Над палубой судна «Георгий Титов» стрела крана медленно поднимает миниатюрную подлодку, окрашенную в белый и красный цвета. Впрочем, на самом деле это не субмарина, а спасательный глубоководный аппарат «Приз». Такие используются российским ВМФ для спасения терпящих бедствие на большой глубине подводников и проведения ремонтно-технических работ на дне. Экипаж аппарата - пять человек: два офицера и три мичмана. «Приз» способен погрузиться на километр и за один раз доставить на поверхность до двадцати человек. Он имеет манипуляторы, с помощью которых экипаж может при необходимости поднять со дна какой-либо предмет. Носителями аппарата являются специальные суда - «Михаил Рудницкий» и «Георгий Титов», которые и доставляют «Приз» на место действия.

- Это техника еще советских времен, но она до сих пор достаточно надежна, - говорит капитан «Георгия Титова» Владимир Степанянц. - Корпус титановый, очень прочный, позволяет работать на больших глубинах. Оборудование тоже хорошее. Одним словом, работать можно.

Тем временем «Приз» опускают в воду. Затем экипаж занимает свои места и ведет аппарат своим ходом в сторону специального морского полигона, что в губе Варламова. Там ему предстоит отрабатывать на макете аварийной подлодки элементы стыковки с нею и спасение подводников...

То, что в среду разворачивалось на глазах у приглашенных журналистов, отнюдь не было демонстрацией на камеру. Наоборот, спасатели Северного флота проводили очередную обязательную тренировку. Надо постоянно быть в форме, ведь никто не знает, когда потребуется выполнить реальную задачу.

- Самая серьезная авария, на которой нам приходилось работать, это, конечно, подъем «Курска», - рассказывает Владимир Степанянц. - Памятна также авария в 1986 году у Кильдина: там упал вертолет, и мы его разыскивали. Очень хорошо показали себя наши спасатели в совместных международных учениях «Болд Монарх - 2008», они проходили в Норвегии.

Кстати, в тех учениях помимо России и Норвегии принимали участие США, Франция, Польша и Нидерланды, на них присутствовали военные наблюдатели из двадцати пяти стран. И наши спасатели удостоились самых высоких оценок за профессионализм и умение правильно действовать в нестандартных и экстремальных условиях.

Нынешняя же тренировка является еще и подготовкой к предстоящим летом в Норвежском море учениям «Болд Монарх - 2012». Совместно с иностранными коллегами наши моряки будут отрабатывать оказание помощи попавшей в аварию субмарине. Причем максимально близко к реальности: ее экипаж будет на самом деле эвакуироваться с помощью спускаемого аппарата.

Спасатели флота входят в состав 86-го аварийно-спасательного отряда, которым руководит капитан первого ранга Андрей Филюнцев. Подразделение это новое, но только по названию. Почти все его кадры и техника ранее входили в 88-ю аварийно-спасательную бригаду. Впрочем, не так давно у спасателей появилось и новое оборудование. Например, специальный комплекс «Пантера плюс» - с его помощью моряки-операторы могут управлять необитаемыми подводными аппаратами. Или нормобарический жесткий скафандр, который также продемонстрировали журналистам. Он смахивает на космический: такой же шлем, объемный костюм-панцирь, но вместо перчаток с пальцами - манипуляторы. Очень дорогая «одежка» - одно только программное обеспечение стоит около миллиона рублей. Зато в ней водолаз чувствует себя очень комфортно и может работать на больших глубинах. А нормобарическим скафандр называют потому, что внутри поддерживается нормальное атмосферное давление. Это позволяет водолазу дышать обычным воздухом и не прибегать перед погружением и подъемом к процедурам компрессии и декомпрессии.

До 2020 года в отряд должны поступить новые суда и новое оборудование.

- Но техника техникой, а все решают люди, - говорит Андрей Филюнцев. - Они у нас надежные. Молодежи, правда, маловато.

Подходит командир СГА «Приз» капитан третьего ранга Константин Вильман, и журналисты атакуют его вопросами, в том числе биографическими.

- Я местный, из Североморска, - отвечает, улыбаясь, Константин. - И поэтому особых размышлений по поводу куда пойти учиться у меня не было, выбрал военно-морской вуз. В 2003-м пришел лейтенантом на флот, через два года стал помощником командира, а в июне 2009-го назначен на должность командира «Приза». Серьезных спасательных операций пока не случалось, но в отработке различных элементов ликвидации аварийных ситуаций участвую постоянно, это ведь наша каждодневная работа.

Своими подчиненными Вильман не просто доволен - гордится ими:

- Экипаж у меня отличный! Готов выполнить любую задачу.

С «Георгия Титова» журналисты переходят на стоящее поблизости буксирное судно «Памир». Здесь идет подготовка к водолазным спускам. Правда, не в нормобарическом скафандре, а в обычном, который сами водолазы в обиходе называют трехболтовым. Он почти без изменений сохранился по сегодняшний день с конца девятнадцатого века. А «трехболтовый» потому, что шлем крепится к воротнику костюма действительно тремя болтами. Такие скафандры используют для сравнительно неглубоких погружений - до шестидесяти метров.

После того как водолаза Николая Соколовского надежно экипируют, он не спеша спускается по трапу в воду. Окунувшись с головой и держась за поручни, сначала проверяет герметичность костюма, и только убедившись, что все нормально, спускается дальше. По плану у него - осмотр корпуса судна.

Выполнив задание, возвращается обратно. Докладывает:

- Корпус осмотрел, с ним все в порядке, ремонта не требует.

Водолазам «Памира» приходилось выполнять самые разнообразные задачи. К примеру, в прошлом году с июля по сентябрь они работали в Карском море - искали в Обской губе мины, поставленные еще в 1942-м немецкой подлодкой. С задачей справились, как всегда, успешно: обнаружили и уничтожили четыре мины. Рисковая работа? Не без того. Но настоящим профессионалам, надежным мужикам она по плечу.

Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Сергей БЕРДНИКОВ