- Это пока еще не музей… скромно замечает известный кандалакшский журналист и краевед Владимир Зяблов. Это только его рождение. Постепенное.

Действительно, экспозицию, открывшуюся совсем недавно в одном из залов краеведческого отдела центральной городской библиотеки Кандалакши, музеем в строгом понимании этого слова назвать трудно. И экспонатов, или, как говорят музейщики, единиц хранения, тут еще не так много, и уникальных, редких раз-два и обчелся. Но есть замысел, есть постоянная, системная работа, есть своего рода прообраз будущего музея. А это, согласитесь, уже не мало.

Владимир Зяблов инициатор и главный подвижник этого хорошего дела, первый директор.

Начинается экспозиция с классиков с больших поэтов и прозаиков. Конечно, стихи о Кандалакше самых разных авторов и тех, кто жил здесь, и тех, кто бывал, пусть даже мимоходное, проездом. В том числе и великие. В первую очередь, безусловно, Сергей Есенин. Документальных свидетельств того, что Есенин здесь бывал, нет, но после знаменитой своей поездки летом 1917 года на Русский Север (вместе с Алексеем Ганиным и будущей женой Зинаидой Райх) обмолвился как-то в неоконченном стихотворении «Райское селение»: «Беломорский берег крут. Где ты, где ты Кандалакша?..»

Писали многие и Александр Жаров, и Александр Коваленков. Даже в «Калевале» она упоминается, причем в очень интересном контексте: в одной из рун говорится, что девушки карельского Беломорья мечтают выйти замуж за парней из Кандалакши статных и красивых. В общем, ряд весьма и весьма представительный, достойный от Элиаса Лёнрота до Олега Митяева (помните, это у него «Большой, лохматый пес в промозглой Кандалакше…»). Замечательно написал о городе питерец Александр Гитович поэт, известный переводчик с китайского и корейского. Его стихотворение так и называется «Кандалакша». Не могу не процитировать эти емкие, наполненные зримыми, интересными деталями и исполненные искренней любви к предмету разговора строки:

Ну что ж, попробуй.

Вдруг все будет так же:

Немного хлеба,

водка,

соль,

табак.

Опять пройдешь

по нижней Кандалакше.

Опять перевезет тебя рыбак.

И там, где ты

забыл дороги к дому,

Где в белом блеске

движется волна,

Сожмется сердце:

столь не поземному

Чиста она,

светла

и холодна…

Любопытно, что буквально накануне поездки в Кандалакшу читал книгу «Окрестность» Дмитрия Голубкова изумительного, влюбленного в Север русского поэта, ныне, по сути дела, прочно забытого. И там встретил упоминание этого города в стихотворении о биостанции МГУ. Зяблов тут же взял на заметку и пояснил:

--- Речь о Беломорской биостанции МГУ, это в Пояконде…

По-разному складываются судьбы поэтов. Ярослав Родионов автор утесовской «Песенки извозчика» в Кандалакше не бывал. Он погиб здесь в 43м, на железнодорожной станции, под фашистскими бомбами… Вот ведь какая история: возвращался в Полярный, на фронт, но до передовой не доехал.

Одна из задач, традиционная для любого музея, сохранение памяти об ушедших: людях, что жили в Кандалакше, создавали этот город и литературу, его дух. Чрезвычайно важное дело. Очень легко мы забываем, так уж устроены. Легко, если не напоминать. И тут, если журналист, краевед, почетный гражданин города Ефим Федотович Разин для здешних жителей, да и для всех северян, фигура безусловная, незыблемая, то, скажем, его соавтора по первой книге, посвященной истории города, увидевшей свет в 1968 году, Георгия Кузьмина помнят немногие. А в музее о нем подробная информация, дочь передала целую коробку документов.

Отдельная история Виктор Бороздин. Автор многих книг, он был автором, «родителем» знаменитого Умки. Помните, «Умка полярный медведь»? Сейчас­то так стало принято называть белых медвежат, а придумал этого персонажа Бороздин. Надо сказать, уникальная ему выпала судьба. Артист балета, танцовщик. Всю жизнь, с детства донимало его плохое зрение, а к середине жизни наступила полная слепота. Однако писательство, книги о Севере. Причем основанные не только на чужих рассказах, но на собственном опыте. Слепой полярник! Скажете, не бывает?! Бывает!

В Кандалакшу москвича Бороздина привела книга о дирижаблистах. Неподалеку от города на горе Небло в 1938м разбился дирижабль «СССР В6», экипаж которого спешил на помощь папанинцам на дрейфующую станцию «Северный полюс». Тринадцать человек вместе с командиром Николаем Гудованцевым погибли. В память об этой трагедии в Кандалакше появилась улица Аэронавтов, а Бороздин написал документальную книгу «И опять мы в небе».

Родственники ушедших едва ли не главные сегодня помощники музея в деле пополнения фондов. С автором Умки, как и в случае с Георгием Кузьминым, Кандалакше помогла дочь прозаика Марина Шумская. Так здесь оказалась неоконченная автобиографическая повесть Виктора Петровича «Белый свет» и другие редкие документы. А вот в отношении поэта и хирурга из Ленинграда Андрея Шабунина, несколько лет проработавшего в кандалакшском военном госпитале, постоянную связь с музеем поддерживает вдова писателя Истра Васильевна. Она передала в музей фото и стихи мужа. Шабунинский раздел удалось пополнить еще и с помощью знаменитого орнитолога, доктора наук, сотрудника Кандалакшского заповедника Виталия Витальевича Бианки, с женой которого, Аллой Владимировной, сотрудницей все того же госпиталя, Шабунин был в хороших, дружеских отношениях.

Отдельный стенд посвящен истории кандалакшской журналистики. Среди экспонатов первый номер здешней газеты «Коммунист» (на снимке Владимир Зяблов с его ксерокопией).

Но в центре внимания, понятное дело, писатели и литературная жизнь Беломорья. Особенно подробно, естественно, о своих, о кандалакшанах. Литературный клуб «Феникс» местное лито, его руководитель Татьяна Фабрициева, прекрасный дет­ский поэт Семен Бундур, сегодняшний москвич, секретарь Союза писателей России Геннадий Иванов. Отдельный уютный уголок достался Николаю Колычеву пожалуй, самому известному современному поэту Кольского Севера. Николай здесь, в Беломорье, свой как-никак вырос он в Кандалакше, сложился как человек и поэт, тут и по сию пору живет его мама.

Да, музей (или его прообраз) получился небольшой, но по-домашнему уютный, интересный и, как вы смогли убедиться, не без изюминки...

Фото: Коржов Дмитрий
Фото: Коржов Дмитрий
Колычевский уголок музея.
Фото: Коржов Дмитрий
Николай Рубцов и кантеле.
Дмитрий КОРЖОВ