Белый обелиск на берегу заметен издали. Остров Партизанский, бывшая база отрядов «Большевик Заполярья» и «Советский Мурман», затерян на просторах Туломского водохранилища. По традиции здесь уже несколько десятилетий проводятся слеты ветеранов войны и молодежи. Недавно Партизанский принимал участников уже 32-го по счету слета. Правда, нынче сюда приезжают дети, внуки и правнуки народных мстителей, ведь в живых партизан уже почти не осталось.

На митинге памяти у обелиска писатель и краевед Михаил Орешета вспоминал, как бывший командир отряда Александр Смирнов при встрече зачитывал список боевых товарищей, ушедших из жизни за минувший год. Их имена Александр Сергеевич произносил с трудом: его душили слезы. Вот и в апреле 2010-го в Вологде умер бывший разведчик Анатолий Голубев. Перед уходом он успел увидеть изданной свою книгу «Мы не играли в войну».

База продолжает жить. Круглый год на Партизанском бывают школьники со всего Кольского края.

Землянки в лесу

- Сохраните нашу базу! - просили ветераны, приезжая на слет. Так было в прежние годы. Но связь времен не прерывается. Трудно придумать лучшее место для военно-патриотической работы с молодежью, чем этот уникальный уголок. Ребята ходят по тем же тропинкам, которые проложили когда-то народные мстители, живут в землянках, учатся существовать среди дикой природы Севера.

И лишь мемориальные доски напоминают: здесь находилась командирская землянка, а вот в той, притаившейся в лесной чаще, жили разведчики. В самом центре базы на огромной плите высечены маршруты отрядов «Большевик Заполярья» и «Советский Мурман» в тыл врага и отражен их вклад в Победу: «Партизаны прошли по тылам противника более 10 тысяч километров, убили и ранили 525 неприятельских солдат и офицеров, разгромили 4 гарнизона. Они были молоды и безгранично преданы Родине».

Воевать с врагом в Кольском крае партизанам было значительно сложнее, чем на Брянщине, в Белоруссии или Украине. «Мы ходили на боевые операции в глубокий тыл - порой за 300-350 км от своей базы, на севере Финляндии преодолевая каждый раз линию обороны противника, представляющую цепь хорошо укрепленных между собой пикетов и опорных пунктов, расположенных вдоль госграницы. Главным объектом наших боевых рейдов была автострада Петсамо - Рованиеми, по которой шло снабжение немецких войск. Взрывали мосты, устраивали засады на пути автоколонн, оленьих обозов, уничтожали мелкие гарнизоны, разрушая линии связи, мы должны были парализовать эту основную коммуникацию противника. Все рюкзаки достигали веса 40-50 кг. Такая ноша затрудняла движение, изматывала силы» - читаем страницы воспоминаний о партизанской войне в Заполярье. К тому же на финской территории население враждебно относилось к «сталинским бандитам».

Анатолий Голубев, приезжая на слет, подробно рассказывал о тех суровых буднях. Я постаралась записать его воспоминания как можно полнее. «Мы сами готовили лыжные мази и смолили лыжи на костре. Не годились и ременные крепления на полозьях. Мы переняли опыт финнов и стали делать крепления из резины. Армейские вещмешки тоже не подходили. В них можно было положить пятисуточный запас продуктов, а мы уходили на целый месяц. Нужно было еще нести на себе боезапас, взрывчатку, термитные шары, гранаты… Вес доходил до пятидесяти килограммов».

Особого мужества требовали зимние рейды. В тридцатиградусный мороз партизаны пересекали на лыжах многочисленные озера, лесные речушки и ручьи, которые таили в себе опасность. «Сверху наледь, под ней - вода. Нередко проваливались вместе с лыжами. Мороз быстро «схватывал» и валенки, и лыжи - все покрывалось льдом. Валенки становились «железными». Идти дальше было очень тяжело. Костры же разводить нельзя, сразу обнаружит противник, - объяснял Анатолий Геннадьевич. - Многие обморозились. И я тоже».

Один из ледовых походов оказался трагическим. Вероятно, Анатолий Голубев о нем написал в своей книге: «Бой шел на Кучинтундре. У нас было много обмороженных и раненых. Мы их тащили на волокушках, сделанных из лыж и плащ-палаток. Кто не мог идти, ложился в волокушку. И… обязательно замерзал. Это была верная смерть. Кто-то из последних сил держался на ногах и дошел сам, например, Татарских…»

Каратели пытались выловить лесных мстителей, а за голову командира отряда Александра Смирнова было обещано четыреста марок. Но партизаны оставались неуловимыми.

Костры памяти будут гореть!

Огромный костер во время слета по традиции зажигали от одной спички бывшие бойцы отрядов. В нынешнем году его зажгли дети этих героических людей - Сергей Клюшев, Станислав Селезнев, Виктор Тельминов, Римма Кузнецова… Веселый огонь объял сухие стволы елок, сложенные конусом.

