Несколько месяцев назад мы беседовали с прокурором Первомайского округа Федором Алатырцевым. Говорил он быстро, похоже, куда-то торопился.

- В Москву еду, в командировку, - ответил он на мой вопрос. - Череп везу.

- Какой череп? - ахнула я, невольно оглядывая кабинет.

- Да нет его здесь. Я повезу череп погибшего человека на экспертизу в центральную судебно-медицинскую лабораторию Минобороны, которая считается лучшей в России, - и Федор Алексеевич в нескольких словах сообщил суть необычного дела. И пообещал рассказать подробности, когда закончится следствие.

После того как дело передали в суд, я вновь встретилась с ним, затем беседовала со старшим следователем Дмитрием Кривоносовым, с военным прокурором Мурманского гарнизона Сергеем Клименковым (поначалу следствие вела военная прокуратура). И все же после этих бесед осталось немало вопросов. Поэтому решено было дождаться окончания судебного процесса.

Куда исчез офицер?

Трагедия произошла еще в июне 2003 года. 22-го числа из одной воинской части Североморского гарнизона пропал старший лейтенант Юрий Корякин. Окончив Ижевский технический университет, он был призван на срочную службу в армию и направлен сюда, на Север. До окончания службы ему оставались считаные дни. 18 июня он звонил родителям в Ижевск и сообщил, что скоро приедет, ему лишь надо сдать дела. И вдруг как в воду канул...

Сослуживцы терялись в догадках: куда мог уехать офицер? Начались поиски. Подключились военная прокуратура Мурманского гарнизона и местная милиция. Никаких следов. О случившемся сообщили родителям лейтенанта в Ижевск.

Надо сказать, что офицер служил в радиотехнической бригаде и имел дело со специальной техникой. Поэтому версии выдвигались порой самые невероятные: возможно, его похитили или он самовольно покинул часть...

Не дождавшись результатов поиска, родители 1 августа приехали в Североморск и сами начали опрашивать всех, кто был знаком с Юрием. Но большего, чем было известно следователям, им узнать не удалось, и они вернулись домой.

Известно же поначалу было лишь то, что 21 июня лейтенант Корякин выехал из части на красных "Жигулях". С ним в машине были еще двое гражданских лиц.

У следователя военной прокуратуры Максима Хазизова, который вел розыск вместе с оперативниками, и у военного прокурора Сергея Клименкова к тому времени почти не было сомнений, что офицер погиб. Надо было искать тело. А если человека убили, то и преступников.

Оперативники выяснили круг знакомых Корякина. Выяснилось, что он поддерживал отношения с несколькими подозрительными личностями, жителями областного центра. Среди них были молодые люди Алексей Цалай, Евгений Панизович и Роман Михайлиди. Они вместе проводили время, частенько посещали дорогие сауны в компании девушек определенного поведения. Девушек разыскали. И одна из них сообщила, что слышала, как Панизович однажды сказал: "Цалай убил человека..."

Оперативники и следователи начали работать в этом направлении. Удалось выяснить цель убийства: ограбление. И уже не оставалось сомнений, что жертвой стал Юрий Корякин, у которого перед отъездом домой скопилась довольно большая сумма: 50-60 тысяч рублей.

Дальше - больше. Оказалось, что Цалай предлагал Михайлиди три варианта "изъятия" денег у офицера: напоить Юрия в бане, подкараулить возле дома одной из девушек, куда он мог прийти, либо... Третий вариант самый жестокий. И именно он был выбран.

Юрия Корякина трое его приятелей заманили в гараж отца Цалая, что находится в районе Фадеева ручья в Мурманске. И там, когда Юрий повернулся спиной, Алексей Цалай нанес ему несколько ударов по голове автомобильным амортизатором (попросту - металлической трубой). Потом несколько раз ударил в грудь. Корякин упал и умер тут же.

Цалай нашел деньги. Как он потом говорил - семь тысяч рублей. Хотя были у следователей и другие предположения.

Троица опустила труп в гаражную яму и уехала веселиться. Следующим утром они вынули тело из ямы, завернули в брезент и погрузили в багажник машины. Поехали за город, на Серебрянскую дорогу. На 22-м километре остановились и на горе Лисьей вырыли могилу, в которую и опустили труп.

Это были первые похороны офицера.

Опознание

Подробности преступления стали известны лишь в 2004 году, когда во Пскове нашли Евгения Панизовича. Он сразу обо всем рассказал, написал "явку с повинной".

Однако весь этот год родители Юрия ничего не знали. Они ждали итогов розыска. Оба тяжело заболели: у отца случился инфаркт, мать Юрия получила инвалидность.

Как только свидетеля убийства привезли в Мурманск, следователь Хазизов предложил ему показать место, где захоронен труп. Панизовича вывезли на Серебрянку. При извлечении тела, как положено, присутствовали понятые, военные, были и представители областной прокуратуры. Панизович опознал Корякина. Труп привезли в Североморск и там тоже провели официальное опознание с участием сослуживцев погибшего, которые его хорошо знали. Кстати, один из них учился в университете и прибыл на Север вместе с Юрием.

Конечно, процедура была непростой. Труп пролежал в земле год и был скелетирован. Но одежда сохранилась - именно та, в которой последние дни видели Корякина.

К сожалению, на официальное опознание не пригласили его родителей. Следователи просто их тогда пожалели: люди больные, а ехать далеко и процедура морально очень тяжелая. Да и не было сомнений у юристов в личности погибшего. Тем более что проведенные в военно-медицинской лаборатории Североморска и в экспертно-криминалистическом центре УВД области несколько экспертиз, в том числе портретная - по совмещению костей черепа с фотографией и другие, дали однозначные ответы: убитый - офицер Юрий Корякин.

