Вместо хлеба - сигарета

14 мая прошлого года семилетнюю Настю* ее мама Надежда Пайгина привела в круглосуточный детский садик. Все было как обычно - хмурая мамаша, с явными признаками тяжкого похмелья, и улыбающаяся во весь рот от встречи с маленькими друзьями, нянечками и воспитателями Настя. Ни для кого не секрет: обычно ребятишки не любят оставаться на пятидневку в детском саду, когда родители забирают их лишь на субботу-воскресенье. А вот у этой девчушки, наоборот, предстоящие выходные всегда вызывали уныние, словно домой ей не особенно хотелось.

День шел своим чередом. Ребятишки играли, гуляли, занимались, готовясь к скорой школе. А потом, уже вечером, перед сном их начали раздевать и купать. И тут воспитательница Зоя Ивановна пришла в ужас:

- Настя, что это у тебя такое? На ручке, на ножках?

- Еще на спинке есть, - с готовностью повернулась девочка.

Воспитательница позвала нянечку, психолога и сообщила руководству. На теле маленького ребенка чернели явные, четко очерченные, круглые и овальные следы от ожогов. Кое-где они загноились и были воспалены.

- Надо звонить в полицию, - решили сотрудники детсада. И максимально деликатно стали выяснять у девочки:

- И все-таки, кто это сделал, Настюша?

Сначала ребенок запирался. Малышка рассказала, что ее какой-то мальчик на горке толкнул. Потом уточнила, что ожоги получила, когда шашлык родители делали, нечаянно к костру близко подошла. Потом сказала, что она дома со спичками играла и сама себя обожгла...

- И спину - тоже? - усомнились женщины. - Скажи правду, кто это тебя так?

Девочка долго молчала. А потом решилась.

- Дядя Вадик, - вздохнула она. - Я дома баловалась, ему телек мешала смотреть. А еще кушать хотела сильно и хлебушек взяла без спроса. Он взял спички, зажег сигарету и стал ко мне прикладывать.

- А мама твоя это видела?

- Да, когда пришла домой. Она спросила у дяди Вадика, кто это сделал? А он сказал - не я.

Сюрприз от Кена

Когда маму Насти вызвали в детский сад и показали ожоги на теле дочери, она лишь равнодушно пожала плечами. Даже в лице не поменялась. Как выяснилось впоследствии, она о случившемся знала и не понимала, из-за чего сыр-бор? Да и немудрено: в постоянном алкогольном дурмане молодая женщина жила, как во сне. Проверяющие из различных инстанций только головой качали, когда составляли очередной акт обследования «нехорошей» квартиры - все кругом раскидано, в ванной киснет давно замоченное белье, посуда громоздится в раковине грязной горой, дети неухоженные, повсюду стойкий запах кошачьей мочи. Похоже, кошек здесь любили гораздо больше сына и дочки.

Семья, в которой росла Настя и ее годовалый братишка Павлик, в маленьком заполярном городке давно числилась неблагополучной, стояла на учете в местной инспекции по делам несовершеннолетних, в органах опеки, да и полиция пьющих родителей хорошо знала. Настя появилась у Надежды в первом браке, а с сожителем - двадцатидевятилетним Вадимом Сальченко они родили еще и Павлика. Спиртное дома не переводилось, скандалы и драки были привычным делом, понятно, почему девочка так стремилась убежать в детский сад, который стал для нее, по сути, родным домом. А когда летом его закрывали на ремонт, мама привычно приводила девочку в социальный приют, где она тоже месяцами жила с радостью, совсем не тоскуя по дому.

Причина понятна. Как выяснил на допросе следователь (по факту истязаний ребенка было возбуждено уголовное дело), новый «папа» не просто невзлюбил падчерицу, но в те редкие дни, когда она появлялась дома, практически не давал ей покоя. Изводил придирками и попреками, «воспитывал» кулаками, пинками и оплеухами, таскал за волосы. Девочке доставалось за то, что она бегает по квартире, задает вопросы, просит есть или пить.

В ходе следствия с Настей беседовала психолог. И вот что интересно. Часть обследования состояла в проигрывании психотравмирующей ситуации с куклами, где были распределены роли: кукла Барби - мама, Кен - отчим, маленькая кукла - девочка, пупс - ее маленький братик. Так вот в момент, когда началась «игра», - Настя заметно заволновалась, речь ее стала сбивчивой, девочка теребила одежду на куклах и спрашивала, может ли ее кто-нибудь услышать? Ей явно стало страшно.

Когда инсценировка дошла до пика, кукла Кен начала звать девочку, говоря, что у него для нее есть сюрприз, Настя покраснела, голос ее задрожал. На вопрос психолога «Что сейчас происходит?» ребенок отвечал, что «очень обидно, когда тебе Вадим вместо сюрприза прижигает сигаретой палец на руке, а потом ноги и спину, а затем дает пинка и еще хватает за волосы и кидает в комнату».

Потом девочка замирала, в глазах стояли слезы. На вопрос «А зачем Вадим это делает?» Настя отвечала, что сама виновата, выпрашивала у него поесть. Она брала вину отчима на себя, так как считала это наказанием за свои проступки.

- Она приспособилась так жить, - прокомментировала специалист. - И это указывает на то, что подобные наказания применялись к ребенку долгое время.

