Истязатель

Когда 1 марта прошлого года на подстанции скорой одного из городов нашей области прозвучал вызов - мужчина, ножевые ранения, - доктора только руками развели: вроде до 8 Марта еще неделя, а граждане уже празднуют. Однако вызывала женщина тихим спокойным голосом. Без крика и плача, обычного в подобной ситуации.

Медики прибыли быстро. Увидели обычную квартиру, в комнате на кровати мужчина без признаков жизни в одних трусах. На груди и животе свежие раны.

- Поздно, - сказал после осмотра доктор. - Умер.

И сел к столу заполнять необходимые документы. Хозяйка, Марина Заботкина*, стояла рядом - тихая и безучастная.

- Кто его так? - спросил врач.

- Я, - ответила женщина.

Доктор удивленно смерил ее взглядом. Маленького роста, худенькая. А покойник на постели был под два метра и никак не меньше ста килограммов.

- А как вы смогли? - изумился медик. - Он вон какой здоровенный. И почему за нож взялись?

Она пожала плечами:

- Бил он меня, - обронила после паузы. - Пил и бил. Сильно. Теперь больше не тронет.

Что интересно, соседи на этот раз особого скандала в «нехорошей квартире» номер 15 не слышали. Хотя не раз просыпались за последние годы от громового стука в ее дверь в ночь-полночь. Эту дверь бывший сожитель Марины Петр и вышибал, когда она была деревянной, и ногами в нее лупил, когда старший сын хозяйки, Сергей, поставил стальную. Да так, что грохот по всему подъезду. Дверь сын ставил специально, чтобы маму от визитов ее бывшего защитить. Но помогла она не очень. Мать сама открывала дверь мучителю, потому что страшно боялась его. Он истязал ее на протяжении нескольких лет, и, даже формально расставшись с ним, женщина боялась, что придет и изобьет.

Почти сразу после скорой прибыла полиция. Оперативники тоже поразились спокойному виду женщины. Причем совершенно трезвой. Не кричала, не причитала, не пыталась скрыть или замыть орудие убийства - кухонный нож с лезвием около 20 сантиметров. О покойнике сказала лаконично:

- Наконец-то он от меня отстал.

Соседи, повторюсь, скандала не слышали. Такое вышло тихое убийство.

Пил да бил

Обычная история. Жила-была женщина Марина. С одним мужем развелась: пил и бил. Поженились по молодой страсти, когда обоим было чуть за 20. Потом очень быстро родился сынишка, а уж затем стали узнавать друг друга, притираться. Но притереться не получилось: молодой супруг любил принять на грудь, выпив, становился агрессивным, распускал руки. Пришлось расстаться.

Вышла замуж во второй раз, родила еще одного сына. Но вскоре муж умер от неизлечимой болезни. Вот и осталась вдовой с двумя ребятишками. Но жили нормально. Как все. Пекли пироги на Новый год, на 8 Марта ребята рисовали маме неумелые акварельки, писали поздравления с ошибками, по выходным ходили в кино на утренние дешевые сеансы и даже выбирались иной раз летом на море, в какую-нибудь Архипо-Осиповку. Хотя с деньгами был напряг, конечно. Сильно баловать ребят мама не могла. Мальчишки, понятно, что на них все горит.

А потом в жизни их семьи возник мамин сожитель - дядя Петя.

Высокий, медвежьего телосложения - он казался ребятишкам очень сильным и всемогущим. Пришел первый раз на Новый год, принес торт, конфеты, подарки. Но хорошие дни быстро закончились. Обычная история: трезвым мужчина был хоть куда - и на работе маме поможет (Марина работала санитаркой в больнице), и по дому все, что надо, прибьет, починит. Но беда в том, что трезвым-то он бывал очень редко, считанные дни. А пьяным ему под руку было лучше не попадаться. Рука у него была тяжелая. А Марина только плакала на кухне, пока он в пьяном отрубе храпел в спальне.

- Мама, пусть он от нас уйдет! - теребили ее ребята. - Не прощай его!

- Не прощу, - соглашалась она. - Никогда больше не прощу! Выгоню.

Но прощала. Он просыпался, падал перед ней на колени, говорил красивые слова, что любит, что без нее пропадет, что она свет в окошке, единственная его надежда. Что он практически сирота, вот мать с сестрой уехали жить в среднюю полосу и не звонят даже, жив или сгинул?

Марина как-то раздобыла телефон его матери. И позвонила сама. Спросила, почему родные совсем не беспокоятся о сыне и брате, почему хотя бы не позвонят ему? В ответ пожилая женщина на том конце трубки тяжело вздохнула.

- Да куда ж ему звонить? - спросила надтреснутым голосом. - Мы и номера-то его не знаем. Он же по пьянке телефоны теряет постоянно. Пока жил с прежней женой, Тамарой, звонили. Она его от пьянки кодировала не раз, мы все надеялись, что образумится. А его только на месяц самое большее хватало и опять срывался. А потом они развелись.

- Почему? - спросила Марина, уже зная ответ.

- А то вы не знаете? - удивилась мать Петра. - Пил да бил, вот и весь сказ. Да и бил-то все по голове. За волосы таскал, Тамара их потом клоками с расчески снимала. Пинал. Вразумлял так, воспитывал. С вами по-другому?

- До свидания, - попрощалась Марина. Сказать ей было больше нечего. С манерой сожителя бить в основном по голове и таскать за волосы она была хорошо знакома. Только лицо старалась прикрыть, но синяки все равно появлялись. Пока она не собралась с силами и не выставила буйного сожителя с помощью участкового за порог.

