Их ждали с особым волнением: ведь второй год подряд после нескольких относительно спокойных лет мурманская милиция несет потери на Кавказе. Поэтому близкие, друзья, коллеги командированных в горячие точки стражей порядка привыкли начинать день с просмотра северокавказской криминальной хроники. И вот тревожные полгода завершились: в воскресенье в столицу Заполярья вернулись сотрудники ОМОНа и сводного отряда милиции.

Жены, матери, подруги - на перроне они собрались заранее. Каждая всматривалась вдаль, туда, где вот-вот должен был показаться новороссийский поезд, которым прибывали наши милиционеры. И наконец - стук колес, флаг Мурманской области, развевающийся в окошке, счастливые лица бойцов, торжественное построение.

- Господи, да где же он?! - в отчаянии восклицала жена одного из омоновцев, не разглядев своего любимого в строю.

- Куда он от тебя денется? Сейчас увидишь! - смеясь, успокаивали ее коллеги мужа и, взяв под руки, помогли забраться повыше на заросший травой откос, откуда перрон был как на ладони.

Товарищи командированных милиционеров всячески поддерживают семьи, на полгода оставшиеся без кормильцев. Пока мужья охраняют порядок в южных регионах, их родные здесь как за каменной стеной: сослуживцы не отказываются решить бытовые проблемы, иной раз помогают и материально. Но главное даже не это, а трогательные мелочи, о которых помнят суровые на вид мужчины, допустим, принести ребенку уехавшего в горячую точку товарища новогоднюю елку.

Но даже такие чуткость и внимание не заменят близкого человека, о котором тем более тоскуешь, что вестей с Кавказа доходит мало. Сейчас, впрочем, бойцов выручают мобильники, а прежде, как рассказывали мне бывалые вояки, в мурманском отряде был лишь допотопный спутниковый телефон - устройство размером с чемодан, разговоры по которому влетали в копеечку, да и связь ужасного качества. Один офицер, например, по нему ухитрился поговорить… с чужой женой, будучи искренне уверен, что общается со своей половиной. Курьезная ситуация разъяснилась лишь к концу беседы.

В ту пору семьи получали информацию о судьбе своих мужчин только из противоречивых выпусков теленовостей - тогда, во время первой чеченской кампании, и родилась солдатская песня на мотив знаменитого «Синего платочка», в которой были слова: «Ты же в тревоге смотришь «Итоги» с новою сводкой про нас…»

Сейчас мурманские милиционеры несут службу в двух чеченских селениях: станицах Ассиновской, где квартирует ОМОН, и Червленной, там задействован сводный отряд. В его составе стражи порядка из самых разных подразделений: и ГИБДД, и ППС, и нестроевых служб.

- Поставленные перед отрядом задачи выполнены в полном объеме, - говорит подполковник Олег Морозов, командир СОМа. - Личный состав потерь не понес.

За этим коротким докладом шесть месяцев тревоги, круглосуточная служба без выходных, высокий профессионализм и стойкость. В горячей точке она - гарантия выживания, там расслабляться и ныть нельзя. Потому, наверное, так меняются парни, впервые побывавшие на Кавказе. Уезжали зелеными пацанами, вернулись мужчинами.

Что же до тех, у кого, как у большинства сотрудников ОМОНа, полтора десятка командировок за плечами, то и для них эта нелегкая обязанность так и не вошла в привычку. И пусть сейчас активных боевых действий в Чечне не ведется и даже режим контртеррористической операции снят, опасность по-прежнему подстерегает за каждым поворотом.

Шесть десятков наших земляков ежедневно находятся там, чтобы сделать кавказскую землю хоть чуточку спокойнее. Их ведет туда не только приказ, но и чувство долга. А еще - вера, что если не решать возникающие в далекой республике проблемы, беда может прийти и в наши дома. А значит, охраняя покой людей там, они защищают свои семьи, своих товарищей, каждого из нас.

Впереди у вернувшихся из командировки ребят неделя отдыха, затем они снова вернутся в строй и заступят на службу уже на родной земле.

Татьяна БРИЦКАЯ