…Они, как большие птицы - мощные, внешне чуть-чуть надменные, остроклювые. Только из металла. И аппаратурой напичканы под завязку - той, что позволяет истребителю Су-27 быть чрезвычайно маневренной, трудноуязвимой для любого самого изощренного врага машиной. Именно на таких «птицах» летают офицеры 9-го гвардейского истребительного авиационного полка войск ПВО, что базируется на аэродроме Килпъявр, где побывали мы накануне профессионального праздника военных летчиков России.

В Килпъявр мне не раз доводилось заглядывать и прежде. И в девяностые, когда полеты из-за нехватки топлива совершались по великим праздникам, и два года назад, когда тут шла подготовка молодых летчиков сразу трех полков и «сушки» поднимались в небо одна за другой, точно на конвейере… Истребители 9-го гвардейского и сейчас летают достаточно - горючего, по словам офицеров, летай - не хочу.

Они и летают, шлифуя свое мастерство. Однако делать это в Килпъявре осталось недолго - до зимы. 1 декабря полк расформируют. Так решили в высоких московских кабинетах…

С заместителем командира эскадрильи гвардии майором Андреем Красоткиным мы познакомились еще в 2007-м.

- Люди шли в эту профессию, чтобы летать, - говорит Андрей. - Последние три года мы это и делаем. Раньше же приходилось в основном бумажками заниматься. На стоянку придешь, потрогаешь самолет: ну, стоит, живой - и все. А начали постоянно летать - совсем другое настроение: ожили люди. Интересно стало жить. Даже женам радостней, когда они обед готовят, а за окном - шум двигателей, гарнизон живет, летает. Вы же помните, когда тут проходила подготовка молодых летчиков - работа шла без выходных… Но и результаты есть. За короткий период мы готовили летчиков хорошего профессионального уровня. Крайние (в авиации избегают слова «последний». - Д. К.) годы прожили на подъеме. Если в 90-е летали десять человек из тридцати, то сейчас - все! Не как тогда, когда я только пришел в полк: сидишь на земле и смотришь, как другие отправляются в полет… Не так давно у нас проходили учения на полигоне Ашалук. К ним тщательно готовились. Я за три месяца с копейками налетал сорок часов. Это очень много! И так весь полк: три-четыре смены в неделю. В общем, сколько могли, столько летали - по максимуму… Сейчас, правда, интенсивность снизилась. Дает о себе знать предстоящее расформирование. Часть самолетов уже передали в другие полки.

И все-таки регулярные полеты продолжаются до сих пор - мы видели это своими глазами.

- Ну не все же на дембель уйдут, - объясняет Красоткин. - Основная часть останется в авиации. Вот и поддерживаем форму. Да и те, кто закончат служить, думаю, будут искать работу на гражданских самолетах. Как мой друг, что в прошлом году ушел из армии как раз таки в гражданскую авиацию…

- А что здесь, в Килпъявре, будет после того, как вы уйдете?

- Комендатура, которая будет продолжать обслуживать аэродром…

Тем временем садится «спарка» (СУ-27 УБ - самолет со сдвоенной кабиной, используется в учебных целях), взлет которой мы наблюдали утром. Летчики - разгоряченные, мысленно все еще там, в небе, спускаются из кабины на землю. Тут мы их и ловим…

- Как полет? - спрашиваю у гвардии майора Сергея Николаева.

- Нормальный, плановый. Выполняли фигуры высшего пилотажа.

- Говорят, тяжело в такую погоду летать?

- Нас для того и учат, чтобы и в такую погоду летать.

Сергей Николаев окончил Армавирское летное училище. В 9-м гвардейском истребительно-авиационном полку тринадцать лет - с 1996 года. На вопрос о том, что повлияло на выбор профессии, отвечает просто:

- Родословная такая: отец - военный летчик. Так что это с детства. Это - болезнь. Сродни наркотику, наверно.

- А что главное в вашей работе? Без чего летчик хороший не сможет состояться?

- Без готовности рисковать, - говорит он, а потом добавляет с улыбкой: - Без некоторой безбашенности, что ли… Мы все - фанаты этого дела. Если бы было не так, то здесь, на Севере, наверно, никто бы не остался, нашли бы места потеплее. Условия-то, видите, какие… Но ничего - живем! И радуемся жизни.

- Вы пришли сюда в девяностых, когда полеты считались за счастье. А чем занимались в те годы?

- Строили-копали… - пожимает он плечами. - И вот только начали летать нормально - полк расформировывают. Что будет дальше лично со мной? Не знаю. Надеюсь на лучшее… Собираюсь продолжать службу в другом полку.

Да, расформировывают. А полк-то ведь не простой, с биографией. Еще в годы Великой Отечественной его летчики уничтожили 392 самолета врага, 12 пилотов стали Героями Советского Союза. Именно здесь служил легендарный Алексей Маресьев - прототип главного героя повести Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке». В войну полк был награжден орденом Кутузова III степени. Именно его летчики одними из первых в конце восьмидесятых осваивали новейший истребитель четвертого поколения Су-27П. В начале девяностых, после распада Союза, полк перебазировался на Кольский полуостров, в Африканду, где его объединили с 431-м истребительно-авиационным. Позже объединенный полк переименовали в 470-й гвардейский. В 2001 году он был расформирован, а все регалии и исправные самолеты передали 941-му истребительному полку в Килпъявре, который и стали именовать 9-м гвардейским истребительным авиационным Виленским ордена Кутузова…

Через несколько месяцев эта биография, эти регалии станут частью истории. Железные птицы опишут последний круг над взлетной полосой, покачают на прощание крыльями и улетят. И остается лишь надеяться, традиции славного полка не уйдут в прошлое вместе с ним, что пустота на аэродроме, название которого, пожалуй, знакомо каждому мальчишке в нашей области, не обернется прорехой в щите России. Хочется верить, что там, «наверху», все просчитали правильно…

Помимо опытных, зрелых летчиков удалось нам пообщаться и с совсем молодыми. Гвардии лейтенанты Андрей Колесников и Феликс Дулаев стали для нас экскурсоводами в здании высотного снаряжения - центре, где готовятся летчики к полету. Оба они пришли в полк сразу после окончания Краснодарского высшего военно-авиационного института в 2007 году.

