- Ой, точно фрустрация, а я ее обронила и не стала подбирать, - объясняет отсутствие нужной бумажки на финишных испытаниях психологической полосы препятствий барышня с фигурой манекенщицы, услышав знакомые характеристики известного термина.
Хотя, глядя на девушку, понимаешь, что упомянутое психическое состояние, которое возникает, когда наши желания не совпадают с возможностями, точно не про нее. В спортивном костюмчике для занятий фитнесом, элегантно дополненном бронежилетом и стальным шлемом, под треск автоматных выстрелов она только что проползла под колючей проволокой, срывая бумажные листы с напечатанными на них понятиями курса общей психологии, метнула гранату, преодолела «путанку», вывернула взрыватель из противотанковой мины и теперь отвечает на вопросы экзаменатора. Так проходил финал учебно-методического сбора специалистов по психологической работе объединений и соединений Северного флота. Цель его проста - научить военных психологов оказывать помощь военнослужащим в экстремальных ситуациях. Но для начала - испытать эти ситуации на себе, хотя бы в «тепличных» условиях полигона отдельного морского инженерного батальона в поселке Щук-озеро или учебно-тренажерного центра подводников в Гаджиеве.


70 инженеров человеческих душ на два дня отвлеклись от повседневной рутины и получили незабываемые впечатления от знакомства с военным экстримом, с которым порой сталкиваются в своей служебной деятельности воины-североморцы: подводники, саперы и бойцы противодиверсионных отрядов.
Начался сбор психологов в главной базе подводных сил Северного флота Гаджиеве важно, но скучно: с теоретической подготовки, обмена опытом и с рассказов о сложности выполнения задач в замкнутом пространстве прочного корпуса атомных крейсеров во время дальних походов в глубины Мирового океана.


После обеда стало веселее - началась практика. Военные психологи, большая часть которых представлена прекрасной половиной человечества, не только наблюдали со стороны за борьбой с огнем и водой в искусственных отсеках подводной лодки, но и, надев спасательные костюмы подводников, попытались самостоятельно заделать пробоину.
На тушение пожара вакансий не предлагали, да и дело это более опасное, в первую очередь - для обладательниц длинных волос, которые не спрячешь от огня под шлем-маской противогаза.
Борьбу за живучесть подводной лодки демонстрировали профессионалы - экипаж атомного подводного крейсера стратегического назначения «Новомосковск». Каждое действие подводников во время ликвидации нештатной ситуации комментировали офицеры-психологи. Они объясняли коллегам, каким нагрузкам подвергается человеческая психика в критические моменты и на что нужно обратить внимание при подготовке военных моряков к действиям в подобной сложной обстановке.


В походы женщин-психологов, даже самых замечательных, не берут. Психологическую подготовку к дальним и длительным плаваниям они должны обеспечить морякам в базе. Протестировать экипажи, составить психологические портреты военнослужащих, дать рекомендации командирам по работе с подчиненными, а порой и выявить «слабое звено», чтобы вовремя его заменить, пока вся цепь не порвалась, - вот задачи психологов соединений надводных кораблей и подводных лодок.
В береговых частях специального назначения борются уже не со стихией. Здесь враг - предмет одушевленный, а значит, и свою душу готовить к борьбе с ним нужно по-другому. И реабилитация иная. А какой стресс человек испытывает на поле боя, психологи почувствовали и на этот раз в Гаджиеве. Под грохот взрывов имитационных боеприпасов и холостые выстрелы там была разыграна операция по уничтожению и захвату подводных диверсантов, проникших в базу.
Если поимка диверсантов была слегка театральной, то экскурсия на атомную подводную лодку прошла без толики условности. Там все было по-настоящему: и прочный корпус, и вертикальный трап, и перископ в центральном посту, и вахтенный на трапе с автоматом и патронами.


- Знакомство с условиями жизни подводников позволяют лучше понять их психологию, - подкалывали друг друга девушки, протискиваясь в горловину рубочного люка.
На другой день им пришлось разбираться в глубинах собственного «я» при прохождении психологической полосы препятствий и тренингов. А уж давление на психику было достаточным. Военные инженеры постарались на славу. Даже внутренности и кровь на ближайшей совхозной скотобойне достали для наглядности. Но психологи с задачей справились. В полной мере. Без намека на какую-то там фрустрацию.