейской газеты, сын хранит до сих пор.

Долгий фронтовой путь артиллериста был отмечен многими наградами - орденами «Красная Звезда», Славы и Отечественной войны, медалью «За отвагу» и рядом других. День Победы застал его в столице Чехословакии. После окончания войны вручили благодарственную грамоту за подписью Ивана Конева. Маршал благодарил сержанта за честное исполнение патриотического долга и желал успехов на фронте мирного труда на благо нашей Родины.

Потом Заика служил в Венгрии. Демобилизовался в 46-м и вернулся к себе домой, на Украину. Женился, работал, растил детей.

- К труду приучал нас с детства, - рассказывает Анатолий Иванович, младший из четверых. - Помню, как вместе окучивали и убирали картошку, косили траву. Орудовать косой было нелегко. Отец подбадривал, говорил, что если постараться, то все получится.

Правило вроде бы простенькое, но верное. Безотказное. Уж на что трудно было в войну, порой невмоготу, но собрались с силами и постарались. Каждый в отдельности и все вместе. И получилось. Победили.

- Отец работал в сельсовете бухгалтером. Он был среднего роста, круглолицый, черноволосый, - вспоминает сын. - Всегда умел ладить с людьми. Помогал людям, чем мог, и его все любили. Как-то зимой проходил мимо оврага и заметил лежащего внизу человека. Оказалось, односельчанин выпил лишнего, возвращался из гостей, свалился в овраг и сам выбраться не смог. Отец привел его в нашу хату, отогрел горячим чаем, потом проводил домой. И нас, детей, всегда учил относиться к людям с уважением и доброй душой.

Иван Заика хорошо пел, и односельчане часто приглашали его на свадьбы и другие семейные торжества. Бывший солдат пел о любви и счастье, о женской красоте и цветущих садах. За право петь эти песни на своей земле и бил он врага в военную пору - и пулей, и штыком, и артиллерийским снарядом.

А Анатолий в семнадцать лет отправился в кронштадтскую мореходную школу, потом получил распределение в Мурманск. Долгие годы плавал на судах Мурманского морского пароходства, работал также в бассейновом аварийно-спасательном управлении. Много лет прошло с тех пор, и отца уже много лет нет на свете, но след, который он оставил в душе, его образ жизни, отношение к людям, рассказы о войне - все это сохранилось в памяти навсегда.

- Когда трудно, думаю: а как поступил бы он? - говорит сын. - Вспоминаю его «если постараться», и оно не подводит. Часто вспоминаю его любовь к нам, детям. В моей жизни отец - словно маяк. Это не для красного словца…

С годами все меньше становится ветеранов, но они успели передать нам, следующим за ними, свой опыт, свою мудрость, свою любовь - к жизни и к Родине, к тому, кто рядом, к родным и соседям. Суметь бы теперь и нам хоть частицу этого богатства передать молодым…

Татьяна ЧЕРНОВА