Случилось невероятное! На старости лет она влюбилась. И в кого? В собаку! Вроде и свой пудель есть - 17 лет как вместе. И дворовых Жучек да Шариков всегда подкармливает, одинаково симпатизируя всем меньшим братьям. Этот же однажды появившийся в их дворе лопоухий щенок приглянулся ей сразу. Только не сразу Анна Петровна поняла, что эта забавная мохнатая морда займет так много места в ее жизни.

Бывает ведь так: сердце уже любит, а разум еще не подозревает об этом, но волей-неволей участвует в изобретении все новых и новых поводов для встречи с объектом сердечной привязанности. А тут и поводов не надо было выискивать. Кузя, так она стала называть приглянувшегося пса, всегда терпеливо ждал ее у подъезда, радостно бросался навстречу, благодарно брал из рук косточку или другое собачье лакомство. Жил Кузя тут же во дворе, подкармливали его и другие жильцы. Но Анне Петровне казалось, что именно к ней Кузя привязался больше всех: и радостнее бросается навстречу, и косточку берет с большей благодарностью, и сидит вечерами, когда она возвращается с работы, именно у ее подъезда.

Но однажды Кузя пропал. День его нет, два... Вот тут-то и спохватилась, тут и заныло сердце. Все соседние дворы обошла, все помойки облазила, звала Кузю, зазывала, да только все бесполезно. Нет собаки.

А причина Кузиного исчезновения - тут же рядом хвостом виляла. Просто пришел во двор другой пес, более сильный, более агрессивный, он Кузю с насиженного места и вытеснил. И Черномору (такую кличку получил новичок) стали перепадать косточки от Анны Петровны. Но впервые почувствовала она неприязнь к собаке. Еще бы, это из-за него потеряла она своего любимца. А, может, не потеряла, может, еще вернется, придет, когда... во дворе не станет Черномора.

И Анна Петровна стала вынашивать планы, как освободиться от Кузиного притеснителя. Освободиться - значит, устроить Черномора на более хорошее место. Только так могла "расправиться" с обидчиком эта добрая женщина. В популярной городской газете появилось объявление: "Отдам хорошего сторожевого пса в добрые руки". Эффект был неожиданный. Звонили со всей области, многим, оказывается, требовался хороший сторожевой пес. Наконец за Черномором явилась одна пара, муж и жена приехали на автомобиле. "Ну, показывайте своего сторожевика", - весело сказали они, выбираясь из "Вольво". Не моргнув глазом Анна Петровна вывела к ним отловленного накануне и слегка причесанного, но все равно грозного и косматого забияку Черномора. "Ну и ну!" - хором сказали супруги, потом посмотрели друг на друга и рассмеялись. Собаку, однако, взяли. Видно, все же непородистый Черномор им понравился.

Все вышло так, как задумала Анна Петровна. Едва увезли Черномора, объявился Кузя, отощавший, слегка одичавший, первое время даже от своей благодетельницы шарахался. Однако Анна Петровна уже твердо решила, что Кузя - ее судьба и что больше никогда с ним не расстанется. Кузю она "усыновила", взяла в дом. А на других уличных собак, которым не переставала носить косточки, посматривала теперь с энтузиазмом. Пример Черномора вдохновлял ее. И по вечерам строчила она в газету объявления: "Отдам в добрые руки хорошего защитника... ласковую, веселую... умного, преданного...". Звонков, правда, ей поступает почему-то не так много, как в случае с Черномором. Но Анна Петровна надеется, что когда-нибудь разберут всех. Ведь на самом деле добрых сердец среди нас очень много.

Галина ДВОРЕЦКАЯ