Прочитал корреспонденцию Татьяны Брицкой «Имена на поверке» («Мурманский вестник» от 5 апреля 2013 г.). Во мне, участнике Великой Отечественной войны, основателе поискового движения в Мурманской области и человеке, отдавшем поисковой работе 50 лет своей жизни, она обострила давно не утихающую душевную боль. Снова идет атака на созданное мною за много лет борьбы с недоброжелателями поисковое объединение.

Появление первых поисковиков в Мурманской области в 1959 году вызвало гнев у партийных органов и военкоматов. На поисковиков посыпались обвинения в мародерстве, в том, что они собирают останки фашистов и позорят этим нашу героическую Советскую армию и родную коммунистическую партию. Позже нас стали обвинять в сборе оружия на местах боев и в снабжении им боевиков.

26 мая 1966 года Мурманский облисполком принял решение «О приведении в порядок памятных мест, связанных с историей Мурманской области». Выполняя это решение, военкоматы снесли и сожгли все именные деревянные обелиски на воинских могилах, заменив их безликими бетонными блоками.

В сентябре 1969 года эти же военкоматы ликвидировали без перезахоронения кладбище 12-го гвардейского медсанбата 10-й гвардейской дивизии, кладбище 35-го гвардейского стрелкового полка этой же дивизии, два кладбища 6-й отдельной лыжной бригады, кладбища 14-й стрелковой дивизии и ее 75-го медсанбата, три братские могилы и памятник 96-му хирургическому полевому подвижному госпиталю 14-й армии.

В 1983 году строители железной дороги ликвидировали без перезахоронения и пустили под насыпь кладбище 72-й отдельной морской стрелковой бригады. При этом в ковш экскаваторов попали около десятка одиночных могил, и поисковики вытаскивали уже торчащие из насыпи останки солдат.

Об этих фактах глумления над останками павших героев Заполярья были информированы обком КПСС, военкоматы, Мурманская секция Советского комитета ветеранов и СМИ. Но никакой реакции не последовало.

В 2012 году в объединении работали 16 отрядов. Государство оказывало им символическую материальную помощь в сумме 800 рублей на поисковика в год. Каждый вынужден был пополнять неизбежные расходы за счет семейного бюджета.

Поисковики огорчены назначением куратором их работы Леонида Мостового - председателя областного комитета по взаимодействию с общественными организациями и делам молодежи.

В июне 2009 года исполнилось 50 лет поисковому движению Мурманской области. Леонид Мостовой перенес юбилей на 5 месяцев и не организовал юбилейное собрание, не обеспечил поисковиков юбилейными медалями, не счел нужным поощрить ценными подарками наиболее заслуженных ветеранов поискового движения. Никак не отреагировали на полувековой поисковый юбилей ни губернатор, ни областная дума. Спасибо журналистке «Мурманского вестника» Людмиле Лопатко, опубликовавшей добрую корреспонденцию о юбилее.

Более 20 лет я консультирую работников облвоенкомата по различным вопросам войны в Заполярье. Помогаю им определить координаты могил по запросам граждан. Снабдил картой боевых действий в Заполярье и полным перечнем всех воинских захоронений на территории Мурманской области.

Поражают необоснованные обвинения поисковиков в чужих недоработках. Реконструкцию поискового кладбища в Долине Славы делали не поисковики, а государственные учреждения и предприятия. Они добросовестно сделали вместо кладбища «английский газон». Сохранить планировку могил и фамилии воинов со старых обелисков оказалось некому. Вот почему с новых плит исчезли несколько фамилий. Соответствие фамилий и званий на новых плитах с поданными списками тоже не проверили.

Чиновники довели реконструкцию Долины Славы до абсурда. Основанное поисковиками в 1987 году кладбище для захоронения собираемых останков павших солдат они нарекли мемориалом. И теперь новый его хозяин - областной центр по сохранению историко-культурного наследия - правомерно запрещает поисковикам впредь хоронить на кладбище останки солдат. Кто в конце поискового сезона правомочен дать поисковикам ответ на вопрос, где предавать земле собранные останки?

Вот о чем должны думать Леонид Мостовой и военком Владимир Соловей еще до открытия поискового сезона, а не запрещать поисковую работу и не приглашать не оправдавшие себя в Белоруссии и в Ленинградской области поисковые батальоны. Они никогда не смогут заменить поисковиков, работающих по велению души и сердца. По данным на 2012 год, добровольцы нашли на поле боя 400 солдат и офицеров, числящихся без вести пропавшими. 400 семей узнали о судьбе и месте захоронения своих отцов и сыновей.

В ответ на незаслуженный упрек поисковикам, что количество погибших в Заполярье ими не установлено, отвечаю. Установлено еще в 1998 году и обнародовано мною в выступлениях в Долине Славы следующее: убито 85600 человек, замерзли насмерть 1910 человек, пропали без вести 9200 человек.

Количество погибших в Заполярье должны определять не поисковики-общественники, а государевы слуги в военкоматах, которым народ доверяет отправлять своих сынов на защиту Отчизны и вправе с них спросить, кто из них погиб, где и когда похоронен, с указанием точных координат могилы.

К сожалению, Мурманский облвоенкомат за 68 послевоенных лет так и не поработал в архиве, и не составил хотя бы списков всех погибших в годы войны защитников Заполярья. Он выступает в роли статиста и сетует на поисковиков, не выполняющих предписания Леонида Мостового о передаче в облвоенкомат сведений о погибших и захороненных для создания единой базы данных.

Лев ЖУРИН, ветеран Великой Отечественной войны,почетный гражданин города-героя Мурманска и Мурманской области