У Сергея Никоненко столько наград и званий, что трудно перечесть. И более двухсот ролей в кино. А недавно на Первом канале состоялась премьера сериала «Море. Горы. Керамзит», где Никоненко сыграл старообрядца Филиппона. Сергея Петровича там почти не узнать: его герой в фильме носит длинную седую бороду. И мы не удержались, чтобы не сделать актеру комплимент…

- Сергей Петрович, а борода¬то в фильме у вас - прямо как настоящая! Вы даже немного на Льва Толстого похожи!

- Это гримеры постарались. А жене не нравится, она говорит: «Ты же еще совсем не старый!» Она у меня чересчур увлекается гламурными журналами… А у меня даже есть футболка, где я при бороде. Наша команда, в которой я - капитан, участвует в турнире по бильярду и недавно выиграла у команды «Щит и меч» из ФСБ. Так что можно сказать: Сергей Никоненко победил ФСБ!

- Лучше уж - ЦРУ. Вы же патриот, это всем вашим зрителям известно.

- Да, я люблю Россию. Мне здесь очень хорошо, хотя бывали очень трудные периоды - и в личной жизни, и в жизни страны. Но меня так учили, что жизнь твоей Родины всегда отражается на художнике, на творческом человеке. Иногда это сложно разорвать.

- Это одна из причин, по которой недавно - уже в качестве режиссера - вы сняли фильм «Охота жить!» по рассказам Шукшина…

- Я уже третий раз снимаю кино по Шукшину. До этого это были картины «Ёлки-палки», «А поутру они проснулись», удостоенные наград на самых разных кинофестивалях, включая и зарубежные. Я же 54 года в кинематографе, а в фильме «Охота жить!» сыграл свою 217-ю роль. Но в этот раз я впервые столкнулся с прямым противостоянием со стороны комиссии по кинематографии Министерства культуры, которая занимается финансированием съемок. И это при том, что 2014 год - год памяти Василия Макаровича Шукшина: 25 июля будет отмечаться 85 лет со дня его рождения. Я предложил свой проект и сказал, что хотел бы снять фильм по трем его новеллам - «Осенью», «Билетик на второй сеанс» и «Охота жить!».

Мне показалось, что они хорошо соединяются в одну историю. Там есть два сквозных героя, которые переходят, с небольшими изменениями, из рассказа в рассказ…

- Но вы сказали что-то про противостояние…

- Да, так и было: комиссия практически единогласно проголосовала против!

- Как же так?

- Я еще подумал: если бы это против меня - то ладно, ребята, куда ни шло! А если против Шукшина... После я узнал, что, оказывается, в приоритете было творчество одного молодого режиссера, у которого в каждом кадре - сплошной негатив. И это при том, что негатив мы и так постоянно наблюдаем. С начала девяностых только и слышим, что Россия - плохая страна с плохой экологией, что тут нехорошо жить. Тем не менее, в середине двадцатого века, когда мир висел на волоске от гибели - никто не смел так говорить. В январе 1943 года все замерли и ждали, что же произойдет на Волге, под Сталинградом: завоюют ли фашисты весь мир - или вдруг этим русским все же удастся?.. Все сидели и пикнуть не могли! А теперь никто не любит об этом вспоминать, и сейчас мы видим новую волну грязи. Я не знаю, почему сейчас все стрелы направлены на Россию… Но у меня душа болит. Я люблю свою страну и никуда отсюда не уеду!

- Возвращаясь к вашему фильму - чем же все-таки закончилась эта история? Ведь кино по Шукшину вы, в конце концов, все-таки сняли?

- За меня заступился министр культуры Владимир Мединский. В фильме снимались хорошие актеры - Валерий Баринов, Нина Усатова, Станислав Любшин, который, кстати, и сам снимал кино по Шукшину. Это люди, на которых я полностью могу положиться в этом материале.

- Вы сказали, что у вас не раз были трудности в жизни. А что вам помогало их преодолевать?

