Разрешение получено, можно выходить в море, ставить неводы и ловить. Этого беломорские рыбаки ждали больше месяца. Горбуша подошла к берегам и стала заходить в реки еще в конце июня, а в Москве никак не могли распределить промысловые участки. Главное условие, на основании которого рыбаки могли осуществлять лов, было выполнено. В Умбе появился современный рыбоперерабатывающий завод. Он готов принимать продукт, морозить и продавать. Лишь после вмешательства губернатора дело ускорилось. И вот все бюрократические процедуры наконец-то завершены, можно заняться реальным делом - промыслом горбуши на тонях.

Поймал - заморозил

- Сегодня с утра проверили невод. Триста килограммов горбуши попало. Вечером еще проверим. Весь улов поместим в аквариум - такую сетку-отстойник, стоящую в море и привязанную к неводу. Дня через два, когда накопится побольше, отвезем весь улов в Умбу, сдадим на новый рыбзавод, - рассказывает нам Сергей Попихин.

Рыбу на тоне он ловит уже двадцать лет, а до этого его предки до девятого колена вели здесь промысел селедки и семги.

Его тоня расположена на Мосеевском острове. Он находится недалеко от Умбы, между Кузрекой и Оленицей. Во время отлива до него можно добраться пешком.

Сергей - помор активный. Он член областного рыбхозсовета. Два года назад, впервые приехав на Терский берег, губернатор Андрей Чибис гостил у него на тоне. И тогда услышал о надвигающейся проблеме.

Дело в том, что в 2008 году вышло постановление, согласно которому в каждом рыбацком поселке должен быть свой перерабатывающий завод. Иначе промысловых участков рыбакам не видать. В 2011 году, когда проводились конкурсы по их распределению сроком на десять лет, в Умбе еще был местный рыбзавод. Потом он закрылся.

А время шло. И два года назад поморы, поняв, что участки им вновь не получить, забили тревогу. Тогда после встречи с губернатором решили строить свой рыбзавод. Он был пущен этой весной.

- Нет худа без добра. Если бы не было этих требований, не было бы и завода. И мы по-прежнему мучились бы со сбытом улова, - говорит Сергей Попихин. - Хорошо, что вовремя спохватились. А вот, к примеру, у наших соседей в Карелии и Архангельской области таких заводов все еще нет. Через два года им, как и нам, перезаключать договоры, и они вполне могут остаться без участков.

Рыбоперерабатывающий завод в Умбе небольшой. Но его мощностей вполне хватает, чтобы принять улов у всех рыбаков.

- Цены по приемке рыбы хорошие. Селедку там принимали по 30 рублей, горбушу сейчас берут по 160, - рассказывает Попихин. - Там рыбу морозят, упаковывают в евротару. Покупателей хватает, завод готов продавать горбушу по 280 рублей за килограмм. Мы пока сдаем улов бесплатно, потом завод, когда реализует, будет с нами рассчитываться.

Реки, полные рыбы

Сейчас, после получения разрешения на промысел, рыбаки сдают первый улов. Уже заморожено и готово к реализации десять тонн рыбы.

- Очень жаль, конечно, что так поздно мы получили разрешения, - сетует Сергей, - целый месяц потеряли.

Да, можно себе представить, с какой завистью смотрели владельцы тоней на рыболовов-любителей, которые съехались в июле на Терский берег со всей страны, чтобы ловить горбушу по лицензиям на разрешенных участках в реках. В этом году ее просто немерено.

Напомним, что завезли эту рыбу в Белое море в качестве эксперимента с Дальнего Востока в конце 50-х годов. С тех пор она полностью акклиматизировалась и прекрасно себя здесь чувствует. Заходит горбуша к нам из Атлантики по нечетным годам. Сейчас как раз такой.

- В 2019 году ученые говорили, что очень большой заход рыбы. Я уже тогда предупреждал, что надо готовиться к тому, что через год будет еще больше. Так и случилось, - говорит Сергей Попихин. - Объясню почему: две прошедшие зимы были теплыми, реки сильно не промерзали, и мальки благополучно выжили, ушли в море и сейчас вернулись. А еще через два года горбушей будет заполнено все. Вы посмотрите, в этом году она зашла не только в Умбу и Варзугу, но и во все малые речки Терского берега - в Черную, Хлебную, туда, где ее никогда не было. Представляете, в верховьях Черной, в тридцати километрах от моря, где живут только плотва и щуки, все ручьи забиты горбушей. Она там уже отнерестилась и теперь гибнет. А если снова будут теплые зимы?!

Как сделать рыбку золотой?

Сергей считает, что к 2023 году, когда будет новый заход, нужно готовиться уже сейчас. Необходимо разрешить вылавливать горбушу без всяких ограничений во всех реках, а местным жителям даже выдавать лицензии на лов ее сетями в море.

- Сейчас в малых реках, где рыбы полно, ловить нельзя. А ее все равно ловят. Так разрешите, берите деньги за лицензии. Вы понимаете, - говорит помор, - как можно бюджет района поднять? Из дотационного сделать прибыльным. У нас нет крупных градообразующих предприятий, за счет которых можно выжить. Горбуша и может стать своего рода нашим градообразующим предприятием.

И то верно. Сегодня районная казна не получает от рыбалки практически ничего. Деньги за лицензии берет совхоз «Всходы коммунизма», холодильных мощностей в поселке почти нет, рыболовы и туристы живут практически дикарями - в палатках, вагончиках, без воды и электричества.

Рыбу шкерят прямо на берегу, все отходы сваливают в реку. Многие, наловившись, просто забирают одну икру, а саму рыбу выбрасывают. Уже сейчас в устье реки Умбы стоит ужасный запах разложившейся рыбы. А ведь вся зашедшая рыба тоже погибнет сама по себе, после нереста она в море уже не возвращается. Что же будет, когда популяция еще увеличится в разы?

- Если через два года рыбалка будет организована так, как сейчас, без утилизации отходов, мы загубим все семужье стадо. Семга просто не пойдет в эти реки из-за гнилого запаха, - считает Сергей.

Попихин считает, что было большой глупостью включать горбушу в список ценных рыб. Тогда уж давайте, как говорит он, и комаров включим в список ценных насекомых. В Норвегии, куда уже проникли наши камчатские пришельцы - краб с горбушей, уже бьют во все колокола, говоря, что они уничтожат в море и лосося, и треску. А у нас все запреты разные придумывают.

- Надо признать, - считает Попихин, - что семгой мы людей не накормим. Ее мало, она очень дорогая, далеко не все могут себе позволить ее купить. А горбуши очень много. Надо ее ловить, ловить и ловить!

К сожалению, массовый заход уже прошел, рыба ушла к месту нереста. После этого она становится лохом - мягкой и невкусной. Но немного времени у наших рыбаков еще есть - до середины августа.

После этого у поморов будет небольшая передышка, а уже в сентябре начнется селедочная путина.