Ничейный дедушка

Чего только в жизни не бывает! В феврале 2020 года в социальную гостиницу небольшого уютного городка на юге России пришел необычный посетитель - 82-летний дедушка. Когда рассказал о себе, администратор ахнула, а познакомиться с ним сбежались не только горничные, но и (в скором времени) корреспонденты местных СМИ.

Выяснилось, что Василий Яшкевич* полжизни обходился без паспорта, медполиса и вообще без каких-либо документов. При этом на бродягу он не смахивал - интеллигентный, аккуратно одетый, очень вежливый, с палочкой в руках. Рассказал, что в эти теплые края приехал из Мурманска более сорока лет назад. Там жил с семьей - женой, дочкой, сыном, ходил в море на рыбопромысловых судах. Работал кочегаром, матросом. А когда сошел на берег, трудился бульдозеристом, стрелком военизированной охраны. Из рыбацкого города уехал, когда сильно поругался с женой. Тогда в южный городок его позвал приятель, с которым рыбачили на одном судне.

Сначала он тешил себя мыслью выписать в благодатные теплые края семью из насквозь промороженного Заполярья. Но как-то не вышло. А документы у него украли сорок лет назад вместе с сумкой, где были вещи и деньги. Восстанавливать не стал, так и обходился без паспорта.

- А пенсия как же? - спросили ошарашенные соцработники.

И услышали историю, которая показалась фантастической. Якобы цыганка нагадала Василию Петровичу, что он умрет, как только получит первую пенсию! Вот от греха подальше он и не стал ни паспорт оформлять, ни о пенсии хлопотать. Жил в большом селе. Трудился до последних месяцев - хотя и неофициально: нанимался в сторожа, помогал селянам по хозяйству, профессионально складывал печи. За что снискал уважение местных жителей, которые никогда не отказывали ему в помощи. А в последние годы работал при котельной. На хлеб, картошку и кефир хватало, а большего ему и не требовалось, пить и курить Василий Петрович за всю жизнь не приучился.

Трудно стало лишь после восьмидесяти. Сильно упали зрение и слух, заболели ноги, вот и ходит с палочкой. Так и пришел в социальную гостиницу, чтоб помогли ему восстановить документы, да и родственников он мечтал обрести. Все же неуютно одному на белом свете под закат жизни.

В социальном приюте Василий Петрович провел месяц, потом еще два. Опытные в делах восстановления документов сотрудники соцзащиты поначалу не могли ему помочь - ведь первым делом необходимо было найти кого-то из родни, кто бы мог подтвердить его личность. Но в южном городке таковых не нашлось. Сотрудники писали запросы в различные ведомства, сделали множество звонков. И выяснили, что в 2012 году дочь Яшкевича, Марина Васильевна, в надежде разыскать отца обращалась на Первый канал ТВ в передачу «Жди меня». Правда, эта информация ничем не помогла: телевизионщики ответили, что объявление находится в работе, но ни адреса, ни даже фамилии дочери не дали.

И тогда активисты обратились в местное отделение поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт». И случилось чудо - поисковики, связавшись с мурманскими коллегами, буквально спустя неделю добыли все данные дочки ничейного дедушки. Списались с нею в соцсетях, потом созвонились, и она приехала за отцом.

- Я первым делом спросила у папы: «Домой поедешь?» - и он ответил: «Да!», - сказала она корреспондентам местной газеты. - Я очень люблю отца. И, конечно, на закате его жизни должна позаботиться о том, чтобы он находился в кругу семьи.

Вот такой случился хэппи-энд. Марина Васильевна подтвердила личность отца, он смог получить временное удостоверение и отправился за две с половиной тысячи километров в далекое Заполярье. Навстречу счастью в кругу семьи.

Хотели, как лучше, а получилось…

Поначалу дедушку, у которого к тому времени был не только внук, но и правнук, привезли в квартиру дочери. В небольшой двушке к тому времени проживала двадцатилетняя внучка Лидочка с мужем Степаном и сынишкой. Приезд новоявленного дедули отметили тепло. А потом его дочка Марина Васильевна, посидев за праздничным столом и уронив растроганную слезу в бокал с вином, отправилась к своему сожителю Руслану Третьякову, в квартире которого уже давно жила.

У окружающих, честно сказать, их пара вызывала недоумение. И не только потому, что мужчина был моложе Марины на 21 год - ей 52, а ему 31. Но и оттого, что жить с многократно судимым по уголовным статьям, сильно пьющим и непренебрегающим наркотой парнем было совсем не так просто. Кражи, грабежи, умышленные причинения тяжкого вреда здоровью - послужной список бойфренда Марины был велик, и отбывать наказание в местах не столь отдаленных он начал практически с 20 лет. Когда же выходил на волю, тут же направлялся к своей зазнобе - Марине. Отъедался и пил, естественно, на ее деньги. А напившись, становился буйным и неуправляемым.

В уголовном деле судмедэксперты отмечают у него пагубные последствия употребления алкоголя, а также стимуляторов. На это указывает его отставание в умственном развитии с детства, что обусловило невозможность усваивать программу массовой общеобразовательной школы и обучение его в коррекционной. Также отмечено употребление им в прошлом средств бытовой химии.