В ходе расследования уголовного дела в отношении убийства Петра Прыгунова его матери было разъяснено право на ознакомление с постановлениями о назначении судебных экспертиз, с заключениями экспертов. Однако она делать это не пожелала. Гражданский иск о причинении ей морального вреда также заявлять не стала.

Ее воскресенье

В ту ночь, 1 марта прошлого года, Марина проснулась от сильного стука в дверь. «Петр!» - эта догадка прошибла женщину холодным потом. Пока стук не превратился в грохот и не разбудил всех соседей, она поспешила открыть.

Совершенно пьяный, весь грязный, как будто в канаву падал, мужчина ввалился в дверь и молча протопал в ванную. Там сбросил с себя всю одежду на пол и в один трусах прошествовал мимо хозяйки квартиры, бросив до дороге короткое: «Состирни там!» Рухнул на постель в спальне и захрапел.

А женщина пошла в кухню, села на табуретку у окошка и закурила.

«Это никогда не кончится», - подумала обреченно. Но вызывать полицию, чтобы выдворить пьяницу за порог, не решилась. Просто представила, как всполошатся соседи, если в этот тихий предрассветный час, в воскресенье, когда люди хотят подольше поспать, весь подъезд огласится пьяным ревом ее бывшего и грохотом его выдворения. Тем более что его же все равно потом отпустят, и он долго будет колотиться в стальную дверь, а потом грохнется тут же, у порога, и уснет на коврике. И хорошо, если в беспамятстве не загадит все вокруг...

После того как она его выставила несколько лет назад, не было месяца, чтобы он не появлялся на пороге. Приходил уверенно, как к себе домой. Подхарчиться, постираться, принять душ, «занять» без отдачи у Марины денег. Ну и, вынув из кармана заначенный шкалик дешевой зимбуры, поправить здоровье, а потом сжать кулаки, чтобы вразумить и воспитнуть.

Несколько раз Марине пришлось обращаться с заявлениями в полицию на побои, которые он наносил, что он угрожает ей убийством. Как-то раз он украл у нее зарплатную карточку и снял с нее все деньги. Однажды сломал ей руку, и дело дошло до суда. Но на суде он говорил такие проникновенные слова и так слезно просил у нее извинения, что женщина простила его прямо там. Вот этого ее уже взрослые дети простить ей долго не могли. Оба сына уже жили отдельно: старший снимал квартиру, младший учился в областном центре, жил в общежитии.

В то воскресенье, пока он спал, женщина сбегала за пивом, приготовила обед. Чтобы встал, поел, опохмелился и ушел с богом. И не бил ее! Марина хотела только одного - тишины и спокойствия. Добрая, терпеливая, мягкая - так говорили о ней допрошенные следователем соседи и сыновья.

Однако по-хорошему он не ушел. Проснулся, выпил все пиво, и, взяв у женщины деньги на водку, отправился в магазин. Вернулся - и началось такое, что она вынести не смогла.

Петр, выпив всю бутылку, начал куражиться и махать кулаками. А потом сбросил с себя всю одежду и явился к ней почти голым. Он захотел любви. Да не простого интима... А так как женщина не собиралась отвечать ему взаимностью, то без всяких уговоров схватил ее за волосы и принялся таскать по кухне, то и дело, тыкая лицом в крышки кастрюль на плите, так что на них остались вмятины. Потом стал принуждать ее к «любви» все более настойчиво. Она мотала головой, пытаясь освободиться, хотела одного - прекратить все это.

- Не хочешь, сука? - хрипел он. - Ах ты шалава. Да я тебя сейчас здесь прибью, покалечу!

«В какой-то момент она стала держаться за обеденный стол, чтобы не упасть, но Прыгунов был сильнее, и она упала на пол, и двумя руками уронила все, что находилось на столе, включая столовые приборы и тарелки, среди которых был кухонный нож с рукояткой черного цвета, - говорится в уголовном деле. - Ей было страшно и очень больно, тот с силой тянул ее за волосы, при этом она не могла ничего сделать. Вырваться или поднять голову она не могла, так как тот наклонил ее за голову вниз, а потом правой рукой схватил за область шеи и начал душить. Она понимала, что он не остановится, поэтому решила отбиться от него любым доступным предметом. Правой рукой на полу она нащупала кухонный нож и стала наносить удары в область грудной клетки и живота Прыгунова».

Вот только тут он оставил ее в покое. Пошел в спальню и лег на кровать. Умер, считают эксперты, через 10-20 минут.

Полгода ограничения свободы

Знакомясь с подобными делами, думаешь: в чем истоки такого, традиционного кстати, поведения пьяниц с близкими? Откуда этот самозабвенный диктат, жажда властвовать, издеваться, унижать, топтать человека? Психологи поясняют: агрессия закономерна. Как бы низко ни пал пьяница, интуитивно он все-таки сознает свою никчемность, глубину той пропасти, в которой оказался. А потому особое, извращенное удовлетворение находит именно в унижении близких людей, которые, как он вполне понимает, куда выше его нравственно и социально. Такой вот способ самоутверждения.

На днях состоялся суд в отношении гражданки Заботкиной М. И., обвиняемой в совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны. Следствием собрана достаточная доказательственная база, в том числе результаты ряда судебных экспертиз. Уголовное дело с утвержденным прокурором обвинительным заключением было направлено в суд для рассмотрения по существу. В качестве смягчающего обстоятельства названы противоправность и аморальность поведения потерпевшего, что стало поводом для происшедшего, а также явка с повинной Заботкиной М. И. и активное способствование с ее стороны раскрытию и расследованию преступления.

Женщине назначено наказание - ограничение свободы на полгода с установлением ограничений. Приговор вступил в законную силу.

_____________

*Все имена и фамилии изменены.