(Продолжение. Начало в №№ 162, 163, 166, 167, 169.)

У подножия мифических гор

Памятник клещу, арт-арка с нарисованными Шевчуком и Земфирой, смешение архитектурных стилей и культур Европы и Азии. Это все об Уфе, столице Башкирии, где ежегодно проходит мощный литературный фестиваль «КоРифеи». Именно так, с двумя заглавными буквами, поскольку здесь обыгрывается также название легендарных Рифейских гор из ведических и древнегреческих мифов, которые, по расхожей версии, и есть современные Уральские горы. Ежегодно фестиваль собирает сотни участников из разных регионов России, и нынче в число ведущих литературных семинаров впервые удалось попасть автору этих строк. Уфа ждала с многочисленными открытиями и встречами - как ожидаемыми, так и совсем нежданными.

Как ни странно, но знакомство с ней началось под знаком… Арктики. Еще за месяц главная хозяйка «КоРифеев», писатель Светлана Чураева, чьим неиссякаемым гостеприимством и организаторским силам не уставали удивляться участники форума, рассказала, что в их городе открылся Полярный музей. При всем кажущемся несоответствии географии это вполне закономерно. Родом из этих мест был один из известных покорителей Арктики Валериан Альбанов, который стал прототипом одного из главных героев знаменитых «Двух капитанов» Каверина.

Скульптура «Семь девушек».

В 2012 году он штурманом в составе экипажа яхты «Святая Анна» отправился из нашего Александровска в героический и трагический поход по Северному морскому пути. Из-за ряда факторов яхта вмерзла в лед и 2 года дрейфовала на север. Часть экипажа направилась по льдам к Большой земле, остальные без вести пропали. Из ушедших выжили только двое - Альбанов, а также матрос Конрад. У Земли Франца-Иосифа их подобрала экспедиция Георгия Седова.

В Уфе же родилась крупный исследователь биографии Альбанова и в целом истории похода «Святой Анны» Валентина Кузьмина. Еще в молодости она переехала в Мурманск и жила здесь до кончины в 2018 году. В свое время я написал в «Вестнике» несколько материалов о ее уникальных изысканиях, которые оценил и сам писатель Вениамин Каверин, и участники экспедиций, отправлявшихся искать следы «Святой Анны». Так, одна из экспедиций по указаниям Кузьминой смогла найти вещи членов группы, ушедших с судна, и останки одного из них.

Некоторые из этих вещей - фрагменты железного ведра и одежды - позже были переданы в Полярный музей Уфы, во время экскурсии участникам фестиваля их продемонстрировали. На одной из фотографий на стене я увидел и Валентину Кузьмину с изданной у нас, в Полярном, книгой, посвященной Альбанову и его походу.

Памятник Салавату Юлаеву.

Нити памяти

А вот найти в Уфе общую болгарскую знакомую стало для меня полной неожиданностью. Это случилось в музее знаменитого писателя Сергея Аксакова. Рассказывая про его сына Ивана, активного русофила, экскурсовод упомянула приезжавшую к ним женщину, которая ведет большую работу по сохранению памяти русских воинов на Шипке. Оказалось, это была Дина Хаджоева. В 2018 году она была одной из тех, кто встречал в Болгарии Славянский ход Мурман - Балканы, в котором с группой писателей и журналистов участвовал и я.

- Ты говоришь, что в Уфе первый раз, а куда ни зайдешь - везде знакомые! - даже рассердились в шутку мои спутники. Ничего удивительного в этом нет. Мурманск, как и Уфа, всегда был на широком перекрестке исторических и культурных событий.

Возвращаясь к теме музеев, хочется отметить, что они впечатлили своим духом, работой, которая ведется для сохранения истории и наследия земляков. Помимо музея Аксакова мы посетили художественный музей известного живописца XIX-XX веков Михаила Нестерова, где размещены полотна и самого уфимского художника, и великих русских мастеров, которые он собрал и подарил городу, еще до войны высказывая идею создания местной картинной галереи. Причем все эти музеи созданы и поддерживаются властями на бюджетные деньги.

Грустно только от одного: в нашем богатом на таланты Кольском крае таких музеев, посвященных землякам, нет.

Клещ Валера и космический Шевчук

Архитектура Уфы впечатляет своей эклектикой. Здесь в прямом смысле бок о бок стоят особняки XVII-XVIII веков и огромные стеклянные здания века XX. Причем иногда старинные фасады «вмонтированы» в современные здания, что, на мой взгляд, выглядит достаточно жутковато, наподобие остовов парусников на дне, съеденных ракушечником. Памятники героям легенд, например, о семи девушках, соседствуют с памятниками Ленину (говорят, самым первым в СССР, установленном в 1924 году, но, правда, с поменянной уже в наше время фигурой вождя мирового пролетариата) и другим деятелям революции. А над городом возвышается, подобно нашему Алеше, памятник национальному герою, сподвижнику Емельяна Пугачева, да еще и поэту Салавату Юлаеву на коне.

Памятник Ленину.

Надо отметить, советское прошлое Башкирии не менее колоритно, чем все прежние века. Взять хотя бы деятельность здесь исполкома Коминтерна - международной организации коммунистического интернационала. Коминтерн с 1941 по 1943 год работал в Уфе, координируя активное международное сопротивление немецкому фашизму. Из солидного здания местного почтамта, которое красуется в центре города и сейчас, коминтерновцы устраивали радиодиверсии: встраивались в эфиры Адольфа Гитлера и ругали его самыми нехорошими словами. Такие вот советские пранкеры, как бы их теперь назвали.

А самый необычный памятник - серебряная фигурка клеща размером с ладонь, которого уфимцы прозвали Валерой. Он стоит на камне на газоне у магазинчика с манящим названием «Посольство Уральских гор», где продают оригинальные ювелирные изделия, предлагают для чтения книги, показывают картины и просто общаются с зашедшими. Его мастера и отлили клеща. Почему? Потому что, по одной из версий, здешние места - рекордсмены по числу нападений этих мелких, но опасных насекомых.

Памятник клещу.

Запомнилась и архитектурная композиция в одном из скверов, называемая в народе «Три шурупа» - три шара, крайние из которых имеют горизонтальную, а средний - вертикальную полосы. На самом деле это изображение написания Уфы, которая на башкирском пишется как Ѳфѳ (Эфе).

А еще местные жители доказали, что достопримечательностью можно сделать даже обычную… арку в доме. Одну из них они украсили картинами с необычными, «космическими» изображениями знаменитостей, родившихся и живших в столице Башкирии. Это и Владимир Спиваков, и Юрий Шевчук, и Земфира, и (да простят меня адепты высокой культуры) Моргенштерн. Последний, кстати, по словам организаторов «КоРифеев», нынче подавал заявку участника на семинара по прозе, но из-за организационных сложностей не попал. Я даже не знал, как отнестись к такой возможности, поскольку меня самого пригласили вести именно этот семинар.

Шевчук на стенах арт-арки.

Впечатлил и уфимский арт-квартал «А-квадрат». Несколько лет назад один предприниматель выкупил часть зданий в центре города и организовал творческие пространства. Помимо разукрашенных стен и улиц тут появились сцены для выступлений, а арендаторы кафе и прочих заведений обязательно включают в свою работу творческую составляющую.

Все эти впечатления мы успели получить за полтора дня, предшествовавших фестивалю. А потом началась программа «КоРифеев», не менее яркая, чем сама Уфа, и завершившаяся поездкой в пещеру с реликтовым льдом, которому, по некоторым версиям, более миллиона лет. И об этом - в продолжении материала.