Нас было четверо - представителей Мурманской области. Я от главной областной газеты, коллеги из телекомпании «Арктик ТВ» Денис Прокопенко и Максим Петровичев, главный редактор информационного агентства «Северпост» Игорь Питиримов. В Москву прилетели вечером накануне, поселились в отеле в Китай-городе и рано утром отправились на пресс-конференцию. Было морозно - минус 21, на Ильинке постояли в очереди за аккредитационными удостоверениями, получили их и отправились к Манежу, где должна состояться большая пресс-конференция президента.

Путь лежал через украшенную к Новому году Красную площадь. На Манежной нас встретили коллеги с Первого канала, попросили дать небольшое интервью.

А на входе в Манеж была строгая проверка - сотрудники Роспотребнадзора смотрели температуру, а также результаты ПЦР-тестов. Их, кстати, чтобы попасть на пресс-конференцию, необходимо было сдать три раза.

Но вот все проверки завершены, и мы внутри. В зал долгое время не пускали, и потянулись долгие часы томительного ожидания. В буфете журналистов кормили пирожками, наливали кофе и чай, но почти все сразу приступили к работе: писали стендапы, пересылали свежие фото из кулуаров. Кто-то уже занял очередь у входа в зал. Всем не терпелось проникнуть туда пораньше и занять место в первых рядах. Каких-то билетов с местами не было - каждый выбирал себе место сам. Кроме первых трех рядов, предназначавшихся для представителей федеральных каналов.

Когда до начала пресс-конференции оставался час, строгие охранники стали пропускать телеоператоров и фотографов. Пишущей братии предлагалось еще немного подождать. Но мне удалось затесаться в ряды снимающих - и вот я в огромном зале Манежа. Бегом в первые ряды, пока они еще не заняты. В шестом было два свободных, на одно кресло сел сам, второе занял для коллеги Дениса Прокопенко.

Рядом уже сидела в ярко-красном костюме Ксения Собчак. У нее бесконечно брали интервью, она давала их неохотно, предварительно спрашивая, чего от нее хотят. Рядом о чем-то эмоционально дискутировала звезда НТВ Ирада Зейналова. Толпа журналистов из разных регионов собралась вокруг высоченного и басовитого Дмитрия Губерниева. Я, кстати, успел спросить его о развитии в Мурманске хоккея с мячом, о чем еще обязательно напишу.

Но вот стрелки часов приближаются к полудню. За пять минут всех присутствующих просят рассесться по своим местам, выключить телефоны. В 12 наступает гробовая тишина, все ждут появления президента. Свое место за трибуной уже занял его пресс-секретарь Дмитрий Песков. От него будет зависеть, кому дать возможность задать вопрос.

Журналисты достают из сумок, чемоданчиков, карманов заготовленные таблички. Кто-то написал их заранее, как мы, кто-то рисовал на листе бумаги тут же. Использовать транспаранты больших размеров, как водилось раньше, было нельзя. У меня в руках была табличка с надписью «Мурманская область. Жилье для Арктики». Я планировал задать Путину вопрос о проблемах со строительством многоквартирных домов в нашей области. Да, большие стройки на Кольском полуострове ведутся: на западной стороне залива возводятся гигантский завод заводов, новый угольный терминал, крупные производства развиваются, экономика на подъеме. Впервые за тридцать лет построена школа, сдаются новые детские сады. А вот с жилищным строительством проблема. В советские годы микрорайонами возводили, а сейчас в год сдают два-три дома. Да, это понятно, стройка на Севере - дело дорогое. Если, к примеру, в Подмосковье нужно потратить рубль, у нас все три. Очевидно, что нужна государственная поддержка. Может быть, стоит задуматься о федеральной программе поддержки жилищного строительства или субсидировании строительных организаций для привлечения их на Север?

Денис Прокопенко планировал поднять не менее важную тему - газификации Мурманской области. Сегодня регион отапливается с помощью мазута или угля. А это и дорого, и не экологично. Пора, что называется, слезть с мазутной иглы - об этом говорится уже много лет, но никак не слезается. Газ существенно облегчил бы проблему, и не надо было бы возить мазут цистернами по железной дороге, да и на тарифах на коммунальные услуги это бы сказалось - они явно стали бы меньше.

Забегая вперед, скажу: как мы ни старались привлечь внимание Дмитрия Пескова и самого президента, как ни махали табличками, даже по примеру коллег время от времени выкрикивая: «Мурманск!», сделать это нам не удалось. Увы. Но мы были не одни такие: все стремились пообщаться с президентом, рассказать ему о своих проблемах или похвалиться успехами. Много вопросов было по международной повестке: про Украину, продвижение НАТО на восток и так далее. Их задавали коллеги из зарубежных информагентств и с федеральных каналов. Путин был эмоционален и убедителен.

Свою позицию по поводу острых международных проблем он излагал уже не раз. Однако некоторые вопросы региональных журналистов обращали его внимание на темы местные, сугубо житейские, но весьма волнующие людей. Так, представитель Дагестана пожаловался на проблемы с водой и электричеством в его республике. Девушка с Алтая рассказала, что местные жители не могут купить уголь на зиму - слишком он дорог. А жительница Владивостока сообщила, что там однокомнатная квартира уже стоит восемь миллионов рублей, и из-за невозможности купить жилье народ покидает Дальний Восток.

Отдельный блок вопросов был посвящен поддержке семей с детьми. Эмоционально президент ответил на вопрос корреспондента телеканала RT, который спросил о новых европейских семейных ценностях.

- Если кто-то считает, что женщина и мужчина - это одно и то же, то ради бога! Но существует же какой-то здравый смысл! - сказал Путин, добавив, что «мама - это мама, отец - это отец».

Улыбку вызвал вопрос журналиста из Вологды: как президент относится к Деду Морозу? Оказалось, некий юрист из Петербурга подал на новогоднего волшебника в суд за то, что тот уже двадцать лет не исполняет его желания. Путин заметил, что сам является юристом и предложил выступить в этом деле адвокатом обвиняемого. Истцу же напомнил, что Дед Мороз исполняет желания только хороших девочек и мальчиков, и тому, видимо, стоит подумать над своим поведением...

Всего на пресс-конференцию было аккредитовано 507 журналистов, в том числе зарубежных. Общение с прессой заняло 4 часа 8 минут. Президент ответил на 55 вопросов.

Жаль, конечно, что не услышал наши. Но мы старались как могли.

Теперь придется целый год вести себя хорошо. И тогда в будущем декабре, может быть, повезет.