Склонности к фантазированию и лжи у ребенка в процессе обследования не обнаружилось, сделала вывод психолог. Это мнение подтвердили и судмедэксперты.

«Наш с тобою маленький секрет»

В тот день 8 мая Настя была дома с маленьким братом и отчимом. Мама ушла к подруге, живущей по соседству, и пропала практически до ночи. По признанию самого Вадима, он только уютно расположился на кухне, чтобы поужинать и выпить пива, как появилась Настя и запросила есть. Он послал ее нянчиться с маленьким братом, но она была очень голодной и самовольно полезла за едой в холодильник.

- Бегала, баловалась, кричала, есть просила, - перечислил он на допросе причины, которые его разгневали.

- Чтобы ее остановить, я пошел в туалет, взял там сигареты и спички и вернулся на кухню, - пояснил «папаша». - Я решил показать Насте, что она должна научиться вести себя прилично, как подобает. Она была в майке и трусах. Я в воспитательных целях зажег от спички сигарету и несколько раз приложил к ее коже в области руки, ноги, бедер и спины. Она закричала и заплакала. Это было около 21 часа...

Сухая справка: в момент, когда сигарету раскуривают, прикуривают, поджигают, температура на ее кончике может доходить до 700-800°С, в момент же курения, когда сигарета просто горит, до 600°С градусов. Именно такое «педагогическое орудие» выбрал нетрезвый садист для «воспитания» маленькой девочки.

Она долго плакала, но потом успокоилась и ближе к полуночи снова зашла в кухню в поисках еды. И опять помешала отчиму вкушать любимый хмельной напиток. И снова он взялся за спички и пачку сигарет. А что? Воспитнуть - так уж чтоб на всю жизнь память осталась! (Кстати, память осталась в виде шрама на ножке, которого сейчас Настя стесняется).

И опять началось... После нескольких новых ожогов подонок напомнил падчерице, что все это он делает для того, чтобы она вела себя прилично. Также он ей сказал, чтобы она никому про случившееся не говорила, что это их маленький секрет. Настя продолжала плакать, и он ей сказал, что больше так делать не будет, что он с ней помирится и все у них будет хорошо.

Знакомиться с материалами этого уголовного дела тяжело, а порой страшно. И все время мучает мысль - ну почему же несчастный ребенок пытался выгородить своего мучителя? Ответ дали психологи. Они констатировали: в ребенке буквально заложена изначальная потребность любить и оправдывать во всем своего значимого взрослого из-за страха быть покинутым, что тождественно страху смерти.

А Вадим был для девочки очень значимым - именно он поставил себя во главе неблагополучного семейства, он, работая грузчиком в магазине, худо-бедно, но обеспечивал сожительницу и ее детей. Ну а что касается непрерывных толчков, тычков и оплеух в адрес падчерицы...

На ранних этапах развития человек идентифицирует себя со своим телом, а потому жестокое обращение с ним (удары, физические наказания), а также психологическое насилие (грубость, крик, унижения), убеждают ребенка, что «если мне плохо - значит, я плохой». Именно на себя дети перекладывают вину взрослых негодяев и потом даже во взрослой жизни десятилетиями не могут избавиться от шрамов в душе.

Уже через два дня после того как воспитатели забили тревогу, девочка и ее брат были изъяты из семьи, а впоследствии переданы приемным родителям, где их окружили любовью и заботой. Новая мама избегает трудных разговоров с Настей о ее мучительном прошлом. Сейчас девочка ходит в 1-й класс и не заслоняет в испуге голову, если кто-то протягивает руку, чтобы погладить ее. Она больше не ожидает удара от взрослой руки.

А у Настеньки - заживи

Расследование по делу оказалось непростым. Было допрошено немало свидетелей, проведены необходимые экспертизы и другие следственные действия. Но недавно точка была поставлена. Дело было рассмотрено в суде.

Собранные следственными органами Следственного комитета РФ по Мурманской области доказательства признаны судом достаточными для вынесения обвинительного приговора в отношении 29-летнего В. И. Сальченко. Он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом «г» части 2 статьи 117 УК РФ (истязание).

Следствием и судом установлено, что в мае 2019 года подсудимый, находясь по месту жительства, в течение дня не менее семи раз умышленно прижимал раскаленный конец сигареты к телу и конечностям потерпевшей, 2012 года рождения, являющейся родной дочерью его сожительницы.

В результате девочке причинены физические и психические страдания, а также телесные повреждения. Противоправная деятельность мужчины выявлена инспектором по делам несовершеннолетних.

Суд назначил наказание - лишение свободы на 4 года в исправительной колонии общего режима.

 

...Во всей этой жуткой истории меня поразила одна деталь. Сейчас, живя в доброте, уюте и спокойствии приемной семьи, первоклассница Настя многое забыла. Свой адрес в том маленьком городке (они с братом переехали в другой конец области), какие-то подробности жизни в том, прежнем доме.

Но главное - она совсем не помнит, как звали ее маму.

Вадима помнит и уже никогда, наверное, не забудет. А вот маму - нет. Ту, которая должна ее любить, обнимать, защищать. Ночью поправлять сбившееся одеяло, днем дуть на разбитую в детских догонялках коленку и ласково утешать: «У кошки боли, у собачки боли, а у моей Настеньки заживи!»

А была ли мама-то?

*Все имена и фамилии изменены.