Высота в титовском укрепрайоне 189,3 метра над уровнем моря. Старый заброшенный советский дот еще довоенной постройки, сопки и заболоченная местность со всех сторон на несколько километров. Видимость отличная, спрятаться негде - ни деревьев, ни высоких кустов, ни огромных валунов, укрывающих от пуль и глаз врага. Место, где все осталось почти таким же, как было тогда, в 1941-м. Участники регионального военно-исторического клуба «Заполярный рубеж» постарались с максимальной достоверностью воссоздать здесь один из первых боев на Кольской земле. Это одна из немногих реконструкций, в которых победил враг.

Перед боем

Воскресное утро над рекой Титовкой выдалось весьма пасмурным. Организаторы боялись, не навредит ли погода съемкам короткометражного исторического фильма. Да, именно фильма. Не просто отражающего деятельность клуба, а для того, чтобы показать зрителю сам бой, как это было. Без актеров и почти без реплик. Только поле боя - стрельба, взрывы, раненые и убитые.

- По сценарию о приближении немцев нам сообщает раненый пограничник, которого играю я. Он вместе с выжившими из передового погранотряда выходит из-под обстрела, - рассказывает командир клуба «Заполярный рубеж» Олег Переверзев. - После их появления готовимся к атаке и вступаем в бой.

Но это еще не скоро. Пока полным ходом идет подготовка съемочной площадки. Необходимо убрать весь мусор, оставленный туристами, укрепить окопы, здесь углубиться, там ямку закопать, чтоб ногу не подвернуть.

Пулеметный расчет устанавливает знаменитый «Максим». Весит такая конструкция около 60 килограммов. Без патронов и воды. Суетятся все одинаково и вперемешку - реконструкторы, одетые в немецкую форму, вместе с «красноармейцами» таскают ящики с макетами патронов и гранат. Поправляют друг другу форму, чтобы все смотрелось идеально, по уставу. Обмениваются табаком, доставая из стилизованной под старину пачки якобы немецкие сигареты или «Беломорканал». Порой и вовсе обходятся самокрутками, свернутыми прямо в окопе.

- Чтоб во время съемок ни у кого сигарет с фильтром не было! - кричит старшина Бондарь отряду «красноармейцев», которые уютно расположились на ягеле под пробившимися сквозь тучи лучами полуденного солнца. - И не залеживайтесь здесь, за сегодня нужно все успеть!

Штыки настоящие, а кровь - из кетчупа

- Немцы, немцы идут! - разнесся над окопами голос «раненого пограничника». На лице и одежде перемешанная с кетчупом грязь.

- Отставить панику! - приказывает старший лейтенант Рябков. - Доложи обстановку!

- Товарищ старший лейтенант, совершали обход вдоль границы и подверглись нападению немецких войск. Отряд человек сорок, - доложил «пограничник». - Скоро будут здесь.

- Бойцы, приготовиться к бою! Раненого в дот!

Позиции заняли быстро, все уже было готово. Патроны - в магазинах, штыки примкнуты к стволам. На штыках - стреляные гильзы обязательно. Как бы красиво ни смотрелась заруба на штыках, бой-то все же учебный, не настоящий. И враг условный, и с той и с другой стороны все друзья-товарищи. А посему все должны быть без лишних ранений и травм. Безопасность на таких мероприятиях превыше всего. Да и костюмы жалко! Иные сделаны искусно и точно до деталей. Зачем такую красоту штыками...

Занимаю присмотренную заранее позицию снайпера посередине окопа. Отсюда прекрасно просматриваются подходы к доту. Рядом воткнул саперную лопатку, которой еще совсем недавно обустраивал себе уютное «гнездышко». По сценарию должен быть рукопашный, а с оптикой в таком бою делать нечего. Так что саперка будет весьма кстати. Слева - пулеметный расчет, справа - товарищ старшина, впереди цепью наступает враг.

- Без приказа не стрелять! - кричит старший лейтенант так громко, что, наверное, даже у «немцев» в ушах заскрежетало. - Старшина, командуй с правого фланга!

«Оккупантов» подпустили на предельно близкое расстояние. По команде «Огонь!» наши окопы ощетинились злой и плотной стрельбой. Еще перед боем был дан приказ экономить боеприпасы, поэтому даже пулеметчики и автоматчики вели огонь короткими очередями. Из снайперской винтовки системы Мосина, которая досталась мне, каждый выстрел был на вес золота - затвор заедал от высокой температуры пороховых газов. Так что для меня экономия патронов (их выдали всего шесть) была вещью неизбежной. Хочешь не хочешь, а сэкономишь.

Огонь из всех стволов «врага» не напугал, и в скором времени «фашисты» подобрались совсем близко к укреплению.

