Обычные вроде бы создания, эти камчатские крабы, но сколько вокруг них незаконной возни. Все потому, что это деньги, причем немалые. А раз так, то и браконьерский промысел в нашем регионе процветает. На сегодня, наверное, нет ни одного рыбака, в том числе и занимающегося любительским рыболовством, который хотя бы раз да не отловил себе краба. Что уж говорить о тех, кто поставил это дело на поток!

Бухт, удобных и пустынных, в области - в избытке, знай, ставь краболовки и организуй в каком-нибудь сарае подпольный мини-заводик. А уже оттуда готовую продукцию гони в Москву и Санкт-Петербург. Впрочем, это в равной же степени касается и тех, кто «сидит» на рыбе. Тут действуют самые настоящие ОПГ - организованные преступные группировки. Это, конечно, уже не отморозки начала девяностых, не бандиты, у которых руки по локти в крови, а более цивилизованные, скажем так, люди.

- Еще пять лет назад ситуация с той же рыбой была очень непредсказуемой, творился самый настоящий беспредел, - рассказывает заместитель начальника погрануправления ФСБ России по Мурманской области Артур Козлов. - Мы ежегодно задерживали от ста до двухсот тонн незаконно добытой рыбопродукции. Но сейчас ситуация изменилась. Взять, скажем, прошлый год - в Баренцевом море браконьерский лов практически упал до нуля. Это подтверждают и наши коллеги из норвежской береговой охраны.

Но это что касается рыбы. А вот с крабами история совершенно иная. Несмотря на то что их добыча запрещена, она, тем не менее, продолжается. В данном бизнесе, по оценкам пограничников, задействовано сейчас около десятка ОПГ. Когда их членов задерживают, те любят поплакаться: мол, мы несчастные, без работы сидим, а ведь семьи надо кормить, ну а где же взять денег? При этом многие позволяют себе выложить за лодку или катер сто - сто пятьдесят тысяч долларов. А некоторые группы активно применяют компромат, чтобы дискредитировать пограничников, обвиняя тех в браконьерстве.

Все изъятые партии обязательно при свидетелях и под видеосъемку сжигаются. Что, естественно, тоже не добавляет большой любви к стражам границ. Но таково требование закона.

- В прошлом году в области было около двадцати задержаний грузов с крабом, - приводит примеры Артур Козлов. - И во всех случаях - не какие-то там несколько килограммов, а большие партии: и по тонне, и по три, и по пять.

Виновников привлекали к ответственности, в том числе уголовной, а суда конфисковывались. Так, в этом году вынесены судебные решения в отношении браконьеров: два - по материалам, представленным пограничниками, и три - сотрудниками органов внутренних дел.

- Многие браконьеры очень вольготно себя чувствуют в ЗАТО, - поясняет собеседник. - Оно и понятно: территории большие, берег изрезан, много плавсредств, за каждым не уследишь. Однако мы активности не снижаем, и в этом деле нам помогают коллеги из УФСБ Северного флота. Руководство флота также идет навстречу нашим просьбам. Нельзя скидывать со счетов и такую вероятность, что под видом краба могут завезти оружие и взрывчатку.

Но если пограничники активизируют свою работу, то и браконьеры отвечают тем же. Тем более что во многих ОПГ хватает бывших сотрудников силовых ведомств, которые разбираются в оперативно-розыскной деятельности и сами организовывают контрнаблюдение, дабы себя обезопасить.

- Наибольшая концентрация браконьерских ОПГ в Ура-Губе, Териберке, ЗАТО Александровск, - поясняет заместитель начальника отдела погрануправления Павел Герасимов. - Маскируют свою деятельность под занятия туризмом, дайвингом, сбор металлолома или транспортные перевозки. У иного посмотришь по документам: за год добыл всего сто килограммов рыбы. А в море выходил несколько раз, топлива сжег немерено. На какие деньги он его покупал? Ну не за «несчастную» же выручку от этих ста кило?

Еще год-два, и в этой сфере, твердо заявил Павел Герасимов, они наведут порядок.

Cергей БЕРДНИКОВ