«Скорая! Жена умирает!»

Это случилось в Североморске в конце ноября прошлого года. На пульт «Скорой помощи» поступил вызов. Говорил мужчина. Он просил скорее приехать к нему домой, требовалась немедленная помощь пожилой супруге, страдающей сердечной недостаточностью.

Медики прибыли быстро. Женщина полулежала в кресле. Она была мертва. Никакие реанимационные мероприятия, никакие усилия врачей не смогли вернуть ее к жизни. Убитый горем муж рассказал, что когда вернулся с прогулки, то увидел сидевшую в кресле задыхающуюся жену.

Прибывшие затем дознаватели Североморского горотдела милиции, как и врачи «Скорой», не заметили никаких следов насильственной смерти.

После этого материал о гибели женщины, как положено, поступил в межрайонный следственный отдел по ЗАТО, руководит которым юрист первого класса Глеб Михайлов. Была назначена судебно-медицинская экспертиза. И она дала совершенно неожиданные результаты: эксперт в своем заключении сообщил, что смерть женщины наступила в результате удушения. На нее набросили петлю и удавили.

Кто это сделал и как? И почему не было заметно столь характерных для подобных случаев следов на шее жертвы?

Следственный отдел вместе с оперативными работниками уголовного розыска начал активную разработку всех подозреваемых в преступлении. Выяснили, кто, когда приходил в эти часы в дом к супругам К., опросили всех род-ственников и знакомых.

Выяснилось, что семья эта была вполне благополучной: жили тихо и мирно. У них две взрослые дочери, росли внуки. Недавно супруги отметили 35-летие совместной жизни. Оба - пенсионеры. Обоим около 60 лет. Но муж, оставив основную работу, трудился токарем, желая добыть для семьи дополнительные средства.

И тем не менее…

Убийца был рядом

При первоначальной отработке различных версий и лиц, возможно, причастных к смерти женщины, неожиданно попал в число подозреваемых и сам супруг. Было получено несколько данных, которые указывали на эту, казалось бы, дикую версию.

Поэтому было решено более тщательно разрабатывать подо-зреваемого. Оперативники уголовного розыска, другие сотрудники Североморского горотдела милиции совместно со следователями провели немало важных и грамотно спланированных мероприятий в отношении этого человека. В результате было установлено, что именно он, глава семьи, удушил свою супругу.

На первых допросах он, конечно, все отрицал. Но представленные ему доказательства, в том числе результаты судебно-медицинской экспертизы, а также другие материалы неопровержимо говорили о совершенном преступлении.

В итоге отец семейства признался в убийстве. Но следователи продолжали трудиться. И руководитель отдела Глеб Михайлов, и его подчиненный Михаил Подлипский собирали новые неопровержимые доказательства. Затем был проведен следственный эксперимент, во время которого подозреваемый показал, как он отправил на тот свет собственную супругу.

Естественно, возникает вопрос - почему же на теле, а точнее на шее, погибшей не было следов применения какой-либо удавки, что ввело в заблуждение и врачей, и дознавателей?

А потому, рассказал следователь Михайлов, что убийца использовал не веревку, а мягкий шнур от медицинского тонометра. Однако судебно-медицинская экспертиза, вовремя назначенная следствием, точно определила, что причиной смерти явилась механическая асфиксия, наступившая вследствие сдавливания шеи.

В дальнейшем, говорит следователь, при обыске в квартире супругов нашли злополучный предмет, явившийся орудием убийства.

Душа потемки?

Как и почему случилось такое? Никто из знакомых и родственников не мог поверить, что человек, проживший с женой 35 лет, вдруг взял и удавил ее. Дочь, допрошенная следователями, до сих пор не верит в это.

Специалисты психолого-психиатрической экспертизы в своем заключении сообщили, что он - человек вполне нормальный, характера неагрессивного, но имеет некоторые психологические отклонения. Вел мужчина себя во время следствия спокойно. Ожидая в коридоре своего вызова к следователю, не нервничал, не дергался, не бегал туда-сюда, как некоторые подозреваемые. Сидел и ждал.

Когда его спросили, почему он это сделал, гражданин К. только сказал, что произошла ссора и он не смог сдержать себя.

Что этому предшествовало, какие страсти бушевали в сознании, казалось бы, примерного супруга, мы вряд ли уже узнаем. Он предпочитает отмалчиваться. Наверное, другая, более сложная сторона жизни этих людей не была извест-на ни окружающим, ни даже их детям. А может быть, о ней дочери просто не хотели рассказывать? Это их право. Но прожить вместе 35 лет и вот так завершить суще-ствование семьи, конечно, огромная трагедия. Трагедия прежде всего души человеческой.

Дело поступило в Северомор-ский городской суд, слушание назначено на 21 июля.

Зарема БОРОВАЯ