Мура жила чувствами. Плохо относилась к запретам, на окружающих смотрела свысока. Конечно, этой лежебоке не надо заботиться о хлебе насущном, ведь миска с «Вискасом» наполнялась по первому, ну, в крайнем случае, по второму требованию. Она знала, что домашние относятся к ней с нежностью, даже сообщают о самочувствии любимицы по телефону в Санкт-Петербург.

…Мурка появилась у нас несколько лет назад, на Пасху. Дети подбросили маленького котенка под дверь, позвонили и убежали. На коврике сидело крошечное рыже-каштановое чудушко с ярко-зелеными глазами. Смотрело на меня снизу вверх, а потом встало и вошло в квартиру. У нас уже жила кошка Муха, так что приручать еще одного усатого постояльца в планы не входило. Однако эта кроха была такой беззащитной, что, переглянувшись, мы поняли - наша. Это сердечко в меховой шубке, перешагнувшее порог дома в светлое Христово Воскресение, домочадцы восприняли как знамение. В Петербурге, вдали от семьи, уже год, как грыз гранит университетской науки сын, брат и внук.

Короче, появилась еще дополнительная миска для корма, а мы стали на одну четвероногую богаче. Барышни наши были простого «дворянского» происхождения, игривые и невредные. Старшая уже заглядывалась на котов из окна. Пришла и для Муры первая весна, поманила любовь. Чего греха таить, случались побеги на пару-тройку дней-ночей, благо жили мы тогда на экзотической городской окраине, где вдоволь заросших травой скверов, помоек, ну и, конечно, бравых усатых котов. А деревянные чердаки маленьких двухэтажных домов! Эти кошачьи вертепы! Словом, остаться в девках не было никаких шансов.

В итоге время от времени мы становились еще зажиточнее. Хотя и ворчали для порядка, дескать, нет сил смотреть на такое безобразие из двух кошек и трех-четырех их потомков, однако любили и баловали хвостатых-полосатых. А сколь уморительно было смотреть, как мамки под конвоем вели прозревших малышей к миске и к горшку! Учили этих увальней, сами же серьезные-пресерьезные! Потом наступала пора расставаться с котятами - их разбирали добрые люди, а мы чуть не плакали, отдавая Филю, Пипиту, Барсика, Петьку…

Затем переехали в другую квартиру, кошки с нами. Дети-студенты, всякий раз позвонив из Питера, спрашивали о любимицах. И вот не стало Мухи. Мура долго ходила чернее тучи, скучала по старшей сестричке. Пребывающая по кошачьим меркам в деликатном возрасте, выглядела молодо и оставалась кокеткой. «Дух бродяжий» хотя и реже, но волновал нашу красотку: тогда она в порыве чувств совершала побег. До дверей в подъезде. Словно капризничая перед хозяевами: вот возьму и уйду от вас, станете тогда плакать! В общем, вила веревки. Я, конечно, догоняла беглянку, чуть журила и в качестве отступного угощала чем-нибудь вкусненьким.

Но однажды… Старенькая бабушка оставалась дома с няней, так что догонять дурочку, возомнившую из себя Кармен, оказалось некому. Почти два месяца о Муре не было ни слуху ни духу. Я искала ее по дворам, спрашивала у всех окрестных котов (немного понимаю по-кошачьи), истратила на взятки килограмм сыра и «Кити-Кета». Все безрезультатно.

Сердясь, чтобы заглушить боль и жалость, говорила друзьям: так ей и надо, сама виновата, любовь, видите ли, на старости лет подавай. Сколько кошек, да что там - людей, не променяют сытую спокойную жизнь на призрачное счастье, которым называют эту самую любовь.

Вот и Новый год скоро. За завтраком бабуля сказала грустно-грустно: «Кошка сегодня снилась». Чтобы прекратить сентиментальности, я отрезала: нет уже, наверное, нашей блудяги. С другой стороны, недаром говорят «живуча, как кошка». Торопясь по делам, выскочила из подъезда, и словно какая-то сила повернула мою голову направо: там из мисочки кушала наша радость Мура! Тощая, словно былинка, грязная, пахнущая, как бомж, и тихая-тихая. «Вот кормлю с неделю, раньше не видела ее», - сказала добрая женщина, которая всегда заботится о бродячих собаках и кошках.

Я подхватила горе-беглянку на руки и отнесла домой. Бабушка плакала от счастья. Вечером мы «чистили перышки». Была беспощадная баня, профилактическое лечение и - необыкновенно легкое сердце. А ведь я просила Деда Мороза именно об этом подарке!

Татьяна ПОПОВИЧ, Оленегорск.