На подлодке - в тыл врага

...Так случилось, что на прочность этот разведотряд из 13 человек испробовали и ледяная вода Баренцева моря, и холодные бесприютные камни Северной Норвегии, и автоматный огонь фашистов.

Высадку разведывательной группы старшего лейтенанта Георгия Васильевича Кудрявцева на берег противника у мыса Лангбунес производила подводная лодка «М-173». Это была первая доставка разведчиков морем. В 21.30 25 сентября 1941 года подлодка встала на якорь у берега, а уже к полуночи высадка была завершена.

В группе были и русские, и норвежцы. Круг задач, что стоял перед ними, - широкий и сложный. Положение на фронтах, в том числе и на Севере, - трудное, тяжелейшее. Необходимость в сведениях о противнике - достоверных, предельно точных - постоянная. Сбор такой информации стал одной из главных задач разведгруппы Кудрявцева. И разумеется, поиск людей, которые помогли бы в сборе сведений. Для этого необходимо было восстанавливать контакты с разведывательной сетью, созданной в Северной Норвегии перед войной. Очень важно было на опыте большой разведгруппы установить возможность создания здесь активного партизанского движения.

Свою работу они начали с обустройства нескольких скрытых пунктов базирования, налаживали связь с разведячейками. Изучали возможность диверсионной акции на батарее дальнобойных орудий в Киберге.

Вначале базировались в избушке в 25 километрах от моря неподалеку от местечка Киройанка, в этом районе также имелась землянка для встреч. Там же ждал старшего лейтенанта Кудрявцева и его товарищей первый бой. Был он, видимо, следствием трагической случайности. Ни о чем не подозревающий житель Комагвэра пришел к землянке, когда там находился руководитель норвежского подполья Альфред Матисен.

Они были знакомы, заговорили. Вот тут-то с горы к землянке пришли старший лейтенант Кудрявцев, лейтенант Ершов, Хокун Ойен и Хокун Халвари. Они немедленно задержали чужака, провели тщательный допрос и намеревались расстрелять. Но норвежцы уговорили их этого не делать. Человека отпустили после того, как с него взяли подписку о том, чтоб молчал об увиденном.

У войны свои законы. И желание одних выжить за счет других - часть войны. Это стремление здесь сопровождает людей всегда. Особенно в тылу, когда кругом может находиться враг.

...Свое слово этот человек не сдержал. На следующий день, 7 октября, землянку обложили немцы - с двух сторон, и с юга, и с севера. Разведчикам удалось выскользнуть из ловушки ценой гибели Хокуна Ойена.

Когда группа, отступая, пересекала болото, пуля угодила норвежцу под колено - ногу почти разорвало. С ним разведчики далеко бы не ушли. Это понимал и сам раненый. И - взялся прикрывать уходящих товарищей. Когда подошли к концу патроны и гранаты, норвежец застрелился. За этот подвиг Хокун Ойен был награжден посмертно орденом Красной Звезды.

Холод, голод, а вокруг враги

Так как разведчики Кудрявцева были обнаружены и оккупанты принялись с большей прытью искать их, разведгруппе необходимо было часто менять место базирования, при этом сбор информации продолжался.

У Вардё разведчики собрали данные об артиллерийских батареях на мысе Скаген, складах боеприпасов в Ворбергете, гитлеровских кораблях, стоявших у причала, и о лагере советских военнопленных в местечке Рюссе.

В долине Комагдален они опрометчиво - из-за того, что нечего уже было есть - подстрелили трех оленей из местного стада, чем привлекли внимание пастухов и жандармского патруля. В очередной раз поменяли стоянку и перешли в избушку на хребте Щипщелен - это самая главная вершина на полуострове Варангер, где их застал первый снегопад.

Десантникам пришлось в ту пору несладко. Заполярная осень доставила хлопот по полной программе - холод и дожди и почти постоянный недостаток продовольствия. У бойцов начались простудные заболевания, мучил голод. Запросили по рации разрешение на возвращение в Мурманск. Местом снятия наметили мыс Лангбунес.

