Оторва

Оторва - именно так старший брат Вадим Жуков* называл младшего, Антона. С 12 лет, с того времени, когда подростка поймали на мелкой краже в магазине. «В кого ты только такой уродился? - недоумевал брательник, который был на 13 лет старше. - Сроду у нас в семье никто не воровал. А ты...- оторви да выбрось, одно слово - оторва!»

Брат с семьей давно жил отдельно в областном центре. С младшим общаться не хотел, не нравилось его поведение, а потому предпочел самоустраниться. А Антон так и остался с матерью в маленьком городке, в запущенной двушке. Отец умер, когда мальчику было 13 лет, мать, как пила до утраты кормильца, так и продолжала. При этом умудрялась совмещать ежедневные возлияния с работой уборщицы в ближайших магазинах.

Сыном не занималась, не случайно ее несколько раз привлекали к ответственности за неисполнение родительских обязанностей. Мальчишка, по сути, жил сам по себе, как сорняк в огороде, по меткому определению школьной учительницы. Кое-как дотянул до 9 класса, проведя восьмой в СУВУЗТ - специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа, по сути, детской колонии. Потом вернулся в родную школу и окончательно потерял интерес к учебе.

- Его критиковать нельзя вообще, - призналась одна из педагогов. - Становится агрессивным и буйным. Пытаешься воспитывать, беседуешь, что называется по душам, а ответ один: «ну и что?», «я так хочу», «мне все равно, что со мной будет». Трудно с ним: паренек лживый, изворотливый, пытается выйти сухим в любой конфликтной ситуации, даже если сам зачастую виновником этого конфликта и является. Думаю, потому у него и друзей-то нет.

Вот тут учительница была неправа. Лучший друг у Антона имелся. На четыре года старше, 21-летний спортсмен, пропадающий в спортзалах часами, истово качающий мышцы, - Вадим. Правда, дружок, несмотря на вполне совершеннолетний возраст, нигде не работал, но это не мешало Антону его не просто уважать, а где-то даже и преклоняться перед спортивными успехами приятеля.

На такси за фантой

Когда отец умер, мать стала получать на Антона пенсию по потере кормильца, и все эти 8 тысяч беспрекословно ему отдавала. И, с одной стороны, это было приятно - свои деньги, самостоятельность. А с другой - мало! При том образе жизни, который вел парень. К примеру, обожал ездить на такси. Это было круто! Вызвать машину, завалиться рядом с водилой и командовать, куда ехать. Если денег расплатиться за катанье не хватало, паренек не мудрствуя лукаво отдавал водителю свой мобильник. Не в залог, а насовсем. Мать, конечно, ругалась - этак телефонов на тебя не напасешься. Сначала покупала новый, а потом он уже сам себе покупал. Это, кстати, не очень накладно. У барыг на улице смартфон можно прикупить за тысячу.

- Всего-то! - бахвалился Антон. - Копейки.

5 апреля прошлого года мать, 56-летняя Людмила, проводила по давно уже заведенному порядку - выпивала с соседом Петром Галкиным. Антон крутился рядом, знал, что вот-вот мама отправит соседа «за добавкой». Так и есть - отдала Петру свою карту и наказала купить портвейна «777».

- Я с ним схожу в магаз, - вызвался сын. - За фантой.

- Иди-иди, - по доброму напутствовала родительница. - Еще мороженку себе купи.

Мужчина с подростком вышли на улицу и… вызвали такси. На этом настоял Антон, объяснив, что мама ждет, надо скорее. На такси поехали в отделение Сбербанка, но там паренек предложил машину не отпускать. Водитель ждал, пока Петр снимал деньги в банкомате, а потом, когда вернулись в машину, подросток спохватился. Попросил карту мамы у Галкина, дескать, родительница велела ему снять наличные для ее нужд. Тот дал не только карту, но и листок, где рукой Людмилы был написан ПИН-код.

От банкомата Антон вернулся значительно повеселевший, еще бы: ведь с карты он снял аж 10500 рублей! Сел в машину и лихо скомандовал водителю:

- А катнемся в сауну, тут недалеко есть, я знаю.

Что ж, хозяин - барин. Таксист развернулся и поехали. По дороге такси остановилось у ближайшего супермаркета, водила сбегал за спиртным, сигаретами и закусью. Антон с барского плеча отвалил ему на это пятитысячную купюру.

В общем погуляли тогда втроем славно. Пиво, водка, кальян, телек с забористыми фильмами по видаку - есть что вспомнить. А главное, Антон почувствовал себя крутым - ведь это он накрыл поляну для взрослых дядек, он за все «башлял».

Матери тогда сказали, что купить ничего не удалось, потому что ее карта заблокирована. Но спохватилась по поводу недостачи на своей карте мама лишь спустя полтора месяца. Только тогда, когда сынок ограбил ее в очередной раз. Но уже не через банкомат, а прямо дома.

Гости в стуле гвозди

Наступил май. Антон к этому времени жил то дома, то на квартире, которую снимал в Мурманске вместе с друзьями. Дома надоело: мать доставала попреками, чтобы шел наконец учиться или работать. Но в тот день, 19 мая, он приехал домой, чтобы, как сказал потом следователю в ходе допроса, «подхарчиться, поменять одежду и поспать». Ну и была мыслишка - сшибить с матушки деньги, хоть какие-то, их, как всегда, не хватало на «зачетную» жизнь.

Около 17 часов вернулась с работы мать. По дороге она купила к ужину полторашку пива «Арсенального» и столько же «Жигулевского». Поужинали, вместе попили пивка.