Александр Селезнев был комиссаром отряда «Советский Мурман». Ежегодно его сын приезжает на Партизанский из Тверской области, а Римма Кузнецова - дочь любимца партизан «Большевика Заполярья» Николая Ефимовского - из Санкт-Петербурга. Сын 16-летнего разведчика отряда «Советский Мурман» Владимира Клюшева Сергей живет в заполярной столице. Сын партизана Алексея Попова из «Большевика Заполярья» Николай приехал из Умбы, Людмила Трескина - из Никеля.

- Мой отец - Геннадий Заборский - воевал разведчиком в отряде Александра Смирнова, - рассказала она. - В ледовом походе был обморожен. В госпитале ему ампутировали часть ступней.

Виктор Тельминов из Мончегорска вспоминал маму, Анну Кожину (Тельминову), и признался, что этот остров - место для него родное. Каждый год Виктор привозит на Партизанский школьников. Особенно любит приезжать осенью.

На слете были и все четыре внука Александра Смирнова. Потомки партизан не привыкли сидеть сложа руки. Они помогают восстанавливать землянки, нынче начали возводить сруб для будущего музея партизанской славы. А то просто берутся за топоры, чтобы наколоть дров для кухни.

Любовь сильнее войны

Могила 22-летней Веры Поляниной находится у обелиска. Год гибели - 1944-й. История любви этой девушки до сих пор будоражит воображение тех, кто приезжает на остров. Бывшие партизаны, правда, вспоминали о ней неохотно. «Красивая была девушка!» - обмолвился Анатолий Голубев. Другие подтверждали: до того красива, что ее старались не брать на задания: жалко, если погибнет. Вера занималась на базе хозяйственными работами.

В Полянину практически все были влюблены. Она же полюбила командира взвода разведки Григория Колтакова. Да только женился Колтаков на другой. Организовали веселую свадьбу в землянке, где жили разведчики. Вера не смогла этого перенести. В день свадьбы любимого она надела красивое платье, сшитое из тюля, спустилась по тропинке в баню и… застрелилась. Партизаны крайне отрицательно отнеслись к этому поступку: идет война, нужно защищать Родину, а она… Тело Веры предали земле в лесной чаще на окраине базы.

Через много лет после войны поисковики перезахоронили ее останки у обелиска. Но в лесу осталась ложбинка, заросшая черничником, где бойцы похоронили Полянину. Это место всегда посещают те, кто приезжает на остров. А у Григория Колтакова семейная жизнь не сложилась, как будто девушка своим отчаянным поступком навсегда закрыла ему путь к счастью. Лесная партизанская быль заставляется задуматься: любовь оказалась сильнее войны.

Переправа

Мы долго не могли выбраться с острова: акватория водохранилища вздыбилась волнами. У маленького причала покачивались карбас и моторка. Люди вглядывалась в волны с белыми бурунчиками. Усиливался ветер. Нужно ждать. Лишь к вечеру волны немного улеглись. Снова сомнение: на карбасе в такую погоду не выгрести. Разве что моторка возьмет на буксир. Решили отправить женщин и детей. С трудом погрузили рюкзаки, забрались в подпрыгивающую на волнах лодку. На берегу Михаил Орешета с громкоговорителем напоминал: всем надеть спасжилеты!

Едва карбас отошел от причала, его закружило, как щепку. Пришлось возвращаться. И снова ждать. Погрузились поздно вечером. Ветер слегка поутих. Опять побросали рюкзаки в карбас. Мужчины сели на весла. Впереди рассекала волну моторка. Наше суденышко с трудом оторвалось от берега. Бросили швартовочный конец на моторку. Та описала полукруг на воде и… заглохла. Гребцы пытались развернуть карбас и вывести на волну. Его вдруг начало сносить к берегу. Виктор Тельминов отчаянным усилием налегал на весла, чтобы удержать лодку. Ее же подхватило течением, по дну заскрежетали камни. По берегу на подмогу уже бежали люди. Влад Васильев помог оттолкнуть карбас с камней вместе с уходящей волной. Снова заработали весла.

В это время затарахтела моторка. Она взяла нас на буксир и потащила по водохранилищу к противоположному берегу. Карбас высоко взлетал на гребень и проваливался вниз. Когда накренялся борт, душа оказывалась в пятках, а руки проверяли, хорошо ли завязан спасжилет. В тихой бухточке мотор смолк, и вскоре мы выпрыгнули на прибрежные камни.

Непогода словно испытывала участников слета на прочность, а остров не хотел отпускать. Впрочем, кто бывал на Партизанском, обязательно возвращается туда снова.

Фото: Бровина Светлана
Восстановление командирской землянки.
Виктория НЕКРАСОВА