Однако гитлеровцы уже вовсю прочесывали побережье - искали добычу. Утром 20 октября часть разведчиков ушла в Камагвэр и Киберг для сбора информации и должна была вернуться к вечеру, а остальные укрывались в рыбацком домике на берегу.

В середине дня к их домику подступили цепью более десятка немецких солдат. Бой продолжался до темноты, старший лейтенант Кудрявцев, Геннадий Сметанин и уроженец Вардё Гуннар Берг были убиты.

Положение оставшихся в живых казалось безвыходным: прижаты к морю, а патроны и гранаты на исходе. Последнюю фазу боя по материалам местной полиции описывает норвежский писатель Рюне Раутио. Под утро к осажденному дому фашисты прибыли с подкреплением. Помня о понесенных потерях, их командир приказал обработать рыбацкий домик пулеметным и минометным огнем. Только после такой подготовки они вошли внутрь. Там обнаружили труп Геннадия Сметанина, остатки оружия и боеприпасов.

Снаружи у фасада лежал убитый старший лейтенант Георгий Кудрявцев, у южной стены - между домиком и морем - находилось тело Гуннара Берга.

Москвич, командир группы старший лейтенант Георгий Васильевич Кудрявцев был кадровым офицером, выпускником военного училища связи. На момент высадки ему было тридцать лет. Посмертно награжден орденом Красной Звезды.

Геннадий Ильич Сметанин, двадцатисемилетний младший политрук, мурманчанин. Призван из запаса. Уроженец Архангельской области. Служил в разведотделе штаба Северного флота командиром оперативной группы МПС.

Гуннар Берг, 1912 года рождения, уроженец Вардё, норвежский патриот.

Погиб или убили свои?

После боя 20 октября группа оказалась разделена на две части. Хокун Халвари, братья Микельсены и Коре Ойен, узнав о бое на мысе Лангбунес, 22 октября купили у местных рыбаков шлюпку и сумели добраться до Вайда-губы, где их, совершенно обессиленных, едва живых, подобрали защитники полуострова Рыбачий! Хильмар Хайккилэ самовольно ушел из группы и спрятался у родственников.

Дальнейшая судьба каждого из них сложилась трагически. Хокон Халвари, 1905 года, Коре Ялморович Ойен, 1917 года рождения, оба впоследствии награждены орденами Красной Звезды, в составе другой разведгруппы 28 июля 1943 года вместе с Оскаром Йохан Йонсеном, 1912 года рождения, погибли от немецкой артиллерии и огнеметов на побережье Перс-фьорда.

Во время этого боя они дали возможность Рихарду Йохансену, 1919 года рождения, награжденному за сентябрьский поход 1941 года орденом Красной Звезды, и второму разведчику вырваться из окружения с побережья, однако оба погибли 22 августа 1943 года при переходе границы в районе реки Малая Кошаэрви.

О гибели Ингвальда Миккельсена после очередного выхода на задание на о. Арней в феврале 1943 года имеются две версии, которые уточнить нет возможности: погиб в Тромсе при столкновении с немецким патрулем либо после помешательства был ликвидирован своими. Его брат Рагнвальд Миккельсен после высадки 1 апреля 1942 года на о. Сёрёйд, не сумев выполнить задание, бежал в сентябре 1943 года в Швецию, при допросах разгласил секретную информацию, а в 1945 году вернулся в Мурманск, где был осужден на 8 лет ИТЛ, и 15.02.1946 года погиб в Каргополлаге, 15.05.1984 году реабилитирован посмертно.

