«В январе, когда ледокол береговой охраны США сопровождал российский танкер, перевозивший необходимое топливо в Ном, штат Аляска, это послужило напоминанием того, что США и Россия обладают массой причин для развития теплых отношений. К сожалению, помимо договора СНВ-3 и некоторого числа других соглашений российско-американская «перезагрузка», которая с помпой была объявлена в 2009 году, кажется, превратилась в некий тип бюрократического непонимания.

Особенно проницательны две экспертные оценки ограничений политики «перезагрузки». В декабре 2010 года Диана Арсенян и Андрей Кортунов отметили в World Politics Review, что, несмотря на то, что договор СНВ-3 является большим достижением, «перезагрузка» до настоящего момента не смогла стать основой для длительных отношений, которые бы глубоко переплели общества обеих стран. Спустя год бывший министр иностранных дел Игорь Иванов винит устоявшийся геополитический менталитет политической интеллигенции в обеих странах в защите статус-кво взглядов, которые сохранились с холодной войны, создавая барьеры для большего внедрения «перезагрузки».

Строить более эффективные связи с Россией слишком важно, нельзя позволить ухудшения отношений в свете смены руководства обеих стран. К сожалению, новый подход на высшем уровне правительств, возможно, не будет принят в связи с тем, что этот год является годом выборов в Вашингтоне и Москве, и совершенно точно не тогда, когда «перезагрузка» сфокусирована на президентах, премьер-министрах и кабинетах министров. Вместо этого российско-американские отношения могут быть укреплены открытием нового фронта, который бы охватывал правительства, предприятия и гражданское общество на региональном и местном уровнях, с тем чтобы уделять внимание качеству жизни. Подобная возможность существует в Арктике, где страны граничат, где есть трудности по сохранению окружающей среды Арктики, по мере того как меняющийся климат делает регион более доступным.

Сотрудничество уже происходит в Арктике, особенно в зоне между Северным полюсом и Беринговым проливом вдоль противоположного меридиана и берегов российского Дальнего Востока, Аляски и Канады. Помимо Арктического совета, где представлены правительства и коренные народы, существует история двадцатилетнего взаимодействия на уровне государства и местном, инициированном губернаторами из России и Аляски. Вопросы рыболовства, судоходства в Беринговом проливе, регионального развития и защиты окружающей среды привели к растущему региональному сотрудничеству.

Но различия языков и культуры, методов ведения бизнеса и в области права, а главное, наследие почти века недоверия привели к тому, что местные отношения испытывают крайнюю необходимость в «перезагрузке». Учитывая отдаленность региона от столиц обеих стран, подобная инициатива должна разрабатываться для государства и лидеров провинций, коренного населения, гражданских организаций и предприятий с поддержкой и ободрением со стороны национальных правительств и межгосударственных организаций.

Страны противоположного меридиана Арктики, которые отделены от более экономически развитых регионов в Баренцевом и Карском море, твердо придерживаются принципа регионального партнерства, которое отвечает их общим интересам и беспокойствам.

Россия видит возможность разработки огромного водораздела Арктики, к которому начинает появляться доступ в свете восстановления Северного морского пути через арктическое побережье. Аляска хочет получать прибыль от энергетического развития и трансарктической торговли. Канадские территории хотят получать доход от увеличивающейся добычи минералов. Все три страны обладают общими интересами в рыболовстве, чистоте окружающей среды и защите культуры коренного населения.

Данные интересы открывают возможности для регионального сотрудничества в сторону нового и продуктивного будущего для людей востока России и Северной Америки. Но сотрудничество без выстроенной структуры рискует быть ситуативным и неэффективным. Именно поэтому подобная инициатива должна принимать форму регионального совета, в котором будут представлены страны, территории и народы противоположного меридиана Арктики, для того чтобы идентифицировать проблемы и разрабатывать решения, которые пойдут на пользу населению региона и самим государствам. Помимо развития долгосрочного партнерства между Россией, Аляской и северной Канадой региональный совет должен быть партнером Арктического совета, предоставляя совету уникальную информацию о местности и советы, а также помощь в осуществлении своих рекомендаций способом, который лучше всего подходит для решения местных и региональных проблем.

Арктика противоположного меридиана предоставляет многообещающий новый фронт, при помощи которого можно оживить российско-американскую «перезагрузку». Вдалеке от центров национальной политики и управления местные органы самоуправления и население могут предоставить более стабильное и последовательное лидерство. Вопросы экономического развития и защиты окружающей среды могут послужить совместной целью, контрастируя с конкурирующими аспектами национальной безопасности и политики великих держав. Участие северных территорий Канады может нивелировать неизбежный перенос российско-американской политики в развитие регионального партнерства данного региона Арктики. Потому неизвестно, смогут ли всеобъемлющие интересы Арктического совета и других международных организаций, а также транснациональных компаний, организаций по защите окружающей среды и организаций коренных народов, которые переходят национальные границы, помочь создать новое партнерство в Арктике.

Для сохранения Арктики, а также отношений Запада и Востока три федеральных правительства должны одобрять и поддерживать создание подобного совета, а также признать, что региональное лидерство является ключом к успеху.

«World Politics Review», США