- В атаку! - звучит над окопом, и мы идем в штыковую. Ну а у кого штыка нет - с саперными лопатками.

Удалось выстоять. Причем с минимальными потерями. Даже «языка» взяли. Пока командование допрашивало пленного, в окопах бойцы рисовали себе раны. Все тем же кетчупом.

Ликование от победы длилось недолго. Захваченному «фрицу» удалось сбежать и вернуться к своим. В скором времени на горизонте снова цепь цвета фельдграу - смесь зеленого и серого тонов, цвета германского вермахта.

«Застрелюсь, но не сдамся!»

Получив сведения о расположении наших войск от сбежавшего «немца», противник перегруппировался и пошел в атаку более уверенно. Укрепления были взяты за считанные минуты. Практически весь личный состав «красноармейцев» погиб. Выжившие укрылись в доте.

- Этот эпизод сняли! - объявляет «убитый» политрук, отряхиваясь от земли. - Убитые, запомните свои места и перекурите. Сейчас будем дот жечь.

«Эсэсовец» тащит «огнемет», в роли которого обычная промышленная газорезка. К трубке прикреплены шлангами два баллона - один с бензином, другой с кислородом. Когда огонь вырывается из ствола, пламя завораживает и ужасает одновременно.

- Он, конечно, не бьет на пятнадцать метров, как настоящий, это же обычная газорезка, но для нашего фильма вполне сгодится, - рассказывает огнеметчик Александр Загоскин. - Одно плохо - расход топлива очень большой. За пять минут сгорает весь баллон. Надеюсь, нам хватит на несколько дублей.

В момент работы огнемета в доте, разумеется, никого. Все - вокруг. Кто ж пропустит такое зрелище! Стоим с фотоаппаратами и ждем, когда из длинной трубки вырвется струя пламени.

Огнеметчик сначала сделал залп издалека, что совсем не впечатлило оператора. Оно и понятно: смысла нет едва касаться пламенем стенки укрепления. Было решено подойти ближе к амбразуре и выстрелить прямо в нее.

Получилось. Огонь не просто рассыпался по углублению в стене, но и ворвался внутрь. С другой стороны повалил черный дым - загорелся мох и пластик, что был оставлен в амбразуре теми, кто не удосужился увезти с собой с места пикника бутылки и стаканчики.

Когда съемки этого эпизода закончились (к слову, тут кончился и бензин в баллоне), настало время переходить к следующему, а именно - попыткам взять в плен тех, кто до сих пор держит оборону в доте. Почему попыткам? Русские без боя не сдаются!

Чтобы окончательно выкурить «красноармейцев» из укрепления, «фашисты» решили бросить в проем дымовую шашку.

- Мы же там задохнемся на хрен! - орет старшина Бондарь.

- Зато лица будут соответственные! - парирует политрук Переверзев.

- Тогда я демонстративно застрелюсь из нагана, но в плен не сдамся! - принимает решение старшина, приставляя револьвер к виску, и уходит в дот, часто дыша, стараясь вдоволь надышаться чистым, без угарного газа, воздухом.

Съемки начались, «убитые» легли на свои места, «немцы» занялись мародерством, другие осторожно подошли к двери в огневую точку. Из проема все еще раздавались выстрелы. Двое «фашистов» упали замертво. После малопонятной тирады на немецком в дот летит дымовая шашка. Хлопок, едкий белый дым, который заставляет «красноармейцев» покинуть укрепление. Из проема выползают раненые и чуть живые солдаты. Один попытался оказать сопротивление, но его тут же пристрелили. Двоих берут в плен. Старшина, как и обещал, застрелился перед врагом. Бой окончен, красное знамя сброшено с крыши дота.

...Единственные выжившие из подразделения, что вело бой на высоте 189,3, - три «красноармейца» - старший лейтенант и двое рядовых, стрелок и снайпер, отходят.

- Ничего, мы еще вернемся сюда, - произносит в самом конце фильма офицер. - Эта земля снова будет нашей.

Никто из нас, участников реконструкции, не сомневался, что именно такая фраза звучала в момент отступления Красной армии с потерянных рубежей. Это были не просто съемки, но дань памяти тем, кто погиб здесь много лет назад.

После сбора реквизита мы по традиции почтили память павших минутой молчания у креста на холме, под которым похоронены безымянные защитники Советского Заполярья.

Фото: Микулин Александр
В Заполярье воссоздали один из первых боев 1941 года.
Фото: Микулин Александр
В Заполярье воссоздали один из первых боев 1941 года.
Фото: Микулин Александр
В Заполярье воссоздали один из первых боев 1941 года.
Фото: Микулин Александр
В Заполярье воссоздали один из первых боев 1941 года.
Фото: Микулин Александр
В Заполярье воссоздали один из первых боев 1941 года.
Алексей ОСЕТРОВ.