К 16 годам колонии строгого режима приговорен 42-летний мончегорец, устроивший перестрелку прямо на крыльце местной милиции.

В середине 90-х годов Валерий Скворцов* получил свой первый срок за покушение на убийство. Отсидев «от звонка до звонка» 11 лет, вышел на свободу и вернулся в родной город. Казалось, что бывший уголовник встал на путь исправления. Устроился работать охранником, завел семью, ни в чем предосудительном замечен не был. Так продолжалось до 23 февраля 2006 года.

В тот праздничный день дорожно-патрульная служба проводила рейд на улицах города. Около двух ночи патрульные обратили внимание на «Жигули», которые двигались с явным превышением скорости. Лихачу приказали остановиться. Однако он проигнорировал требование и рванул еще быстрее.

Началась погоня. В какой-то момент нарушитель не вписался в вираж и столкнулся с другим автомобилем. Когда на место аварии подоспели патрульные, из салона «Жигулей» вышел пассажир и скрылся в неизвестном направлении. Сотрудники ДПС не обратили на него внимания, их интересовал водитель-лихач. Его попросили предъявить документы. Шофер ответил, что документы забыл дома, но фамилию назвал: «Клименко». Для установления личности водителя решено было доставить его в сопровождении двух сотрудников патрульно-постовой службы в ГОВД.

- На тот момент, увы, они не имели права проводить личный обыск, - рассказывает государственный обвинитель по делу Скворцова советник юстиции Сергей Байков. - Задержанный вел себя спокойно, согласился проехать в милицию. Никто не мог предположить, чем закончится эта история...

На крыльце ГОВД провинившийся водитель попытался убежать. Один из милиционеров стал удерживать его и тут же почувствовал, что в живот упирается ствол пистолета. Постовой попытался оттолкнуть от себя задержанного, в этот момент прозвучал выстрел.

- Раненому просто повезло - пуля прошла по касательной, повредив лишь мягкие ткани, - продолжает Байков. - Милиционер упал, стрелявший бросился бежать. Второй патрульный кинулся вслед за ним. Погоня происходила на набережной в самом центре города В праздничную ночь на улице было много людей. Применять автомат милиционер не стал, боялся задеть прохожих. Он несколько раз стрелял в воздух, требуя, чтобы преступник остановился. Тот не реагировал и попытался скрыться во дворе одного из жилых домов. В это время на подмогу подоспели еще несколько стражей порядка. Преступник спрятался за трансформаторной будкой. Его стали окружать. Загнанный в угол, он вскинул ствол и снова выстрелил в одного из сотрудников милиции, но произошла осечка. Страж порядка выстрелил в ответ.

Гражданину «Клименко», на самом деле оказавшемуся Скворцовым, тоже повезло. Ранение не было проникающим.

Как выяснилось позже, машина, на которой Скворцов разъезжал по городу, числилась в угоне. В салоне находились автомат «Боорз» и две черные шапки с прорезями для глаз.

- «Боорз» (в переводе «Волк») - оружие чеченского производства, - говорит гособвинитель. - Этот автомат часто используется в бандитских разборках. На предварительном следствии Скворцов отказался давать показания, сославшись на 51-ю статью Конституции. А в суде заявил, что знакомый попросил перегнать машину. Что находилось в ней, якобы не знал. Подсудимый назвал имя и фамилию знакомого, но найти человека с такими данными не удалось...

Как не удалось установить, куда направлялись Скворцов и его загадочный попутчик на ворованной машине с оружием и масками. Можно лишь предположить, что готовилось преступление. Но это так и осталось невыясненным.

Судили Скворцова по двум статьям УК: № 317 «Покушение на жизнь сотрудников правоохранительных органов» и № 222 «Хранение и перевозка оружия». Подсудимый пожелал, чтобы уголовное дело рассматривалось при участии суда присяжных. Согласно их вердикту вина подсудимого доказана.

По словам Сергея Байкова, Скворцов и его адвокаты надеялись, что присяжные проявят снисхождение. Однако этого не произошло. Действия, подпадающие под 317-ю статью УК, квалифицируются как особо тяжкое преступление. Наказание предусматривает лишение свободы на срок от 12 до 20 лет или пожизненное заключение либо смертную казнь. Поскольку в результате действий Скворцова серьезные последствия, к счастью, не наступили, суд посчитал возможным назначить наказание в виде длительного тюремного заключения.

* Фамилия изменена.

Ольга МИХАЙЛОВА.