Любовь Мартьянова - 50-летняя предпринимательница из Мурманска, получив в банке и заняв у знакомых большую сумму - около полумиллиона рублей (она занималась скупкой и продажей в Москву крабовой продукции), поспешила домой. На машине они с Эдуардом Васюкевичем - 27-летним водителем и помощником - мартовским вечером 2005 года подъехали к ее дому, вошли в лифт. С ними вместе поднимался сосед Мартьяновой. Увидев его, Эдуард отвернулся, пряча лицо, чем очень удивил мужчину.

Открыв дверь квартиры, Любовь Мартьянова, не раздеваясь, прошла на кухню, поставила на столик сумку с деньгами. И тут на нее обрушился сильнейший удар в голову. Эдуард Васюкевич бил и бил ее ножом с двойным лезвием - в голову, шею, в позвоночник. От полученных ран женщина умерла на месте. Удары наносились с такой силой, что один раз нож, войдя по рукоятку через ткань пальто в тело, поранил палец убийцы - разрезал мизинец до кости.

Именно этот момент потом станет решающим для следствия при поиске преступника...

Следственно-оперативная группа Октябрьского РОВД взяла образцы крови с места преступления. Ее было немало - в луже крови лежала жертва, брызги на обоях, на канистрах, что стояли у шкафа в другой комнате. Опера опросили соседей и очевидцев, которые видели, как женщина в сопровождении Эдуарда Васюкевича поднималась в квартиру.

Вскоре Васюкевича задержали, однако выпустили за недостаточностью улик через пару дней. Экспертиза пятен крови, взятой с места происшествия, а также экспертиза крови погибшей дали неопределенный результат: эти следы могли оставить и Васюкевич, и Мартьянова, во многом состав совпадал.

Но сразу же возник вопрос: в состоянии ли была получившая смертельные ранения женщина встать и, опираясь на стены, идти по квартире, оставляя кровавые следы на обоях и на злополучных канистрах у шкафа? Из заключения судебно-медицинской экспертизы: «С момента получения повреждений до момента смерти мог пройти короткий промежуток времени, исчисляемый несколькими десятками секунд или несколькими минутами. Возможность совершения самостоятельных действий Мартьяновой Л. А. исключается...» Тогда кто оставил капли крови в другой комнате?..

Васюкевич категорически отрицал, что на канистрах его кровь. Там ее было несколько капель. Три из них, наиболее подходящие для идентификации, следователи отправили в Санкт-Петербург на генетическую экспертизу. Расследование вела прокуратура Октябрьского округа.

Тем временем шли допросы. С подозреваемого была взята подписка о невыезде. Васюкевич регулярно приходил к следователю, не скрывался. Но продолжал категорически отрицать, что убивал свою работодательницу. Да, говорил он, я был у нее в квартире, и не раз, но когда уходил в тот мартовский вечер, она была жива. Кто ее убил, не знаю. Прямых улик против него не было.

Однако ни у оперативников, ни у следователей не было сомнений, кто совершил преступление. Васюкевича опознали свидетели, при обыске в его квартире нашли крупную сумму денег, кроме того, по решению суда были расшифрованы телефонные переговоры Васюкевича и двух его приятелей, Григоренко и Рогового, которые, похоже, и готовили разбойное нападение на Мартьянову, а возможно, и убийство. Там в том числе была фраза: «Я сделал это!

Сделал!»

Оперативники, которые отслеживали контакты Васюкевича, установили связь всех троих. Один из них был ранее неоднократно судим за тяжкие преступления. Более того, по мнению работников уголовного розыска, именно эти двое и являются организаторами убийства, а Васюкевич - наводчиком и исполнителем...

Итак, вырисовывалась целая преступная группа. Однако это были лишь предположения. А пока следователи и опера раздумывали, как и на чем их взять, и Григоренко, и Роговой сбежали.

Дело Васюкевича в Октябрьской прокуратуре практически положили на полку...

В октябре 2005 года из Санкт-Петербурга пришло заключение молекулярно-генетической экспертизы, в котором говорилось, что кровь, обнаруженная на канистре в ходе осмотра места происшествия, принадлежит обвиняемому Васюкевичу. Таким образом, три капли крови прямо указывали на него: значит, он был на месте преступления, он, убивая, поранил себе палец, и его кровь капала на канистры.

В декабре 2005 года Васюкевича арестовали и поместили в СИЗО. Чтобы не было никаких сомнений, пришлось еще сделать несколько экспертиз и провести ряд других мероприятий, как рассказала государственный обвинитель Лариса Шестерова. В частности, чтобы у адвокатов и суда не было сомнений в подлинности аудиокассет, пленки направлялись на фоноскопический анализ, который подтвердил их подлинность. По требованию суда была также проведена такая редкая экспертиза, как ситуационная.

Со времени гибели Мартьяновой прошел год, когда дело Васюкевича по распоряжению начальника следственного управления облпрокуратуры Александра Шохина (сейчас он работает в Ленинском районном суде) было передано опытнейшему сотруднику областной прокуратуры - следователю по особо важным делам Николаю Зайцеву.

- У меня не было сомнений в том, что преступник - Васюкевич, - рассказал мне Зайцев. - Человек, убивший женщину и поранивший при этом свою руку, оставил кровавые следы в квартире. Потом он наследил кровью в машине, объясняя это тем, что якобы он ремонтировал стеклоочиститель. Мы сделали запрос в метеослужбу: в тот день было 10 градусов мороза. При такой температуре никакие системы стеклоочистителей не действуют. Значит, и трогать ее не было смысла.

Неопровержимые улики прилагались одна к другой: расшифровка телефонных разговоров, деньги, что были дома у Васюкевича, результаты генетической экспертизы, показания свидетелей.

- Конечно, - замечает Николай Константинович, - одному мне было бы не под силу справиться с этим сложным делом. Очень помогли начальник отдела по расследованию особо важных дел Александр Голубев, следователь по особо важным делам Вадим Зинатулин и гособвинитель Лариса Шестерова.

К сожалению, не смогли разыскать сразу же приятелей Васюкевича. Один из них, как потом выяснили оперативники, скрывался у родственников в Нижнем Новгороде. Но когда за ним приехали, на двери висела записка: «Беги, за тобой менты прибыли». Другого же задержали и судили в Ленинском районном суде Мурманска, но совсем за другое преступление.

- А где же деньги? - спросила я у Николая Зайцева.

- Похоже, их взял тот, кто скрывается. И припрятал до лучших времен.

Найдут ли его - зависит от оперативников и следователей.

Судил Эдуарда Васюкевича областной суд. Приговор вынесен 8 февраля: 13 лет лишения свободы в колонии строгого режима...

Зарема БОРОВАЯ.