Но если бы юристы знали, какую тактическую ошибку они сделали, не вызвав родителей... Именно этот факт дал толчок тому, что трагедия стала принимать скандальный оттенок.

И сидит не тот, и лежит другой...

Поскольку стало известно, что предполагаемый убийца - лицо гражданское, дело передали в прокуратуру Первомайского округа Мурманска и поручили старшему следователю Дмитрию Кривоносову.

Еще раньше был допрошен Роман Михайлиди. Как и Панизович, он проходил по делу в качестве свидетеля и арестован не был. Дав показания, он исчез - по имеющимся сведениям, уехал на Украину. Сейчас Михайлиди объявлен в международный розыск. А Панизович вскоре умер от передозировки наркотиков.

Тело Корякина в запаянном гробу военные отвезли в Ижевск, где и похоронили со всеми воинскими почестями. Но отчлененный череп погибшего остался в лаборатории Североморска для дальнейшего исследования. Необходимо было выяснить характер повреждений, механизм их образования, определить, каким орудием наносились удары, и т. д.

Мать и отец Юрия тело сына не увидели: гроб был закрыт. Родителям, как положено в таких трагических обстоятельствах, была выплачена определенная сумма. В данном случае 123 тысячи рублей.

Но мама Юрия Гульсина Миниахметовна не поверила, что похоронен именно ее сын. Она до сих пор считает, что привезли в Ижевск другого. И поклялась найти родителей мальчика, который лежит в могиле...

Тем временем в Мурманске следователь Дмитрий Кривоносов допрашивал задержанного Алексея Цалая. Тот говорил, что убил Юрия во время драки, якобы обороняясь.

Шли допросы свидетелей, очные ставки. Следователь вывез обвиняемого на следственный эксперимент - на Серебрянку. Алексей Цалай указал точное место захоронения: именно там, где раньше уже нашли и извлекли труп.

В Ижевске же разворачивались неожиданные события. Мама погибшего написала несколько жалоб в разные инстанции, в том числе в московские газеты - похоронили не моего сына! Этой историей заинтересовалась Генеральная прокуратура России. Расследование взял под свой контроль Генеральный прокурор.

Гульсина Миниахметовна стала требовать проведения генетической экспертизы.

- Мы не возражали, - говорит Федор Алатырцев, - чтобы сердце матери успокоилось.

Но женщина обратилась не в официальные лаборатории, а в частную - в казанское ООО "Экспертно-медицинский центр", которое взяло за работу 11 тысяч рублей. Тело Юрия эксгумировали, эксперт А. Таишев за пять дней провел генетическую экспертизу (для справки: обычно на нее требуется около месяца) и сделал вывод: захоронен не Юрий Корякин.

Вот тогда-то некоторые газеты, клюнув на сенсацию, не дождавшись окончания следствия, обвинили мурманских следователей и сыщиков в фальсификации фактов. Такая статья появилась, в частности, в "Новой газете" за подписью Анны Политковской.

Вердикт специалистов

После этого сотрудникам прокуратур Первомайского округа и военной ничего не оставалось, как привлечь к исследованию самую авторитетную организацию. Тело и череп погибшего были направлены в 111-й Центр судебно-медицинских экспертиз Минобороны России - для проведения двух комиссионных судебных экспертиз, в том числе генетической.

Их проводили специалисты, имеющие высшую квалификационную категорию и специальную подготовку в этих видах исследований, - заведующий лабораторией С. Харламов, доктор медицинских наук С. Абрамов, кандидат наук С. Аксенов, судмедэксперт В. Смирнова. Все они, как положено, были предупреждены об уголовной ответственности за точность результатов, о чем, кстати, частный эксперт не предупреждался.

Череп исследовался методом компьютерного фотосовмещения костей с портретом Юрия, сделанным при жизни. Было выявлено полное совпадение. В уголовном деле, которое мне показали в суде, находится таблица этого исследования со множеством снимков.

И вот выводы: представленные на экспертизу череп и эксгумированный труп без головы являются останками одного человека - Корякина Юрия Владимировича.

Что касается экспертизы, проведенной частным порядком, то в уголовном деле имеется несколько отзывов других известных специалистов, которые считают, что это была не экспертиза, а "некорректное исследование", поскольку то самое казанское ООО даже не обладает специальной технологией.

После этих событий тело снова предали земле. Это были уже третьи похороны офицера.

Приговор

Судебный процесс над Алексеем Цалаем закончился 15 августа. Его вела судья Первомайского районного суда Наталья Лавренова. Родителей приглашали присутствовать на нем, судебный департамент обязался оплатить им билеты и проживание в гостинице. Но Корякины не приехали.

Кстати, как сообщил прокурор Первомайского округа, родителям были посланы копии всех экспертиз и многих других документов из уголовного дела.

Судья Наталья Лавренова, с которой я побеседовала, заметила, что процесс оказался психологически сложным. В основном из-за позиции матери погибшего. Несчастная женщина так и не поверила, что в могиле находится ее сын. Она не раз звонила судье, пытаясь убедить ее в этом. Наталья Николаевна отвечала: "Приезжайте, поприсутствуйте, и вам станет ясно".

Понять мать несложно - об этом мне говорили все юристы. Трудно женщине поверить в смерть сына. Не в силах она расстаться с последней надеждой - на то, что он куда-то уехал, быть может, не по своей воле и вот-вот вернется...

Суд приговорил Алексея Цалая за убийство Юрия Корякина к 14 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Осужденный и его адвокат имеют право обратиться с кассационной жалобой в областной суд.

Зарема БОРОВАЯ