Попытка контрабанды крупной партии кокаина в Украину и Россию была пресечена 26 ноября в киевском международному аэропорту "Борисполь". Осуществить ее пытался Дмитрий Блувштейн, которого и задержали сотрудники службы безопасности Украины, проводившие операцию совместно с полицейскими из Аргентины и США.

Что ж, можно поздравить зарубежных стражей порядка с успехом, но разве это имеет отношение к Мурманской области?.. А не скажите. Фамилия арестованного очень хорошо знакома нашим правоохранительным органам. Упоминалась она и на страницах "Вестника", однако поскольку прошло уже десять лет, и многим читателям эта история подзабылась, пожалуй, стоит ее вкратце напомнить.

Руководитель фирмы "СМС" Анатолий Симанов был хорошо знаком с прежним руководством области, так как неоднократно поставлял сюда различные товары медицинского назначения. Узнав о том, что Москва перечисляет в Мурманск крупную сумму на цели здравоохранения, он обратился к тогдашнему губернатору Евгению Комарову с предложением освоить и эти средства - закупить то, что нужно нашим медикам.

Комаров посоветовался с подчиненными - первым вице-губернатором Юрием Бергером, руководителями финансового управления и комитета по здравоохранению. И было решено, что "СМС" можно доверить поступившие из госказны 40 миллиардов рублей.

Для ясности: речь идет о неденоминированных рублях, по-нынешнему это 40 миллионов. Однако, оценивая размах операции, необходимо учитывать и то, что дело было до дефолта. В пересчете на доллары на кону стояло около восьми миллионов.

К Симанову присоединились его приятели - коммерсант Вадим Разумовский и Дмитрий Блувштейн, отец которого в тот период работал в управлении делами администрации президента Бориса Ельцина. Следом возник еще одни помощник - Сергей Калинин, брат Блувштейна. Эта четверка перекачала все 40 миллиардов за границу через свои фирмы. Переправив затем на Кольский полуостров различные медицинские средства стоимостью примерно в 1 миллиард рублей, остальные деньги подельники пустили на роскошную жизнь со своими женами. В Швеции и Финляндии приобретали дома, "Мерседесы", драгоценности, ездили на престижные курорты, развлекались в дорогих ресторанах. Естественно, в Мурманск носа не показывали.

Когда пропажа денег обнаружилась, мошенниками занялись сотрудники областного управления ФСБ, милиции и прокуратуры области. Дело начал вести старший следователь отдела по расследованию особо важных дел облпрокуратуры Владимир Богданов. "Вестник" в те годы опубликовал несколько статей об этом преступлении и работе правоохранительных органов.

Все фигуранты были объявлены в международный розыск. Через несколько лет двоих разыскали. В 1998 году власти Швеции задержали Разумовского; за ним поехали сотрудники ФСБ и милиции и привезли сюда. В следующем году на границе России и Финляндии задержали Симанова, который направлялся в Петербург. Обоих судили в Мурманске, они получили соответственно 8 и 9 лет лишения свободы. А Блувштейн и Калинин, казалось, бесследно исчезли.

Все эти десять лет Владимир Богданов держал дело на контроле и не терял надежды на то, что всех мошенников удастся привлечь к ответственности. Позавчера мы встретились с ним, и следователь рассказал:

- У Блувштейна несколько паспортов, в том числе на фамилию его жены - Сходнюк и на фамилию Бергер. За ним долго гонялись правоохранительные органы многих стран. Как-то он засветился в Швеции, потом во Франции. Сюда в облпрокуратуру и в ФСБ об этом сообщали через Интерпол. Я сразу же посылал поручения, чтобы его задержали и передали России. Но как только наши бумаги приходили в страну, где он находился, Блувштейн сразу переезжал в другую, и все начиналось заново. В последнее время он обретался в Бельгии. И вот, наконец, объявился на Украине. Правда, задержан он за наркотики. Но Интерпол тотчас поставил в известность Москву, а оттуда сообщили в Мурманское отделение Интерпола, сотрудники которого все эти годы также активно разыскивали мошенника.

Областная прокуратура намерена направить в Киев запрос о выдаче Блувштейна. Но вряд ли он скоро появится в Заполярье. Ведь сначала его должны привлечь к ответственности за контрабанду наркотиков украинские власти, а уж потом можно будет ждать его выдачи России.

- Но возможны и иные пути взаимодействия с правоохранительными органами Украины, - заметил Владимир Богданов. - Наши отношения строятся на личных контактах, взаимопонимании, и, естественно, уважении к законам обоих государств. Я уже несколько раз звонил в национальное центральное бюро Интерпола Украины, разговаривал с сотрудниками. Мы обменялись необходимой информацией.

Зарема БОРОВАЯ