Не зря говорят, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Желая помочь ближнему, зачастую мы сами себя загоняем в угол. Тому пример случай, произошедший в Кандалакше.

Двенадцать дней нынешней весной отсутствовал на рабочем месте некий Антон, программист централизованной бухгалтерии управления образования городской администрации. И никто из его сослуживцев понятия не имел, где он. Телефон дома молчал, на письма, отправленные по домашнему адресу руководителями, тоже никаких ответов не последовало. Наконец молодой человек объявился. "Где я был? На лечении. Бюллетень будет представлен!" - заверил он начальство. А поскольку был-то он не на лечении, а отсутствовал по личным причинам, то бюллетень следовало где-то добыть.

Антон позвонил участковому врачу-терапевту С., не чужому для него человеку, и попросил выписать лист нетрудоспособности. Поскольку, мол, на работе ждут крупные неприятности, ибо прогулял он 12 дней, ездил в Полярные Зори и в Мурманск.

Доктор отказал. И правильно сделал - ведь лист-то у него просили фиктивный. Тем более что и бланки таких листов относятся к документам строгого учета. Однако программист не отставал. Он в течение целого дня уговаривал врача, убеждал и упрашивал его - мол, на работе предупреждены, что лист будет. И в поликлинику к нему приходил, а вечером и домой пожаловал.

Врач был непреклонен: не могу, мол, нарушать закон. А вот супруга доктора склонилась к тому, что надо бы, пожалуй, помочь Антону, ее крестнику, сыну подруги. Ведь не просто так он на работе не был - возил на обследование забеременевшую свою пассию!

В общем, насели на доктора вдвоем. И сломили. Тут же жена извлекла из рабочего чемодана участкового чистый лист нетрудоспособности - знала, выходит, где что у него лежит, под его диктовку заполнила этот лист и предложила на подпись. Скрепя сердце подписал доктор фиктивный "больничный", из которого следовало, что якобы Антон находился на амбулаторном лечении в течение всех тех дней, что отсутствовал на работе. И тем самым, можно сказать, подписал приговор себе.

Что же сломило врача? Как сам он потом поведал следователю, во-первых, не желал портить отношений с женой. Во-вторых, чувствовал себя обязанным Антону - тот несколько дней назад по его, доктора, просьбе приходил к ним, чтобы осмотреть купленный дочери компьютер, вышедший вдруг из строя. Так и вышло, что кому-то согласился помочь в его "беде", а сам от этого, наоборот, попал в беду - под уголовное дело.

Надо отдать ему должное, доктор добровольно явился с повинной. Хотя выданный им лист нетрудоспособности сработал, и Антон остался на своем месте, да еще и оплату больничного получил.

А как же документ строгого учета? Почти год назад, продлевая одному из пациентов время на излечение, врач получил с соответствующей отметкой новый бланк листа нетрудоспособности для него. Но срок продления проставил в прежнем листе, оставив себе чистый. Для чего? Трудно сейчас сказать. Однако этот лежавший у доктора в "загашнике" почти год потенциально криминальный лист, как видим, сработал. Против него самого же. Но хорошо хоть совестливый оказался человек, и теперь явка с повинной отмечена в его уголовном деле, которое нынче передано прокуратурой Кандалакши в горсуд как смягчающее вину обстоятельство.

Игорь ЧЕСНОКОВ, Кандалакша