Потом, уже около 8 вечера мать спохватилась: надо успеть в магазин за добавкой. Туда они пошли вместе, Людмила купила портвейн «777», чипсы, а сдачу, Антон приметил, 3650 рублей, положила в карман куртки.

Дома сын попросил у нее телефон (свой он отдал очередному таксисту) и вызвонил другана Вадима. Позвал в гости.

Тот пришел в 22.30. Изрядно поддавшая мамаша возмутилась: что за гости, в стуле гвозди, так поздно?! Тут же демонстративно достала из кармана куртки сложенные тысячные купюры и засунула себе в бюстгальтер с громким криком в адрес сына: «А вот хрен ты денежки отсюда своруешь!»

И села пить дальше. А сынуля с гостем отправились в его комнату и стали обсуждать, как бы эти деньги сподручней у мамы изъять.

- Вадим согласился мне помочь, - сказал следователю в ходе допроса Антон. - Через некоторое время мы вернулись на кухню и предложили маме поиграть в карты, та согласилась, сыграли в дурака несколько партий. В какой-то момент Вадик предложил маме побороться, та отказалась. При этом мама иногда с Вадимом и мной дурачились, несильно хватая друг друга, пытаясь повалить, играли. Потом я предложил маме побороться, но она также отказалась. Тогда я подошел к маме, времени было уже после полуночи 20.05.2020, обеими руками схватил маму за кисти рук и с силой стал вытаскивать в комнату. При этом мама сначала вообще не поняла, что происходит, я ей ничего не говорил. Она сопротивлялась, в ходе борьбы упала на пол, а я сел на нее. Потом сказал Вадиму, чтобы он держал ее руки, одному мне не справиться. Ну а потом я залез к ней в лифчик и вытащил деньги.

Накачанный дружок просьбу старательно выполнил. Ну а после того как деньги из бюстгальтера были изъяты, молодые люди ушли. Правда, уходя Вадим повел себя странно. Оглянулся на плачущую Людмилу и отчетливо сказал Антону:

- Вообще-то свидетелей в живых не оставляют.

- Ты что? Она мать моя! - перепугался дружок. - Базар фильтруй!

Деньги прогуляли очень весело. По привычке Антон вызвал такси, и друзья отправились в круглосуточный супермаркет. Там накупили выпивки и продуктов, потом на такси же (машина их ждала) поехали в областной центр, где Антон приобрел с рук смартфон за тысячу рублей, прибыли на съемную квартиру и принялись пировать. А ограбленная мама наутро обратилась в полицию. Оба грабителя вскоре явились в полицию с повинной. Причем сынуля - с двумя, он написал также повинную по поводу кражи с маминой банковской карты.

Морковка в холодильнике

Почти год продолжалось расследование этого уголовного дела, после чего состоялся суд.

С учетом доказательств, собранных следственным отделом по Кольскому району следственного управления СК РФ по Мурманской области, вынесен обвинительный приговор. Несовершеннолетний Антон признан виновным в грабеже, совершенном с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, а также в краже, совершенной с банковского счета. Вадим был признан виновным в первом эпизоде.

Первому назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев условно, с испытательным сроком 2 года. Второму - в виде 1 года лишения свободы условно, с испытательным сроком 1 год.

Приговор суда пока не вступил в законную силу.

...Подростки - это очень тяжело. Любой родитель со мной согласится. Мгновенная смена настроения, стихийная агрессия, выходки на грани с криминалом, бунт гормонов, яростное отрицание общепринятых устоев и внезапный отказ учиться или работать - это все про них. Буквально каждый из родителей с этим сталкивался.

Одна моя знакомая вот так чуть не потеряла старшего и младшего сыновей: одному 20, другому 13 лет. Старший бросил вуз, занялся поисками себя, медитацией, перешел на сыроедение. А попутно проколол уши, частоколом выставил ирокез, перестал бриться и мыться, так, по его мнению, выглядел ЗОЖ. Младший очень быстро последовал его примеру. На отца надежды не было: тот ушел из семьи, пытаясь построить новую.

Знакомая нашла нестандартный выход. Сначала в выходной, не оставив еды в холодильнике, уехала на целый день к подруге. Когда сыновья всполошились, сообщила им, что тоже поняла, что живет неправильно и будет отныне заниматься поисками себя: медитировать и есть сырую пищу. «Ты что, мама, обкурилась?!» - испугались ребята. Но она вернувшись ничего готовить не стала, залила миску гречки сырой водой и предложила им на завтрак, дескать, очень полезно. Потом позвонила с работы и сказала, что уволилась, так как поняла, что «это не мое» и намерена вплотную заняться поисками не новой работы, а себя самой. В медитации. Так что, сыновья, денег на еду нет. Осталась морковка в холодильнике и гречневая крупа в шкафу.

Эксперимент продолжался, кстати, не очень долго. И хотя сердце у моей приятельницы разрывалось при виде жующих сырые капустные листья отпрысков, но характер выдержала. Старший в итоге устроился на работу и подумывает о том, чтобы восстановиться в вузе на заочном. Младший исправно ходит в школу, а медитировать на голодный желудок ему не нравится…

Ребенок учится в первую очередь тому, что видит у себя дома. С героиней этот статьи, которую ограбил сын с помощью дружка, такая тактика бы не прошла, кого она, многолетняя пьяница, может воспитать, кроме как собутыльника? Сейчас, после суда, ее сынуля ведет себя почти примерно. Старается ходить на занятия, с ней предупредителен и вежлив.

Но надолго ли?

*Все имена и фамилии изменены.