В результате двух судебных разбирательств, состоявшихся недавно в Кандалакше, лишились работы четверо сотрудников местной милиции. В сентябре прошлого года они были взяты под арест. Троих из них, кроме Евгения Ващенко, освободили из-под стражи в ходе следствия. Работники медицинского вытрезвителя подозревались в превышении должностных полномочий.

На неправомерное применение физической силы и спецсредств пострадавшие клиенты вытрезвителя пожаловались руководству милиции. Решив проверить факты, сотрудники отдела собственной безопасности областного УВД установили в "приюте для подвыпивших граждан" скрытую видеокамеру. Факты подтвердились.

Двое подозреваемых, Евгений Ващенко и Евгений Захарьев, свою вину признали полностью. Суд вынес им приговор в виде лишения свободы условно: один получил четыре с половиной года, второй - пять лет. Оба осужденных обжаловать приговор не стали.

Сержанты милиции Александр Соболев и Дмитрий Смирнов обвинялись в издевательстве над молодой женщиной, доставленной в вытрезвитель в ночь с 10 на 11 июля. Как утверждает Сергей Ануфриев, представлявший интересы потерпевшей, аудиовидеозапись свидетельствует, что женщина пыталась позвонить по телефону своему супругу. Ее ударили по лицу, а затем связали по рукам и ногам, применив прием "ласточка". Как выяснилось, при помещении в вытрезвитель ее не осмотрел фельдшер. Медработник появился лишь, когда пострадавшая потеряла сознание. По мнению нарколога и психиатра, ознакомившихся с кадрами видеосъемки, женщина не находилась в той степени опьянения, когда ее следовало бы задерживать и привозить в вытрезвитель.

Государственное обвинение требовало применить к подсудимым такую меру, как реальное лишение свободы. Но суд решил иначе. Оба сержанта приговорены к лишению свободы на четыре года условно. Кроме того, они должны выплатить потерпевшей в качестве возмещения морального ущерба по 25 тысяч рублей каждый, что в два раза меньше суммы, предъявленной женщиной в гражданском иске.

Пострадавшая намерена обжаловать решение суда. Помимо того будет настаивать на возмещении материального ущерба. Домой из вытрезвителя она вернулась без денег, сотового телефона и сережек. Факт пропажи вещей городской суд не рассматривал, так как доказательства следствием представлены не были.

Ирина РУМЯНЦЕВА, Кандалакша