- Принесите еду из ресторана! - кричит переговорщику террорист, периодически стреляя по сугробам из захваченного только что автомата.

- Что конкретно из питания вы хотите? - спокойным голосом через рупор спрашивает переговорщик.

- Коньяк «Хеннесси», пять литров, и омаров! И одежду теплую, гражданскую! - едва не срывая голос, продолжает террорист, после чего из окна вновь раздается очередь.

Сцена могла бы легко сойти за съемки художественного фильма о побеге осужденных и захвате заложников, однако все это - элемент учений.

По легенде, из колонии строгого режима № 18, что расположена на окраине поселка Мурмаши, сбежали двое «сидельцев». Подкупили охрану, ранили ножом в живот караульного, завладев автоматом, перелезли через «колючку». Дальше настоящий боевик со стрельбой. Добежав до дороги, мужчины в темно-серых робах остановили проезжающий автомобиль. При этом в своих действиях были решительны, открыли стрельбу по машине и водителю. Завладев транспортом, решили ехать в Петербург. Однако путь им преградили сотрудники ДПС и группа автоматчиков из сводного отряда быстрого реагирования ФСИН. Между силовиками и осужденными завязалась непродолжительная перестрелка, в ходе которой один из сбежавших был ранен, а другой вместе с оружием скрылся, бросив подельника.

Далеко злодей не убежал - спрятался в одном из частных домов, взяв в заложники хозяйку. Все остальное действие крутилось именно вокруг освобождения женщины.

- На поимку преступников были брошены 183 человека, - рассказал старший инспектор группы организации действий при чрезвычайных обстоятельствах УФСИН России по Мурманской области Алексей Безбожко. - Все дороги, а также железнодорожный и морской вокзалы были перекрыты. Преступники хотели любым способом добраться до Санкт-Петербурга, а мы, в свою очередь, постарались этого не допустить. Вот так и воевали.

Первым на место прибыл переговорщик с охраной. Его задача - уговорить террориста отпустить заложника и сдаться. Однако в подобных случаях рассчитывать только на психолога нельзя, а потому вокруг опасной территории выставили оцепление, к захвату подготовилась группа специального назначения «Айсберг».

- Это мой первый опыт ведения переговоров, и теперь, думаю, при необходимости справлюсь в такой ситуации. Действовала по пунктам, не отходя от инструкции, - рассказывает о своей роли в учениях старший психолог отдела охраны ФКУ ИК-18 Марина Монастырская. - Мне нужно было разговаривать с террористом в течение четырех-пяти минут, пока готовилась группа захвата, однако за это время ребята не успели подъехать, так что пришлось импровизировать.

Но долго «забалтывать» нежелающего идти на контакт террориста не пришлось - к дому подъехал спецназовский броневик. Группа незамедлительно приступила к работе - взрывотехник обошел дом и заложил свето-шумовую бомбу, штурмовики, укрываясь за бронированный щит, осторожно и бесшумно подошли к двери, за которой осужденный удерживал заложника. Операция по спасению женщины длилась меньше минуты - раздался взрыв, треск выломанной двери, пара выстрелов, и вот террориста выводят с заломанными руками.

- Наша главная цель - освободить заложника и не дать террористу причинить ему вред. Разрешение на выступление и ведение огня на поражение дает прокуратура, после чего выдвигается группа. На подобных учениях отрабатываются различные варианты, поскольку неизвестно, как именно поведет себя преступник, - комментирует заместитель начальника отдела специального назначения «Айсберг». - Обычно мы участвуем в заключительной стадии операции. Так как поиск преступника не привел к его задержанию, дано разрешение на силовое вмешательство. К тому же злодей ведет себя неадекватно, значит, нужно штурмовать.

Без жертв в перестрелке не обошлось - одного из спецназовцев вынесли на носилках сразу после террориста - офицер получил ранение в колено. Однако и самому осужденному пришлось несладко.

- На учениях все происходит вроде как и не по-настоящему, но руки после спецназа до сих пор болят. Эти ребята понарошку заламывать не умеют, - то ли шутя, то ли всерьез говорит младший инспектор отдела охраны УФСИН России по Мурманской области Андрей Кузнецов. На таких учениях именно он в последние два года изображает террориста. - А так все проходит очень просто - никакой речи заранее не готовлю, говорю то, что в голову придет. К тому же всевозможные жаргонные фразочки заучивать не нужно, наслушался их уже сполна от наших «сидельцев».

Преступник, по словам Андрея, может наглеть, а потому, пользуясь случаем, он и решил хотя бы на словах исполнить свое желание - гордо потребовать омаров из ресторана. И неважно, что отведать их в этот день так и не пришлось.

Фото: Алексей Осетров
Фото: Алексей Осетров
Алексей ОСЕТРОВ