Забор, неприметные ворота. Внутри такой же неприметный домик, дворик в зелени, в котором выгуливают собак. Это - центр кинологической службы областного УВД. Прямо под открытым небом здесь проходит брифинг, посвященный сто первой годовщине создания в России подразделений служебно-розыскных собак. Сто один, конечно, дата, не круглая, но зато большая, уже одним этим солидным возрастом требующая к себе уважительного отношения.

Казалось бы, век высоких технологий, развитой криминалистики, а без четвероногих помощников все равно не обойтись. Ни одной силовой структуре: что пограничникам, что таможне, что милиции... Последней - в особенности. Потому что ни один прибор не заменит собой собаки, способной быстро найти наркотики и взрывчатку, вывести по следам на преступника, наконец, задержать злодея...

- В нашем центре всего 138 собачек, - рассказывает журналистам исполняющий обязанности начальника центра кинологической службы УВД по Мурманской области Алексей Боровиков. Уже по одному только уменьшительно-ласкательному наименованию своих питомцев: «собачка», видно, что человек искренне любит и вверенных ему животных, и свою работу. - С одной стороны вроде бы много, а на самом деле - мало. Тем более, сегодня, когда возросла угроза терроризма, наркобизнеса... Некомплект - сорок собачек, а скоро еще понадобится.

Это начальник центра имеет в виду вхождение в структуру УВД области милицейских подразделений из ЗАТО. В каждом ведь придется создавать свое кинологическое отделение. При этом, штат четвероногих «милиционеров» должен быть отнюдь не в две-три собачьих единицы: по нормативам МВД, не менее пятнадцати процентов личного состава патрульно-постовой службы обязаны работать со служебно-розыскными собаками.

Тут разговор сворачивает на самое больное: где их брать? При всем богатстве выбора, особо-то и не разбежишься. Ведь требуются не просто собаки, а собаки определенных пород: немецкие овчарки, лабрадоры, ротвейлеры. Впрочем, от последних сегодня приходиться отказываться: они же короткошерстые, очень зимой мерзнут. Покупать в питомниках? Их в области практически нет, а те, что имеются, не могут предложить псов с нужными для милиции качествами. Разводить самому - тоже не выход.

- Начальник управления высказал идею о «щенятнике», поручил мне проработать этот вопрос, - рассказывает Алексей Боровиков.- Ну, сел я, внимательно посчитал, оказалось - очень неподъемное на данный момент дело. Сами посудите: - это нужно, во-первых, создавать специальное отделение, новые штатные единицы вводить, из специалистов по выращиванию щенков - только на одно это требуется ежегодно около пяти миллионов рублей; во-вторых, строить отдельное родильное помещение, теплое, с постоянной дезинфекцией; в-третьих, вводить особое питание: витамины, творог; в-четвертых, часто выгуливать, да не только на территории отделения, а по городу. Чтобы привыкали к городским условиям, не боялись машин, грохота, стука... Потому что тогда они вырастут пугливыми. Ну и самое главное: нет у нас пока в регионе достаточного количества специалистов по выращиванию щенков.

Вот и приходится сотрудникам Центра либо закупать собак в соседних регионах - в той же Карелии, например, либо обращаться за помощью к населению. Разные ведь бывают ситуации, когда хозяевам приходится расставаться со своими любимцами: у кого-то аллергия на шерсть, кто-то уезжает и не имеет возможности взять с собой пса... Или, скажем, вот такой случай: одна женщина готовила свою собаку к участию в соревнованиях, но та сломала зуб. И все: путь к медалям ей был закрыт. А для кинологов отсутствие зуба - это не проблема.

Но чаще всего северяне предлагают дворовых собак, которые, к сожалению, не подходят. Требуются, как уже говорилось, конкретные породы. Возрастные ограничения: от года до трех лет. Отсутствие пугливости. Умение слушаться и не лениться. Ну и, конечно же, здоровье должно быть отменным.