- У меня был трудный период, когда были Беслан и «Норд-ост» - когда ощущаешь себя абсолютно беспомощным, ничего не можешь сделать. У меня болит душа, когда страдают невинные люди. А что сегодня происходит на Украине? Любой худой мир лучше доброй ссоры - а мне так хочется, чтобы был мир! Мои слова, может быть, наивны, но они искренни.

- Вы ведь из простой рабочей семьи, никак не связанной с искусством. Как родители отнеслись к вашему выбору профессии актера?

- Когда в тринадцать лет я пошел в драматический кружок при городском Дворце культуры, мама была просто счастлива! И по одной простой причине: я не буду шататься по улице. Ведь многие мои ровесники в то время уже имели приводы в милицию. У улицы есть свои замечательные стороны - например, она учит защищать и дружить. Но в наше время послевоенной безотцовщины преступность среди подростков зашкаливала. До седьмого класса я учился в мужской школе, и наш учитель Борис Дмитриевич Деомидов ходил в военной форме, в сапогах, подпоясанный офицерским ремнем. И когда он в туалете видел курящих, он снимал ремень и лупил прямо пряжкой, страшным боем! Вы можете себе представить, чтобы сейчас учитель хотя бы замахнулся на ученика?

- Сейчас уже ученики замахиваются...

- Вот видите! А тогда эти методы были вполне оправданны, иначе бы мы людьми не выросли. Некоторые мамы приходили и умоляли его: «Борис Дмитриевич, и моего поучи! А то он совсем от рук отбился». Безотцовщина, что и говорить! Это мне повезло, что отец после ранения в 1943 году с фронта вернулся и остался служить шофером в пожарной части.

- А сына своего вы как воспитывали?

- Никанор рос в абсолютной любви, особенно со стороны бабушки, мамы. Мы жили тогда на Арбате, а Арбат начала девяностых - это я вам скажу... Суперкриминальный район был! Можно было купить девочку 12-13 лет за какие-то гроши. Я сам их видел: немытые, грязные, тут же и порошки, и наркотики. Так что отбить сына от этой компании удалось с огромным трудом. От наркотиков дети многих известных и талантливых людей ушли тогда...

- Значит, у вас нет рецепта - как правильно растить ребенка, как уберечь?

- С них надо больше спрашивать, а лет с 13 уже понемногу заставлять работать. Не потому даже, что денег у родителей нет - а для того, чтобы ему человеком стать! Я помню, со мной в институте учился сын Арама Ильича Хачатуряна, великого нашего композитора. Так ему на обед ровно рубль давали, чтобы покушать хватило. Он все смущался, когда мы скидывались на то на сё. И ведь понятно, что не от жадности денег не давали, а для его же пользы!

- Чтобы вы пожелали молодежи?

- Настроить себя так, чтобы побольше в жизни успеть! И музыке научиться, и рисовать - любому творчеству, к которому душа лежит. Не в догонялки на компьютере играть, а лучше почитать Стендаля, Толстого, Чехова. Я помню сам, когда в первый раз двухтомник «Войны и мира» в руки взял, подумал: «Какая же, наверно, это мука и скука!» А прочел на одном дыхании. И всем советую - раз в пять лет перечитывать «Войну и мир».

- Что нового у вас в планах по кино?

- В Хибинах будут съемки фильма «Со дна вершины». Это современная история об одном паралимпийце. Как молодой парень хотел понравиться девчонке, полез в горы, сорвался и оказался прикованным к постели. И уже через боль, через муки воспитывал свой характер - и все-таки стал чемпионом. А еще вот-вот начнутся съемки в четырехсерийном фильме по сценарию Аркадия Инина «Мама Люба». Фильм о важнейшей проблеме нашей страны - демографической, где у главной героини - десять детей.

- А что для вас значит семья, любовь?

- Без этого и жить невозможно, я считаю. Любовь - это двигатель всей жизни мужчины, его перпетум мобиле!

Фото:
Фото Вадима Тараканова.
Марина ДОЛГОРУКАЯ. (ИА «Столица».)