- Меня здесь встретили очень хорошо, - делится Колесников. - Тут лейтенантов давно не было - лет пять, не меньше. Мне нравится в Килпъявре - природа, красота!

Оказывается, Андрей, выросший здесь, в поселке Тулома, тоже представитель династии: дед - военный, отец - летчик. Налет у него, как считает сам, в этом году достаточный - 24 часа. И в профессию свою Колесников попросту влюблен:

- Конечно, это не хобби, а работа. Но очень приятная!

- Не скучно в маленьком гарнизоне, вдали от благ цивилизации?

- Почему вдали? Тут ведь до города близко, автобус ходит регулярно. Театр, кино - отдыхаем как люди, с этим проблем нет. Меня здесь все устраивает!

Мы проходим через классы, где летчики получают подробные предполетные указания, переодеваются в специальные костюмы. Здесь же по возвращении происходит в прямом смысле «разбор полетов»: через полчаса после приземления каждый получает свои пленки, содержащие считанную с приборов самолета полную информацию о полете: курс, высота и так далее; там же зафиксированы и все действия пилота.

- С помощью этих данных анализируешь свой полет - то, как выполнена та или иная фигура высшего пилотажа, и ставишь себе оценку, - продолжает экскурсию гвардии лейтенант Феликс Дулаев. - А затем показываешь своему непосредственному начальнику.

Спрашиваю, откуда он родом и как попал в авиацию, а он улыбается в ответ:

- Место, откуда я родом, потихоньку знаменитым становится. Только знают Южную Осетию, а я из Северной, из-под Владикавказа, в казачьей станице родился. Нет, династии нет, мечтал просто летать…

- А в чем радость-то этого дела - летать?

- Особый кураж - не передать! - с восторгом признается Феликс. - Ничего подобного в жизни нет! Даже любовь с этим не сравнить. Ты будто в живом организме сидишь. И он тебе послушен. Да еще на высоте, в небе. Словно одно целое! У каждого самолета свой характер, на прочие не похожий… Когда говорят, что разговаривают с ними, как с людьми, это не сказка. Так и есть! Я и сам много раз с самолетом разговаривал. Не подумайте, что я с ума сошел. Вовсе нет…

Перед каждым полетом истребители проводят особый вид тренировки. Со стороны выглядит забавно: взрослые мужики в летных кожаных куртках будто бы в самолетики играют - прям как дети. А называется это упражнение «пеший по-летному».

- Берешь самолетик - и летишь. Я, например, ведомый, - поясняет Дулаев и указывает крылатой моделькой на Колесникова: - Андрей - ведущий. Ведущий идет с самолетиком, я - за ним. Выполняем все так же, как это будет в воздухе выглядеть. И проговариваем каждое действие, рассказываем его. Очень нужная вещь. Запоминаешь все, доводишь до автоматизма. Потом в небе это очень помогает.

Мы смотрим, как садятся выполнившие полетное задание «сушки». Тем временем погода над аэродромом окончательно портится: небо, с утра радовавшее ярким летним солнышком, затягивают плотные облака.

- А нам сегодня, видно, не судьба… - с тоской замечает Феликс. - Вон какая низкая облачность. Она крайне усложняет посадку. Землю не видишь до последнего момента. Сажать приходится по приборам, а это непросто…

И мне вспоминается давно слышанная присказка летчиков: «Взлет опасен, полет прекрасен, а посадка сложнее».

Нам уже пора уезжать, покидать гостеприимный гарнизон истребителей. И тут у ступеней здания высотного снаряжения, с крыши которого мы наблюдали за полетами, замечаем летчиков в парадной форме. Оказалось, лейтенанты Алексей Тульский и Валерий Поделякин только окончили училище, прибыли в свой полк, пришли представляться командиру. Молодые, красивые, одеты «с иголочки»… Вот ведь как: полк готовится к расформированию, а молодое пополнение продолжает поступать. Экая

нелепица, возможно, скажете вы. Однако для нас, гостей Килпъявра, лейтенанты эти явились неким знаком. Знаком надежды. Слава Богу, летчики у России пока еще есть. И самолеты - тоже. И горючки хватает. Пусть и не с этого аэродрома, но летать - будут.

Фото: Вишневский Павел
Аэродром Килпъявр. Су-27 заходит на посадку.
Фото: Вишневский Павел
Аэродром Килпъявр. Майор Сергей Николаев.
Фото: Вишневский Павел
Аэродром Килпъявр. Майор Андрей Красоткин показывает полетное снаряжение истребителя.
Фото: Вишневский Павел
Аэродром Килпъявр. Лейтенанты Андрей Колесников (слева) и Феликс Дулаев - «пеший по-летному».
Дмитрий КОРЖОВ