Кстати, свой последний срок в 2016 году (теперь уже предпоследний) он получил за то, что пырнул дорогую сожительницу ножом. Отбыл три с половиной года в ИК строгого режима и оттуда снова прямиком отправился к «простившей» и поддерживавшей его во время отсидки любимой.

...В семье внучки дедушка задержался ненадолго, уже спустя несколько месяцев Марина Васильевна собрала его небогатые пожитки и перевезла в однокомнатную квартиру, где проживала с Русланом. Конечно, жить с глубоко пожилым, полуслепым человеком далеко не всякому по душе. Крошки, которые падают мимо тарелки, старческая бессонница, что заставляла дедушку часами мерить маленькую комнатку шагами по ночам, и стук его тросточки при этом, ну и некоторая неизбежная неаккуратность, которая наступает в силу возраста, - все это раздражало родню.

С одной стороны, дедушка был в здравом рассудке и вполне бодр, а с другой - стоило отпустить его погулять в ближайший скверик, не мог найти дорогу домой. И это понятно: чужой город, чужой дом. Чтобы отыскать Василия Петровича, приходилось обращаться в полицию…

Молодой сожитель Марины решил проблемы просто. Уходя, стал запирать деда в квартире. Как-то раз угостил старика сигаретой (зачем? ведь тот не курил!), и Василий Петрович нечаянно уронил горящую сигарету на подоконник. Остался след. Увидев его, сожитель Марины рассвирепел и отхлестал старика по щекам. Правда, потом выкручивался: дескать, дедуле стало плохо от жары в квартире, и он отвешивал ему пощечины, чтобы привести в чувство. О том, что и с гражданской женой он не церемонился - на глазах у старика не раз и не два давал ей оплеухи и награждал тычками, - и говорить нечего. Во хмелю он становился буен, а пьяным был практически всегда.

В общем, меньше года прожил Василий Петрович в кругу «любящей семьи». В августе 2020 года прибыл в Заполярье, а в ночь на 18 августа 2021-го погиб. В той самой однушке, где жил с дочерью и ее любимым.

Родные по крови, чужие по сути

16 августа прошлого года Марина, не предупредив сожителя, отбыла в отпуск. Поехала к подруге в деревню под Вологдой. Престарелого отца оставила на попечение молодого уголовника. Не позаботившись о том, чем его кормить, о нужных лекарствах и прочем. Словно котенка уличного подбросила. А уже в ночь на 18 августа по тревожному номеру 112 прозвучал звонок. Вот данные с диска с аудиозаписью, приобщенного к уголовному делу:

«Жещина-диспетчер: - Алло, 112, слушаю!

Мужчина: - Слушайте, девушка, у меня труп на квартире!

- Адрес, квартира, ваша фамилия, имя, отчество? Откуда взялся труп? Знакомый, родственник?

- Это девушки моей отец. Ему 86 или 87 лет. Не помню, как его зовут, надо у девушки моей спросить. Наверное, от старости умер.

- Сейчас подъедут, ждите!»

Сначала прибыла скорая, затем полиция. Руслан встретил их явно не в адекватном состоянии. Был сильно пьян и почему-то все время смеялся. О том, что произошло, рассказывал, то и дело сгибаясь от хохота.

Причина веселья была непонятна. Он сказал, что старик обмочился и пошел подмываться в ванную, поэтому труп лежал там. И что он деда - боже упаси! - не трогал, а застал уже покойником.

Однако в ходе судебно-медицинского исследования тела было обнаружено столько телесных повреждений, что перечислять их пришлось бы слишком долго. Судмедэкспертиза насчитала множество гематом, были переломаны все 12 пар ребер, разорвана капсула селезенки. И еще много-много других травм, несовместимых с жизнью…

Сначала Руслан запирался, утверждал, что вечером уходил к молодым подружкам пить водку, а когда вернулся, увидел дедушку в таком состоянии. Однако в ходе расследования признался, что нанес потерпевшему не менее сорока ударов кулаками и ногами по голове и туловищу. А после этого, как отмечается в уголовном деле, виновный принял меры к сокрытию следов преступления, уничтожив личные вещи потерпевшего и замыв следы крови в квартире.

На вопрос, почему он так поступил, ответил просто:

- Да достал он меня! Что я ему, нянька, что ли? Готовь ему еду, корми, посуду мой. Ночами шастает по квартире, спать мешает, палкой своей по полу стучит. Надоел!

Доказательства, собранные следственным отделом по ЗАТО регионального следственного управления Следкома РФ по Мурманской области, признаны судом достаточными для вынесения обвинительного приговора в отношении гражданина 1989 года рождения. Он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 111 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). В ходе предварительного следствия мужчина признал вину в инкриминируемом преступлении. Суд приговорил его к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Приговор вступил в законную силу.

...А мне не дает покоя мысль: зачем надо было тащить престарелого человека на другой конец страны, где он оказался совершенно никому не нужен? Ведь дочка даже паспорт ему за этот год не выправила. «Некогда ей было», - пояснил ее сожитель. Зачем на закате жизни безжалостно давать ему понять, насколько он тут лишний?! Ведь там, где он находился, в окружении добрых знакомых и друзей, возможно, прожил бы еще несколько лет. Теша себя надеждой, что где-то есть любящие его родные. Что не один он на белом свете.

Кто ж знал, что родные по крови окажутся чужими по сути...

*Все имена и фамилии изменены.