Каждого новичка отправляют в карантин, потом начинается учеба. Занятия проходят два-три раза в неделю. И это не чья-то прихоть, а оптимальный режим дрессуры, дабы не перегружать нервную систему собак. Причем, каждый кинолог должен внимательно смотреть за тем: не устает ли его подопечный? Как только это происходит, все - стоп машина! - тренировки тут же прекращаются.

Жизнь у собак протекает по стандартному, упорядоченному графику: с утра - кормление, потом уход, затем занятия. Небольшой перерыв на выгуливание, обед - и после обеда снова на «уроки». Живут мирно, хотя иногда и дерутся друг с другом. Да это и понятно: все уже взрослые и самостоятельные, разные характеры и темпераменты, разное воспитание. Росли бы вместе - тогда другое дело!

Попадая в центр, одни собаки как-то сразу свыкаются с новым этапом в своей жизни, а вот другие поначалу очень скучают по своим хозяевам. Даже от еды отказываются первое время. Потом все-таки входят в норму. Но бывает и так, что у некоторых голодовка затягивается надолго и тогда кинологам ничего не остается, как звонить хозяевам и отказываться от них. В противном случае, псы могут ведь и умереть...

Неподалеку от журналистов молодой парень возится с большим красивым псом. Оказывается, милиционер не только его тренирует, это его собственная собака, Ингар. Несмотря на взрослый вид, на самом-то Ингару всего-то навсего десять месяцев. Ивану Лескову он достался, как шутит он: «в наследство от сестры».

- Выращивал сначала дома, четыре месяца, - рассказывает он журналистам, ласково похлопывая по холке бдительно косящегося на микрофоны Ингара, - выгуливал и дрессировал. Ну, а потом сюда привел. Молодец, успешно обучается! Через месяц уже на службу пойдет.

Как отмечает Иван, темперамент у его Ингара, самый что ни на есть подходящий: холерик, очень послушный, хозяина понимает буквально с полуслова. - А что любит искать? - интересуются у него представители СМИ.

- Все! Но колбасу - в особенности, - смеется Лесков. - Вообще, пес замечательный: неплохо проводит задержания, а сейчас вот будем его на след ставить.

- Чем успехи поощряете?

- Он у нас сырок любит сырок, больше ничего не признает. Кроме колбасы, конечно. А где живет? Пока работаю, здесь оставляю, а так - у меня. Дома ничего не грызет, даже с кошкой дружит.

Выделить из псов самого лучшего - трудно, все работают, что называется, «не покладая лап». Вот говорящая сама за себя статистика: только с начала года в регионе служебно-розыскные собаки помогли раскрыть около четырехсот преступлений, выявили пятьдесят схронов с наркотиками и семь - со взрывчатыми веществами. Постоянно выезжают собаки и в боевые командировки, на Северный Кавказ. Сейчас вот два пса в Ингушетии находятся. И тоже успешно действуют.

Алексей Боровиков привел один пример подобной работы. В Чечню выехал наш кинолог со своим подопечным. И случился там такой эпизод: в одном поселке было совершено убийство. Пустили собаку, она-то и вывела в район, где базировались боевики. Правда, стоянка уже была пустая, они ушли оттуда...

В штате Центра кинологической службы сегодня трудится двадцать четыре человека, из них четыре - вольнонаемные сотрудники, повара и вожатые собак, остальные - в погонах. Сейчас на территории подразделения кипит работа - ремонтируют вольеры, скоро прибавятся и новые жилища для собак. В Центре надеются, что они пустовать не будут. И, по-прежнему, готовы принять от северян будущих четвероногих стражей порядка. Так что, собачий призыв в органы - продолжается!

Фото: Ещенко С. П.
Алексей Боровиков.
Фото: Ещенко С. П.
Иван Лесков со своим Ингаром.
Фото: Ещенко С. П.
Иван Лесков, Иван Клементьев, Константин Шурехин.
Сергей БЕРДНИКОВ