Из смертельной западни на мысе Лангбюнес, по воспоминаниям лейтенанта Алексея Ершова, ему вместе с мичманом Михаилом Барановым, радистом Сергеем Щетининым и Хильмар Хайккилэ после боя 20 октября 1941 года удалось выбраться. Их вел Рихард Йохансен. «Вода была ледяная, - рассказывает в своих воспоминаниях замкомандира разведгруппы Алексей Ершов. - Но что поделаешь. Захочешь жить, вытерпишь и это. И мы вытерпели. Войдя в воду почти до плеч, мы между выступавших из воды камней скрытно обошли блокировавшую нас на берегу цепь противника, благополучно перешли дорогу Вардё - Вадсё и устремились в горы, где в одной из пещер разожгли огонь, отжали от воды и подсушили одежду...»

Одних героев снимает другой

Алексей Борисович Ершов после гибели старшего лейтенанта Кудрявцева принял командование группой на себя.

Выскользнув из западни, разведчикам удалось связаться с базой и сообщить, где находятся. Затем они добрались до Перс-фьорда и укрылись в летнем домике одного из местных жителей на побережье. Бойцы были уже изрядно измотаны, но продолжали собирать сведения о проходящих транспортах и конвоях. Когда закончилось продовольствие, жили на подножном корму - питались черникой и брусникой, иногда - очень редко - ухой из собственноручно выловленной рыбы, и только 5 ноября с самолета группе сбросили два тюка с продовольствием.

После 10 ноября командование приняло решение о возврате группы Алексея Ершова.

Алексей Борисович Ершов, лейтенант, заместитель командира группы. Питерский токарь. В июне 1938-го был направлен в органы НКВД - в Мурманск. Он выжил и в той длительной операции в тылу врага и 24.04.1942 году награжден орденом Красной Звезды. Пережил войну. Из органов был уволен в 1960 году. Последние годы прожил в Петергофе. Похоронен в Стрельне в 2004-м.

Снимать наших разведчиков с берега противника тоже должна была подводная лодка «М-172» под командованием знаменитого в будущем героя-подводника Израиля Фисановича. Происходило это в жестких погодных условиях - высокая волна и неутихающий ветер не позволяли спустить резиновую шлюпку с подводной лодки на воду. Так что пятерым разведчикам после опознавания светом и голосом пришлось добираться самим - на рыбацком боте.

Разные судьбы

Домой, в Полярный, «М-172» вернулась в одиннадцать часов утра 16 ноября 1941 года. Первый большой разведывательный рейд в тыл противника на Кольском Севере длился пятьдесят суток. Вместе с Алексеем Ершовым сошли в тот день на причал базы подплава четыре разведчика:

Сергей Щетинин, второй радист разведгруппы - девятнадцатилетний моряк. В первый же день Великой Отечественной войны пришел в военкомат и попросил послать его на фронт, в разведку. Говорил по-английски, владел и норвежским. 16 января 1942 года награжден медалью «За отвагу». Погиб, выполняя в течение нескольких месяцев задание Советского командования на Нордкапе (Норвегия), в феврале 1942 года в бою с немцами подорвал себя гранатой.

Михаил Георгиевич Баранов, мичман, старший радист отряда. Приказом Военного Совета Северного флота 16.01.1942 года награжден орденом Красного Знамени. Дальнейшая военная судьба неизвестна, умер в 1981 году в Таллине.

Йохансен Рихард, как сказано выше, погиб 28.07.1943 года в Перс-фьорде.

Трагически завершилась судьба и Хильмара Хейккилэ, который родился 17 декабря 1906 года в Киберге. После участия в сентябрьской операции вернулся в Мурманск, где был осужден за самовольный уход из группы и нарушение обязательств по выполнению порученного задания. По приговору получил десять лет лишения свободы. Умер в Саратовском ИТЛ.

Война свела этих столь непохожих друг на друга людей здесь - на нашей суровой, но такой родной нам земле. Война пытала их на прочность и верность великому делу - огнем и льдом, ветром и морем. Их подвиг мы сохраним в нашей памяти.

Фото:
Фото с сайта http://i1.2photo.ru/
Фото:
Фото с сайта http://www.mrduke.ru/
Дмитрий КОРЖОВ